Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Боевые потери невоенного времени


В среднем на Северном Кавказе ежедневно гибнет от одного до двух человек.

В среднем на Северном Кавказе ежедневно гибнет от одного до двух человек.

10 июня главком внутренних войск МВД генерал армии Николай Рогожкин рассказал о потерях его ведомства на Северном Кавказе за период выполнения служебно-боевых задач: 2984 убитых и 9 тысяч раненых.

Эти цифры прозвучали впервые, и касаются они первой и второй чеченских войн. По словам Рогожкина, для мирного времени это очень серьезные цифры. Большинство специалистов задается вопросом: почему представитель военного командования решил обнародовать масштаб потерь именно сейчас? Военный эксперт по Северному Кавказу Алексей Ващенко не знает ответа на этот вопрос, но говорит, что если названная главкомом цифра верна, то можно предположить, что война на Северном Кавказе вполне сопоставима с войной в Афганистане:

– Внутренние войска ежедневно теряют примерно одного-двух человек убитыми или ранеными. Надо отметить, что это потери только внутренних войск, но потери несет и армия, и ФСБ, и МВД, и погранслужба – то есть практически все вооруженные силы. Таким образом, по этим цифрам мы уже примерно сравнялись с потерями афганской войны. На Северном Кавказе последние лет двадцать идет самая настоящая война, и конца-края ей нет. Спасти ситуацию не может ни назначение Хлопонина, ни задержание Магаса. Странно другое – почему наша общественность не требовала публиковать эти цифры раньше? Во многих странах, в том числе в Российской империи, был принят порядок: публиковать в газетах фамилии и имена убитых.

Глава международного комитета по проблемам Северного Кавказа Руслан Кутаев говорит, что возглавляемая им организация не вела своих подсчетов потерь российских войск, однако он заметил, что, как правило, официальные цифры занижаются. Впрочем, по мнению Кутаева, на проблему гибели военных на Северном Кавказе нужно смотреть шире:

– На самом деле, если даже речь идет о тысяче человек – это огромнейшая цифра, потому что это люди, представляющие государство, и их убивают некие силы, которые не согласны с порядком, установленным властью в регионе Северный Кавказ. И это страшно, потому что силы, противостоящие официальной власти Российской Федерации, не уменьшаются, вопреки тому, что заявляли в разное время разные люди, а, наоборот, увеличивается.

Накануне выступления Николая Рогожкина с Северного Кавказа пришли сообщения о задержании спецназом ФСБ лидера боевиков Али Тазиева по кличке Магас. Особо отмечалось, что Тазиева задержали без единого выстрела. По мнению обозревателя Радио Свобода Вадима Дубнова, в Ингушетии, где собственно и проходило задержание Магаса, это не восприняли как сенсацию:

– Довольно много странностей – непонятно, где и как его задержали и чем вообще в последнее время занимался Магас, реально ли он руководил какими-то акциями ингушского подполья? Никто этого не знает, с его именем террористическую активность в последнее время особо и не связывали, поэтому для ингушей это отнюдь не стало сенсацией.

За последние годы это один из редких случаев, когда известный лидер подполья на Северном Кавказе не убит, а взят живым. Впрочем, по мнению Руслана Кутаева, не следует к этому относиться, как к бесспорной удаче спецслужб:

– Я думаю, это пропагандистская акция. Хочу напомнить, что в 2000 году, когда Путин только вступил в должность президента, схожий сюжет оказался "домашней заготовкой": Радуева держали месяц, два или пять, а потом откуда-то вытащили. Я думаю, и сейчас, в свете того что ситуация в стране складывается не лучшим образом (я имею в виду и общеполитическую, и экономическую ситуацию), это также некая показательная акция. Вряд ли завтра мы снова увидим попытки брать кого-либо живьем. Людей и дальше будут уничтожать, причем в подавляющем большинстве случаев – безвинных. Если же говорить конкретно о Магасе, я думаю, что он достаточно серьезно стоял на принципах крайней радикальной исламской идеологии, и это было очень важным для спецслужб – взять его живым. Я думаю, нас ждет сериал, на протяжении которого его будут допрашивать, судить и прочее, и этим будут кормить российскую общественность.

Вадим Дубнов считает, что задержание Тезиева вызывает много совершенно справедливых вопросов к спецслужбам России:

– Слишком много было претензий к тому, что ни одного боевика живым не взяли. Я думаю, что это некий ответ критикам этого рода. Но остается очень много вопросов: непонятно, где и когда была проведена эта операция, где и как взяли Магаса и, самое главное, чем Магас в последнее время занимался.

По мнению Алексея Ващенко, задержание Магаса вряд ли изменит ситуацию на Северном Кавказе:

– Вспомните: погиб Хаттаб, погиб Басаев, что-то изменилось после этого? Ничего подобного. Ситуация только обострилась. Там гибли и более знаковые фигуры. Проблема заключается в том, что у нас нет никаких подходов к решению проблем на Северном Кавказе. По той информации, которой я располагаю, в отместку за захват Магаса подполье планирует нанести ответный удар.

Обнародованные главкомом внутренних войск МВД цифры потерь и задержание Магаса – события заметные, но не знаковые, считают эксперты. По их мнению, настоящей сенсацией ни то, ни другое считать нельзя.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG