Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как будет меняться российская энергетика



Ирина Лагунина: В конце прошлой недели правительство России предварительно одобрило новую версию генерального плана развития национальной электроэнергетики – на период до 2020 года и с перспективой до 2030-го.
Этот план пересматривается раз в три года. За время действия предыдущей версии и государственный холдинг РАО "ЕЭС России" прекратил существование, и прежний экономический рост в стране сменился глубоким спадом, который лишь недавно закончился.
Как же теперь правительство представляет себе развитие российской электроэнергетики в ближайшие годы?
Об этом – в материале Сергея Сенинского...

Сергей Сенинский: ... План называется "Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики" – на соответствующий период времени. И одно из главных отличий нынешней его версии от предыдущей – в значительном снижении прогноза спроса на электроэнергию в России. Из Москвы – аналитик по электроэнергетике из "Альфа-Банка" Александр Корнилов:

Александр Корнилов: Если сравнивать новую схему с предыдущей, безусловно, пересмотрены в сторону понижения прогнозы потребления электроэнергии. Например, до 2016 году среднегодовой темп прироста в текущей редакции составляет 2,9%, в то время как предыдущая генеральная схема базировалась на предположении роста потребления электроэнергии в среднем на 4,5% в год.
Безусловно, внесли коррективы те изменения в потреблении, которые имели место в прошлом году вследствие кризиса. Кроме того, были пересмотрены инвестиционные планы различных участников рынка, крупных потребителей... Все это отражено в новом прогнозе.

Сергей Сенинский: Судя по некотором сообщениям, крупные промышленные потребители в России готовы строить собственные электростанции, что может означать в будущем их выход из общей энергосистемы. Сколь реально значим этот фактор уже сегодня? Аналитик по электроэнергетике из банка "ВТБ-Капитал" Михаил Расстригин:

Михаил Расстригин: Действительно, появляется очень много разговоров среди потребителей о том, что при сегодняшнем уровне цен на электроэнергию выгоднее строить свои электростанции. Мне кажется, это в большей мере "рекламные" заявления, которые делаются для того, чтобы привлечь внимание правительства проблеме уровня цен на электроэнергию, нежели реальные планы по строительству энергомощностей.
Это связано, в первую очередь, с тем, что крупное промышленное предприятие, если оно отключается о внешней электросети, берет на себя значительные риски. Если энергопредприятие, которое оно построит, вдруг отключится, неоткуда будет восполнить нехватку электроэнергии, и придется прерывать производственный цикл, что может привести к значительным затратам.
А если строить какую-то резервную мощность - в дополнение к той, которая будет построена для того, чтобы ую отключиться от общей системы, то это приведет к удорожанию самого проекта, то есть он окажется уже экономически нецелесообразным.
Поэтому, мне кажется, что это, скорее, громкие заявления о планах, которые массового применения иметь не будут – это точно...

Сергей Сенинский: Согласно принятой еще в прошлом году "Энергетической стратегии России на период до 2020 года", общая энергоемкость национальной экономики должна сократиться на 40% к нынешнему уровню. А этот уровень, по расчетам российского Центра по эффективному использованию энергии, в 2,5 раза выше среднемирового, в 2,5-3,5 раза выше, чем в странах Западной Европы и США, и в 2 раза выше, чем в Китае.
Можно ли говорить о том, что и в новой Генсхеме эта цель – снижение энергоемкости почти наполовину – каким-то образом отражена? Александр Корнилов, Альфа-Банк:

Александр Корнилов: Отличительной чертой текущего прогноза по потреблению электроэнергии является то, что в нем не уделяется много внимания тому, что Россия сегодня - одна из худших стран с точки зрения эффективности потребления электроэнергии. Энергоемкость ВВП России в разы превышает энергоемкость ВВП в среднем по миру и тем более стран, сопоставимых по климатическим условиям - как страны Скандинавии или Канады... В России тратят на один доллар ВВП гораздо больше киловатт-часов, чем в этих странах.
В целом предполагается некоторое снижение электроемкости, но - незначительное. Например, если в 2009 году электроемкость в России составляла примерно 1,7 киловатт-часа на каждый доллар ВВП, то к 2016 году предполагается снижение этого показателя лишь до 1,58 киловатт-часа на доллар ВВП.
Мы полагаем, что такие ожидания весьма и весьма консервативны. Безусловно, по мере либерализации рынка электроэнергии в России, потребители получат серьезные стимулы сберегать электроэнергию. И, безусловно, внедрение новых, экономящих энергию технологий, неэнергоемких технологий позволит существенно сократить энергоемкость ВВП.

Сергей Сенинский: В ноябре прошлого года в России был принят закон об энергосбережении, который предусматривает, в частности, поэтапное введение запрета на использование ламп накаливания и их замену энергосберегающими лампами. Если иметь в виду жилой сектор в России, какая часть электроэнергии в нем тратится именно на освещение? Михаил Расстригин, банк "ВТБ-Капитал":

Михаил Расстригин: Доля потребления электроэнергии населением страны в общем объеме ее потребления составляет порядка 10-15%, в зависимости от региона и его населенности. Из этих объемов домашние хозяйства тратят собственно на освещение примерно 30% .
В Генсхеме, естественно, предполагается, что домашние хозяйства будут переходить на использование современных лампочек. Кроме того, готовится закон, который запретит использование лампочек накаливания, в частности, в домашних хозяйствах с определенного периода - думаю, что это будет 2014-2015 годы. И это действительно будет иметь большое значение для общего снижения энергоемкости России.

Сергей Сенинский: По новой Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики, общая мощность атомных станций в России может увеличиться в ближайшие 20 лет более чем вдвое. Но как возрастет при этом их доля в общем объеме производимой в стране электроэнергии?
Другими словами, "видовая" структура российской электроэнергетики к 2030 году будет ли значительно отличаться от нынешней – насколько об этом можно судить по новой Генсхеме, разумеется? На сегодня доли атомных и гидроэлектростанций составляют примерно по 15-16%. Александр Корнилов:

Александр Корнилов: Я очень сильно сомневаюсь, что общая структура, по типам генерирующих мощностей, будет значительно отличаться от сегодняшней.
Возможно, безусловно, если государство делает ставку на развитие атомной энергетики, некое, не очень значительное увеличение доли атомных станций в общей выработке. Но, тем не менее, Россия – это страна природных ресурсов. И никуда мы от тепловых станций в значительной степени не денемся. Я абсолютно убежден в том, что существующая сегодня структура мощностей не претерпит серьезных изменений.

Сергей Сенинский: 2/3 всей электроэнергии в России производится сегодня на тепловых станциях, среди которых доминируют газовые. Предполагает ли новая Генсхема некое перераспределение внутри этого сегмента – например, сокращение доли газовых станций в пользу угольных, применяющих новейшие технологии?

Александр Корнилов: В Генсхеме делается определенный акцент на внедрение новых технологий. В частности, речь идет о современных угольных технологиях, которые позволят в значительной степени нарастить присутствие угольных мощностей в общей структуре выработки электроэнергии.
Но в целом я бы разделил горизонт планирования на две составляющих. Это, возможно, 5-10 лет и - до 2030 года. Если иметь в виду более дальний горизонт, то, безусловно, внедрение современных технологий не заставит себя ждать. Россия - страна достаточно открытая, и уже сегодня здесь множество разных производителей энергетического оборудования – и помимо "Силовых машин".
Если говорить о более коротком горизонте – 5-10 лет, то, судя по составу оборудования, которое сегодня вводится в эксплуатацию частными энергокомпаниями - ОГК, ТГК и другими - акцент делается на газовые технологии. Они дешевле, такие мощности быстрее строить, соответственно - меньше рисков, лучше параметры окупаемости и так далее. Угольные проекты по этим критериям очень сильно уступают...

Сергей Сенинский: Почти все тепловые электростанции в России – частные, в отличие от атомных (только государственных) и гидростанций (в основном государственных). И частным владельцам нужны некие стимулы в виде гарантий того, что вложенные ими в модернизацию старых или строительство новых генерирующих мощностей окупятся через какой-то определенный срок. Пока в России такие гарантии им может предоставить только государство... Михаил Расстригин, банк "ВТБ-Капитал":

Михаил Расстригин: Корректировка Генсхемы предпринимается после принятия одного из ключевых документов, который будет регулировать именно возврат инвестиций в энергетику. В конце первого квартала этого года правительство одобрило документ, о правилах долгосрочного рынка мощностей.
Он вступил в силу в начале апреля и, по сути, фиксирует параметры доходности будущих проектов по сооружению и реконструкции энергомощностей в России. Ценовые параметры, которые предусмотрены этим документом, очень долго согласовывались, и теперь они очень привлекательны для генерирующих компаний. То есть с принятием этого документа у генерирующих компаний не остается сомнений по поводу того, стоит ли вкладывать деньги в развитие энергомощностей в России.
И, по планам, именно частные генерирующие компании в течение ближайших пяти лет должны ввести примерно 30 гигаватт генерирующих мощностей – это 15-20% от всех существующих мощностей, которые эксплуатируются сегодня. Очень важно, что их будут создавать именно частные генераторы. А государственные компании будут возводить новые гидростанции и атомные станции.

Сергей Сенинский: По давно утвержденным планам правительства, тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей в России должны стать "полностью рыночными" уже в 2011 году. Тарифы для населения – спустя еще пять лет.
После этого – будут ли тарифы главным образом зависеть от конкуренции как в секторе производителей топлива для энергетики, так и в самой электроэнергетике, когда потребитель в одном регионе сможет выбирать поставщика не только в своем, но и почти в любом другом?

Михаил Расстригин: Действительно, рынок будет полностью либерализован. С 2011 года промышленные потребители будут покупать все объемы электроэнергии на свободном рынке по свободным ценам. А с 2014 года - и население.
Естественно, крупные промышленные потребители смогут выбирать поставщика, который им более интересен в ценовом плане. Для населения эти услуги будет оказывать сбытовая компания. И конкуренция будет уже между сбытовыми компаниями за конечного потребителя.
Но я сомневаюсь, что в общем цены будут снижаться. Чтобы конкуренция на энергорынке заработала в полную силу, в сектор нужно вложить еще очень много денег. И эти вложения должны окупаться.
Нынешний уровень цен на электроэнергию не позволяет окупать вложения в энергетику. Чтобы достичь окупаемости, цены должны вырасти. Когда цена вырастет до уровня, за которым вложения станут окупаемыми, когда рынок станет насыщенным, и, может быть, цены будут чуть-чуть превышать этот уровень, тогда уже и вступят в силу рыночные механизмы. Появятся новые участники, которые будут конкурировать с уже существующими в отрасли – например, создавая свои собственные мощности и продавая электроэнергию дешевле - может быть, за счет использования каких-то новых технологий или чего-то еще..

Сергей Сенинский: Другими словами, чтобы в полной мере воспользоваться преимуществами конкурентной среды, эту среду сначала предстоит создать...



Показать комментарии

XS
SM
MD
LG