Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Реджеп Эдроган и хиджаб. Как меняется внешний облик женщин в Турции


Ирина Лагунина: В последний месяц политика турецкого правительства заставила задуматься о том, что же на самом деле происходит в этой стране, которая является участницей НАТО и стремится вступить в Европейский союз. Сначала урановая сделка с Ираном, потом флотилия в Газу, затем голосование против санкций Совета Безопасности ООН, призванных затормозить иранскую ядерную программу. Куда движется это государство? Кто-то говорит, что к радикальному исламу. Насколько это верно – лучше всего показывает отношение к женщине и к мусульманской одежде. Рассказывает Елена Солнцева.

Елена Солнцева: Десятилетняя ученица одной из стамбульских школ Айше готовит карикатуру на конкурс рисунков. На ней изображены две женщины – одна закрытая, в хиджабе, другая в короткой джинсовой юбке. Читаю надпись: "Кадын, не бакыйорсун?". В переводе с турецкого звучит примерно так: Что ты смотришь на меня.

Айше: Я нарисовала двух женщин, одна из которых в платке, а другая современная, красивая, молодая. Они не любят друг друга и не могут дружить.

Елена Солнцева: Айше живет в азиатской части в Стамбула, где раскинулись современные светские, зажиточные районы: Фенербахче, Каламыш, Мода. Их жители - в основном рантье, владельцы собственного бизнеса, менеджеры торговых компаний с доходом выше среднего в Турции - частенько бывают в Европе, общаются с иностранцами... Так что в доме этой десятилетней стамбульской школьницы никогда не бывали женщины в хиджабах.

Айше: Я их боюсь. Они похожи на ворон, которые летают у нас на улице и едят маленьких кошек. Моя мама современная и носит короткую юбку. Я не хочу, чтобы мама носила платок, я буду очень стесняться и не знаю, что скажу своим подругам.

Елена Солнцева: Уже с самого раннего возраста, с десяти-тринадцати лет, "генчлер ", так называют юных девочек в Турции, оказываются по разные стороны баррикад. Представительницы религиозных семей мало общаются со своими современными светскими подругами. У каждой свои друзья, круг общения, соответствующий образу жизни. В то время, как девочки из религиозных семей после занятий посещают школы по изучению Корана, их современные сверстницы берут уроки музыки, ходят в спортивные секции и кружки. Подрастая, дети все больше отдаляются друг от друга. Айшегюль тринадцати лет говорит, что ей даже не о чем говорить с закрытыми сверстницами.

Айшегюль: Я спортсменка, занимаюсь на стадионе, играю в волейбол. У нас все девочки открытые. Представьте себе, как может девочка в хиджабе играть в волейбол или бегать . Она не сможет одевать спортивные шорты, этого делать нельзя.

Елена Солнцева: А как, по- твоему, много ли девочек в Турции носят исламскую косынку?

Айшегюль: Думаю, что это происходит под давлением семьи. Не думаю, что молодые девушки сами хотят покрывать голову на исламский манер. Процентов восемьдесят из них делают это по велению родителей, остальные двадцать - по незнанию . У нас в школе нет таких девочек. В основном такие девочки обучаются в школах по изучению Корана.

Елена Солнцева: Стамбул, как лоскутное одеяло, разделен на территории "своих" и "чужих". Это заметно даже внешне. В суперсовременном районе Шишли на европейской части Стамбула верующие мусульманки, которых там называют кукушками, вызывают неодобрительные взгляды прохожих. В религиозном районе Фатих, названном в честь завоевателя Стамбула султана Мехмеда Второго, - самые высокие в городе мечети и самое большое количество женщин носят исламский хиджаб. Местные мусульманки редко выезжают в город, ходят в специальные рестораны, где нет спиртного, посещают спортивные салоны для закрытых женщин, даже еду покупают в своих магазинах, где продают халяльную пищу, одним словом, бывают там, где нет "чужих". Педагог одной из стамбульских школ Левент Ага считает, что такое противостояние создано искусственно, чтобы расколоть турецкое общество:

Левент Ага: Раньше были различные политические партии, которые боролись друг против друга. Были правые, которые хотели усиления частного сектора, были левые, которые хотели построить коммунизм. Теперь партии не играют столь значительной роли в жизни общества. Страну разделил вопрос об исламской косынке. Одни считают , что это обязанность всех мусульманских женщин - закрывать волосы и голову от посторонних взглядов. Другие уверяют, что в Коране нет таких предписаний и все это выдумка радикальных представителей религии. Люди доходят до крайностей. Ненавидят друг друга. Селятся в разных районах. Не хотят общаться .Такой настрой грозит настоящим социальным протестом, который может выплеснуться на улицы города.

Елена Солнцева: Женская одежда в Турции - вопрос не только моды, но и политики. С тех пор, как Мустафа Кемаль Ататюрк основал современную светскую Турецкую республику, в школах, университетах и гражданских учреждениях отменили ношение хиджабов. Чтобы соблюсти требования ислама, религиозные девушки стали носить на людях вместо платков парики. После прихода к власти умеренно-исламского правительства Реджепа Эрдогана мусульманские женщины стали чувствовать себя на публике еще более свободно. Исламская косынка стала символом правящей Партии справедливости, которую, шутя, называют партией платочников. Супруга премьер-министра Реджепа Эрдогана Эмина появляется в исламской одежде. Тот же стиль проповедует Хайрунисса Гюль, жена президента Турции Абдуллы Гюля. Сорокадвухлетняя Хайруниса стала первой женщиной в истории республики, нарушившей запрет на ношение платков в официальных учереждениях: она появившись на инаугурации супруга в мусульманском облачении в "святая святых" –президентском дворце Чанкая в Анкаре. Редактор молодежного Интернет сайта Айше Арман:

Айше Арман: Да, многие мусульманские девушки не понимают жителей Запада. А наличие в Исламе двух миров - мира мужчин и мира женщин - не понимают, в свою очередь, европейцы. Они рассматривают эти два мира в качестве одного из видов дискриминации. Однако мусульманские женщины знают, что значит эмансипация на западный манер. Это, собственно, копирование мужчин женщинами, когда женщина теряет свое подлинное первоначальное лицо.

Елена Солнцева: В среде молодежи есть те, кто ношение хиджаба ассоциируют с подростковым бунтарством - молоденькие турчанки меняют "западный стиль" на "исламский" в знак протеста против слишком свободных нравов их европейских сверстниц.
"Человечество устало от обнаженности, - заявдяет двадцатилетняя студентка стамбульского университета Наз. - С глянцевых обложек на нас призывно смотрят раздетые красотки, большая часть женского населения от такого зрелища только краснеет". К тому же мусульманский платок придает чувство защищенности, уверенности в себе, повышает самооценку.
Впрочем, платок не помеха моде. Пытаясь идти в ногу со временем и, одновременно, угодить религиозной морали, мусульманки прибегают к самым неожиданным решениям. Джинсы и хиджаб. Мусульманская косынка, туфли на высоком каблуке, короткая юбка. Можно можно увидеть и более необычные комбинации. Ученицы религиозного лицея Гезде, Лейла и Зенеб перед выходом на улицу тщательно продумывают свои наряды, чтобы сочетаться друг с другом. Девушки предпочитают мусульманскую одежду в готическом стиле. На юбке Гезде изображены черные череп и кости, у Лейлы на руке шариковой ручкой сделана татуировка мусульманского месяца. Зейнеб, которая все время стремится оказаться в центре группы, во всем белом, как звезда на национальном флаге. Такой "готический" прикид обусловлен стремлением изо всех сил перещеголять современных сверстниц и привлечь внимание. Конкуренция среди верующих и светских женщин выплескивается на стамбульские улицы. Экзотические тюрбаны самых ярких цветов, вышитые золотыми и серебряными нитями, соперничают с мини и топами. Тридцатилетний Сардар, студент стамбульского университета, говорит, что мусульманки подчас забывают, для чего они носят хиджаб:

Сердар: Со мной учится одна девушка, Неджла, ода носит хиджаб и юбку с разрезом до бедра. Когда она садится, вплоть до нижнего белья нога обнажена. Это вызывает удивление у многих моих сверстников. Ее подруги курят, считают, что ислам не запрещает сигарету.

Елена Солнцева: Следуя принципу "Все новое - хорошо забытое старое", правящая исламистская партия пытается внедрить исламский стиль в качестве модной современной новинки. Нордический тип модели, вторят журналисты гламурных турецких журналов, - идеал вчерашнего дня. Сегодня - иная мода, в поисках красоты мир все больше обращается к исламу. Новой звездой подиумов становится племянница Бин Ладена, мусульманка Вафа, которая живет в США и заключает миллионные рекламные контракты. Показы мусульманской одежды не похожи на европейские дефиле. На подиуме торжествует скромность. Сдержанный стиль, отсутствие косметики и обуви на высоких каблуках, длинные юбки, блузы с капюшонами, закрывающими шею до самого подбородка. Двадцатилетняя модель Айше не первый год демонстрирует одежду для верующих. Она рассказывает, что при представлении мусульманского наряда запрещено смотреть в упор на зрителей. Особое внимание уделяется нижней половине тела. Походка от бедра - конек всех манекенщиц мира – тоже строго запрещена.

Айше: Мы привыкли воспринимать мусульманские одежды как некий отказ от всего земного. Однако это не так. Исламским красавицам вовсе не чужды те же представления об удобной и модной одежде, что бытуют среди жительниц Европы и Америки . Мусульманкам запрещено пользоваться декоративной косметикой, нельзя выщипывать брови. Это искажает то, что сотворил Аллах. Однако в современном мире все меняется: нравы, люди, взаимоотношения, и только слепой может этого не видеть!

Елена Солнцева: Один из самых известных турецких дизайнеров мусульманской одежды, модельер Йилдырым Майрук представляет свои коллекции в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. Однако в Турции дизайнер не раз подвергался жесткой критике. Его обвиняли в отходе от исламских принципов, некоторые религиозные организации требовали запретить ему заниматься моделированием и устраивать дефиле. По мнению турецких теологов, созданные дизайнером модели не соответствуют основным требованиям шариата - модельер слишком активно внедряет западный стиль. В ответ Йилдырым Майрук заявил, что соблюдает основные ограничения, хотя бы в отношении цвета. В его коллекциях нет тканей ярких цветов, например, красного и желтого, которые явно привлекают внимание окружающих. Дизайнер отдает предпочтение трикотажу, который легко растягивается и позволяет совершать омовение рук до самых локтей:

Йилдырырм Майрук: Линию талии обычно не подчеркиваем, а наоборот, завышаем сантиметров на пять. Крой моделей должен быть достаточно простой, их украшает разнообразная вышивка. Я люблю использовать национальные традиции - например, позолоченную нить, стразы, камни, элементы исторических костюмов османов. Получается настоящий исламский винтаж!

Елена Солнцева: Верующей мусульманке в хиджабе легче выйти замуж, особенно в провинции. Исламская косынка – символ порядочности, чистоты девушек. По достижении десяти лет в многодетных бедных сельских семьях почти насильно покрывают девочкам голову, чтобы быстрее сбыть их с рук. Турецкий семейный кодекс запрещает ранние браки, однако в Анатолии до сих пор сохранилась традиция выдавать замуж девочек в возрасте десяти-двенадцати лет. Детей женят имамы в мечетях. Заключив религиозный брак, после свадьбы девочка превращается в рабыню. Ее могут выкинуть на улицу, лишить при разводе алиментов. Государство не признает законность мусульманского брака, но идет на уступки мусульманским традициям. Складные, работящие деревенские девочки пользуются большим спросом. Их разбирают в раннем возрасте, многие просватаны уже с четырех-пяти лет. Сорокалетняя жительница Стамбула Айше говорит, что покрылась в ранней юности по велению жены своего дяди.

Айше: Моя мама умерла. Я жила в семье своего дяди. Нас не баловали, держали в строгости. Мы с сестрой выполняла всю домашнюю работу. Когда я подросла, моя тетя Нурджан сказала, что нужно покрыть голову. Это грех - ходить открытой по улице и привлекать ненужное внимание мужчин. Я согласилась.

Елена Солнцева: А хотела ли ты этого сама?

Айше: Не знаю. Я была очень мала и понимала, что если ослушаюсь, то меня могут выгнать из дома. Сейчас бы этого не сделала. У меня трое девочек. Они уже взрослые, я не стала настаивать, чтобы они носили косынку. Надо одеть шапочку боне, которая закрывает все волосы, а сверху еще косынку. Это очень неудобно, особенно в жару.

Елена Солнцева: Однако есть и те, кто давно научился использовать исламскую косынку в корыстных целях. Женщины покрываются, чтобы получить материальную помощь от властей - правящая партия справедливости при поддержке различных исламских фондов раздает верующим продукты питания, одежду, домашнюю технику. А ловкие стамбульские красавицы научились использовать хиджаб в качестве своеобразной маскировки от слишком строгих полицейских. Обычно это происходит поздно вечером, когда какая-нибудь загулявшая красотка возвращается домой после шумной вечеринки, проезжая мимо полицейского контроля. Штрафы вождение в нетрезвом виде в Турции непомерно высокие, можно лишиться водительских прав. Единственным спасением может стать исламский платок. Тридцатипятилетняя Кадер всегда берет его в дорогу.

Кадер: Возвращаюсь поздно вечером. Выпила пару бокалов вина. Подъезжаю к мосту через Босфор. Там обычно стоят полицейские. Чтобы замусолить им глаза, покрываю голову косынкой. Религиозных девушек, понятным образом, не проверяют на алкоголь. Считается, что они изначально не употребляют спиртное.

Елена Солнцева: Многие в Турции, однако, считают проблему косынки надуманной. "Как от частого повторения слова стирается его значение, - пишет известный турецкий писатель Орхан Памук, - оно превращается в набор знаков, так от постоянной апелляции к платку начинаешь недоумевать: разве это так важно? Ведь это просто платок. Разве кусок ткани - это единственное доказательство веры? Но для военных, борцов за "светскость" государства — это символ отсталости и невежества ... Для исламистов - "знамя Аллаха" и символ политической борьбы. А что же сами женщины? Кажется, для них он стал знаком собственного выбора и собственной свободы — как это ни парадоксально звучит".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG