Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

По_площадям.ехе


Cергей Махнаткин, новый герой рунета

Cергей Махнаткин, новый герой рунета

Предложение Алексея Венедиктова закрыть Триумфальную площадь для любых митингов и шествий; приговор Сергею Махнаткину, по мнению суда, избившему милиционера на Триумфальной – эти темы стали наиболее популярными в блогосфере на уходящей неделе.

В июне нет 31 числа. Однако события, связанные с акциями движения "Стратегия-31" - людей, которые выступают в поддержку 31 статьи Конституции РФ, гарантирующей свободу собрания и мирных шествий, – вызвали массовый отклик в российских сетевых дневниках. При том, что начало лета – обычно мертвый сезон, в том числе и для блогов.

Однако после крайне жесткого разгона акции 31 мая – жесткого даже по меркам привыкших ко многому сторонников "Стратегии-31", – на общественный совет при ГУВД Москвы пришел главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов. И выступил там с предложением: запретить на Триумфальной площади Москвы все акции – и оппозиционные, и проправительственные. Тем паче, последние всё чаще организуются именно по 31-м числам – и именно на Триумфальной площади.

В эфире "Эха Москвы" Алексей Венедиктов объяснил свою позицию так:

– Власть – причем не столько московская, а скорее не московская, а федеральная, – на мой взгляд, уперлась в символ: Триумфальная площадь, 31-е число, – и ни под каким видом не разрешит проводить там митинги и демонстрации. В то же самое время руководители движения в поддержку Конституции – несмотря на предложение, которое мы делали, включая Пушкинскую площадь – тоже уперлись. Произошла такая взаимная упертость. И понятна мотивация одних и других. Сразу скажу:мне представляется, что в этой истории права оппозиция, я имею в виду право на митинги. Но если говорить не о государстве-утопии, а о реальной Москве, то я совершенно не хочу, чтобы раз в два месяца массовые беспорядки (а это массовые беспорядки – то, что происходило) и затем неоправданная жестокость милиции производились в моем городе. Мое предложение (оно паллиативное, безусловно): закрыть эту позицию, обнулить ситуацию, развести стороны. Дальше они подают. "Хотите Пушкинскую?" – "Пушкинскую". И им разрешают. То есть не разрешают... и они на нее идут, им не мешают, их охраняет милиция, а не нападает на них; в этом задача...

Правозащитник Людмила Алексеева, один из лидеров "Стратегии-31", тоже была на этом заседании общественного совета. На предложение Алексея Венедиктова она ответила в своем блоге:

Венедиктов очень подкорректировал то, что он говорил на совете, прежде чем он вышел к микрофону на "Эхе Москвы". Если бы он сказал на совете то, что сказал на "Эхе Москвы", я бы уже тогда, на совете, сказала ему, что я не могу расценивать его действия иначе, чем выполнение "деликатного поручения" из Кремля или из ФСБ. Для властей это действительно подарок такой посредник - руководитель радиостанции, которую слушают приличные люди.

У нас достаточно запрещающих органов. Нам постоянно что-то запрещают и Кремль, и правительство, и Госдума и Совет Федерации, и ФСБ, и МВД, и прокуратура. И вообще любой чиновник неизмеримо чаще произносит слово "запрещаю", чем слово "разрешаю". Теперь в сонм запретителей перешел и руководитель уважаемой мной радиостанции "Эхо Москвы". Радиостанцию уважаю, а ее руководителя, после этого его поступка - нет.


В эфире Радио Свобода Людмила Алексеева развила свою мысль:

– Венедиктов сам признает, что Конституция, законное право - на нашей стороне. И в тоже время для успокоения ситуации он предлагает: закройте площадь для всех. Погодите, разве это решение вопроса? Почему "закройте"? Потому что власть "уперлась"? Что это за разговор: власть - упрямый ребенок или она должна жить по законам и по Конституции? Сначала закроем Триумфальную, потом власть упрется насчет Пушкинской - и так далее, и так далее. И потом что, мы будем выходить на лесные опушки, что ли?

Не знаю, из каких соображений - ради сохранения радиостанции или из-за того, что у него есть какие-то проблемы, но он выполнял "деликатное поручение". Это большая репутационная потеря для него. Слушатели его радиостанции, несомненно, сочувствует "Стратегии-31" в подавляющем большинстве. Раз он решился на такое, – наверное, у него были очень тяжкие личные обстоятельства...

Блогеры в массе своей единодушны: произошло едва ли не самое худшее, что могло произойти – раскол в среде тех, кто безусловно и действенно сочувствует идеям "Стратегии-31". Удастся ли преодолеть этот разлад к следующей акции? Время у сторон есть – до конца июля. Дело за желанием услышать друг друга.

* * *
А самое худшее для 56-летнего Сергея Махнаткина, пожалуй, уже произошло. И его история тоже непосредственно связана со "Стратегией-31". Хотя Махнаткин – не из несогласных, не из демонстрантов. Просто он шел мимо Триумфальной площади в Москве 31 декабря, справлять Новый год – с шампанским и банкой икры. На площади в то время проходил очередная акция движения "Стратегия-31"; несогласных разгоняла милиция. Махнаткин вступился за одну из активисток, которую милиционеры буквально волокли к автобусу для задержанных. В результате Махнаткин сам оказался в этом автобусе.

Дальше версии разнятся. Несколько свидетелей по делу Махнаткина показали: Сергея жестоко избивали милиционеры. У милиции – свой взгляд на вещи: Сергей Махнаткин оказал сопротивление, нанес телесные повреждения сержанту. Суд встал на сторону милиции: приговор – два с половиной года колонии. Реальный срок. Первый, связанный с акциями "Стратегии-31".

Телеведущая Ольга Бакушинская в своем блоге отреагировала весьма жестко:

Есть такие вещи, которые буквально не дают дышать. Я понимаю: это такой месседж всем нам. Не вякайте, не рыпайтесь, не ходите мимо, не заступайтесь за женщин, сидите с своей норке, – и тогда вас посадят или убьют не сегодня, а завтра. Два с половиной года, и условно, дают в России представителю армии за убийство мирного гражданина. А мирному гражданину два с половиной года колонии за то, что мимо шел и не мог смолчать, когда били женщину. Никогда не думала, что буду жить в такой реальности, но вот живу. Рассказываю анекдоты, отмечаю день рождения, покупаю хлеб и брюки. Наверное, так жили и в тридцать седьмом. Человек ко всему привыкает. И к тому, что завтра придут за ним. И убьют без всяких проблем и моральных заморочек.

Нас давят на дорогах, нас морят в больницах и домах престарелых, нас бросают в тюрьму без всяких причин, нам хамят в любом государственном учреждении. И каждый норовит с нас что-то содрать, глядя прозрачными серыми глазами. Вы заметили, как много развелось вокруг вот этих серых, ничего, кроме презрения, не выражающих глаз? И все меньше тех, кто готов в любых условиях оставаться человеком. Так выглядит ад. Я уверена - так выглядит ад.


"Ад – это другие"; Жан-Поль Сартр. Дело Сергея Махнаткина, по мнению блогеров – комментаторов Ольги Бакушинской – внесло коррективы в эту максиму французского экзистенциализма. Чисто российские коррективы. Очень существенные.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG