Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
"Знаете, что такое ФМС? – Фсе Мигранты Скаты".

Вот такое определение услышал мой старинный друг, который тоже устал от безысходности на родине и решил устроить свою жизнь в России. Как только он переступил порог местной Федеральной Миграционной Службы, его "порадовали" такой вот "шуткой".

За что? Почему Россия открывает свои границы для иностранной рабочей силы, но потом всячески унижает ее? Почему в любом споре с представителем власти виноваты мы, приехавшие? Почему мы становимся объектом постоянного вымогательства? Почему… почему…

Я хочу высказаться. Наберитесь терпения. Кратко высказаться не получится. Но тема стоит того.

Так уж получилось, что независимые страны Средней Азии не смогли дать достойную жизнь своим народам и миллионы мужчин и женщин потекли оттуда в поисках своего Эльдорадо к соседям, в Россию и Казахстан. Востребованность в дешевой рабочей силе в этих странах помогла многим продлить свое существование в этом мире, хоть как-то содержать свои семьи. Из миллионов малая доля тех, кто смог подняться по социальной и карьерной лестнице. Но все равно все приезжие испытывают прессинг со стороны местных властей.

Для меня Россия – это додзю, то есть "место познания знаний". Вот и сейчас я стараюсь понять логику российских миграционных властей в отношении трудовой миграции.

На первый взгляд, все делается грамотно и строго в рамках закона. Каждый приезжий становится на миграционный учет, проходит обязательную медицинскую комиссию и получает разрешение на труд. При этом он оплачивает все процедуры. Деньги для приезжего безработного немалые, но мы идем на эти траты, так как надеемся на скорую работу, которая все компенсирует. Мы наивны. И за свою наивность мы платим постоянно.

Очень интересно наблюдать за поведением милиции на вокзалах в момент прибытия поездов в Москву. Поезд еще не остановился, но наряд милиции устремляется к тому прицепному вагону, в котором приезжают будущие гастарбайтеры. Начинается проверка документов, вещей. Вроде по закону. Но почему именно этот вагон? Неужели в других вагонах нет тех, кого можно было бы проверить? Или все россияне - законопослушные граждане? А может, дело в том, что россиянин на милицейский беспредел ответит адекватно, а гастер промолчит. Заплатит, чтобы отпустили, и промолчит.

После пересечения границы мигрант должен в трехдневный срок встать на миграционный учет по месту пребывания. Попробуйте сделать это, и вы поймете, как это сложно. Отделы УФМС, ведающие постановкой на учет, работают три-четыре неполных дня в неделю с 9.00 до 12.00. Очередь, толкотня, приезжий еще толком не освоился в новой стране, не знает новых правил и по инерции следует своим, отчего попадает в конфликтные ситуации с гражданами России. И здесь он в первый раз слышит слово "понаехали". Инспектора не торопятся оформлять регистрацию, очередь движется медленно, конечно же, некоторые не успевают в срок зарегистрироваться. Итог – административный штраф. Не меньше двух тысяч рублей в первый раз. Хотя закон и разрешает уведомлять о приезжих через почту и присутствие самого приезжего при регистрации не обязательно, инспектора ФМС об этом молчат. Еще мало кто из приезжих знает, что жить надо там, где зарегистрировался, иначе штраф. Второй и уже окончательный. Регистрация второго административного нарушения - повод выдворять за пределы России и лишать права посещения на пять лет. Этого мигрант, ясно, не хочет, и старается договориться или выполняет все пожелания инспектора.

Приезжего могут выставить и гораздо раньше. В России нормально общаться на "ты". Так сразу обращаются к любому из нас. Но попробуй мигрант ответить тем же юному инспектору ФМС или секретарю медицинской комиссии, вмиг получит отказной лист и поедет домой с новым пониманием справедливости.

Медицинская комиссия доконает кого угодно. Личных претензий к врачам поликлиник нет. Работают корректно и быстро. Было лишь смешно наблюдать, как они старались выговорить имена приезжих. Джунадиулла Турдимахтумкулов, например. В поликлиниках все платно. Но осмотр поверхностный, проверяют только на СПИД, венерические болезни и туберкулез. В последнем случае флюорографию вы будете проходить столько раз, сколько скажет врач (а не столько, сколько положено, причем каждый врач знает, что частое облучение опасно для здоровья, но это его не волнует). Потому что это стоит денег, а ваш законный отказ ежемесячно облучаться может снизить пополнение местного бюджета, а кто же это допустит. Врача за экономический саботаж привлекут к ответственности. Когда человек получает прививки, редко его предупреждают о повторе процедуры через несколько дней. И при повторном прохождении медкомиссии отсутствие записи о второй прививке - основание все начать сначала. И никого не волнует, как это скажется на вашем здоровье.

На вопросы, употребляете ли наркотики и состоите ли на учете в психоневрологическом и наркологическом диспансере, смело отвечаете "нет" и получаете нужный штампик в обходном медицинском листке. Вас честно спрашивают, вы честно отвечаете, и врачи верят. Вот такое вот доверие. Платное, правда. Моральных унижений нет. И на том спасибо.

Но ФМС практически никому из новых рабочих без унижений пройти не удавалось. Лицензию на труд, например, можно получить на год, но выдают ее на три месяца. Это чтобы в бюджет не снижались поступления. Слова они цедят еле-еле и так тихо, что надо напрягаться, чтобы услышать их. Или наоборот, разговаривают на повышенных тонах. Не разъясняют полностью обязанности. Ведь потом можно оштрафовать и вновь пополнить бюджет. Города или личный, неважно. Возможно, оба. Важные сотрудники вбивают анкетные данные в базу данных теми датами, которые известны лишь им. Вроде мелочь, но когда наступает время перерегистрации, это играет свою негативную роль. По дате базы данных не вовремя сдал документы – штраф. По той же базе опоздал с уведомлением – штраф. Просрочил лицензию – штраф. Хотя у мигранта все сложено верно. Но он все равно виноват, потому что ФМС виноватым не может быть априори.

Можно всего этого избежать, но надо много платить и вновь пополнять бюджет. Теперь уже другой. Встав на учет, трудовой мигрант идет на работу и относительно свободно живет. Месяца три. Максимум до конца года, но это редко. Потому что наступает пора перерегистрации всех документов, которые он имеет на руках. Например, в феврале дают разрешение до первых чисел января следующего года. В декабре работяга приносит заявление о продлении, но ему говорят, что сейчас ничего неизвестно насчет квот, приходи, мол, в январе. Но в начале января – новогодние каникулы, каждый трезвый и особенно пьяный человек это знает. Работяга приходит после праздников, а его огорашивают: просрочки нет, только разрыв в датах и надо получать новую лицензию. И, естественно, еще раз все это мероприятие оплачивать. Виноваты опять мигранты.

Этот путь проходят мигранты в небольшом провинциальном городке. В крупных городах проблемы, унижения, платежи и крушения надежд увеличиваются в разы.

Миграционные законы составлены грамотно, претензий нет. Но при этом созданы условия, чтобы мигрант становился всегда виноватой стороной. И наступает момент, когда он устает от всего этого законного прессинга, за который надо платить всем: зарплатой, достоинством, здоровьем, временем. И ему становится жалко заработанных денег, униженного достоинства и рабочего времени для беготни по инстанциям. И поэтому он уходит от ответственности, покупая липовые регистрационные бумаги. Где? Да хотя бы на Казанском вокзале в Москве. Войти с главного входа и повернуть налево, в зал ожидания. Там, в конце зала, шустрые узбеки предлагают "бумагу". И регистрация, и лицензия на труд, и медкнижки. Всё предлагают. Прямо на полу проштампуют и заполнят любой бланк. Только заплати. И клиентов на их услуги немало. А милиции рядом нет. Я попытался записать этот организованный процесс на камеру своего мобильника, но кроме потасовки ничего не получилось. Потом долго и нудно доказывал в опорном пункте милиции, что не верблюд. В первый раз удалось. Второго раза не будет, пообещали "коммерсанты" мне тогда.

В России в отношении мигрантов много странного. Чиновники высказывают различный подход к приезжим работникам. Один говорит, надо сокращать квоты, так как бедные москвичи стали уже голодать от невозможности найти работу. Другой рассказывает о регионах страны, нуждающихся в рабочей силе, и показывает на карте белые пятна. Третий рассуждает о росте преступлений, связанных с иностранцами, а его оппоненты заявляют, что мы самые мирные из всех сословий. Кому верить, на что опираться при выборе решения, непонятно.

Я же думаю, что только большие деньги, которые мы приносим в экономику страны и личный бюджет контролеров, являются реальностью. Все остальные аргументы - пыль. Порассуждайте вместе со мной. Если мигранты не нужны, то стоит ли вообще открывать ворота перед ними? Если в год рост преступности на многие тысячи, в основном, из-за нас, а задерживают и сажают за этот же период несколько десятков (честно, больше не слышал), то куда смотрит милиция? Чем она тогда занимается? Если мы сотнями тысяч незаконно оседаем и растворяемся в городах, то где же мы живем? В каких закоулках нас невозможно найти, когда одна только внешность выдает в нас иностранцев и любая бдительная старушка может позвонить по родному 02 и все про нас рассказать?

В чем секрет вот такой политики, проявит любопытство кто-то. В том, что состояние такой миграции выгодно для экономики страны и чиновников. Рабочий мигрант стоит гораздо дешевле и создает прибавочный продукт за копейки. Еще постоянные сборы и платежи по любому поводу, штрафы за любые проступки - это значимая доходная часть бюджета. По оценкам, на трудовой миграции зарабатывается легально 30 миллиардов рублей. Но это еще и дополнительный доход чиновнику. В России идет повсеместная борьба против коррупции. В результате ставки за услуги повышаются.

Только огромные деньги, которые крутятся вокруг трудовой миграции, являются причиной того, что ее принимают, терпят, дают работать. Деньги, как сказал император Веспасиан, не пахнут. И поэтому этот бизнес не зачахнет.

Трудовые мигранты не могут появиться сами по себе, значит, есть законы, позволяющие им быть здесь. Но одновременно с этим их держат за второсортный товар, который, если что, не жалко выкинуть - благо, его много на складе. Мы же, не желая быть выкинутыми, покупаем – часто незаконными методами – право не быть выкинутыми.

В карате есть такой термин айти. Переводится как обоюдное убийство. И мне видится, что мы, принимающая нас Россия и приезжающие сюда мигранты, именно этим и занимаемся.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG