Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

К чему приведет голодовка жителей Имеретинской долины


Ирина Лагунина: В Сочи продолжается голодовка жителей Имеретинской долины. Люди требуют встречи с российским премьером Владимиром Путиным. Жители Сочи недовольны компенсациями, которые им выплатят за изымаемые в пользу Олимпийского строительства дома и земли. Рассказывает Любовь Чижова.

Любовь Чижова: Пятеро жителей Имеретинской долины голодают уже с конца мая. О своей голодовке они проинформировали местные власти, и поэтому к ним почти каждый день ходят врачи, измеряют давление и берут кровь на анализ. Сочинцы решились на голодовку, потому что недовольны компенсациями, которые им выплатят за изымаемые земли и имущество. Как говорит одна из голодающих Любовь Фурса, по сравнению с прошлогодней предварительной оценкой стоимости земли цена за сотку земли уменьшилась почти вдвое – если вначале жителям Имеретинки предлагали 3 миллиона рублей за сотку, то при оценке в этом году сумма уменьшилась до одного миллиона шестисот тысяч рублей….

Любовь Фурса: Почему они хотят наши земли задаром забрать? Не трогайте наши земли, вы не можете оценить нашу землю достойно. Мы ждем кого-то из правительства, кто может эти вопросы решить. но реакции абсолютно никакой, какое-то ощущение, как будто игнорируют наши требования, нашу голодовку и вообще всех людей, кто тут живет.

Любовь Чижова: Житель Имеретинской долины Омарий Гогохия хочет получить за изымаемые у него дом и землю деньги.

Омарий Гогохия: Почему я пошел голодать? У меня 15 дней назад оценщики пришли, посмотрели дом, описали, померили участок. Потом, уходя, я спрашиваю: сколько стоит вся эта недвижимость? Они прикинули туда-сюда – около 12 миллионов. У меня переоценка была, вся моя недвижимость 24 миллиона. Я за олимпиаду, я бывший кандидат спорта по вольной борьбе, я радуюсь олимпиаде, но не в ущерб мне. Дайте мне столько, сколько реально стоит, когда первую оценку провели, вот столько стоит. Дайте мне эту цену и тут же я уйду. Я знаю, где покупать землю, как строить, я сам сделаю, я строитель сам.

Любовь Чижова: Деньги за имущество требует и Валентина Токарева. Но нынешние расценки, по которым у нее выкупают дом и землю, ее также не устраивают….

Валентина Токарева: Я, например, построила одна дом. Земли не очень много, у меня 4 сотки. А дом у меня большой, 258 квадратных метров. У меня две дочери, одни женщины были, я этот дом строила 9 лет. У меня земля в частной собственности, я свою землю не продаю. Если им нужна моя земля, пусть платят нормальную компенсацию, чтобы я купила такой же дом себе. Строить, я не смогу уже построить. И купить за 17 миллионов такой дом не смогу, пускай мне оценят по-нормальному.

Любовь Чижова: Говорит еще одна участница голодовки Людмила Жуковская….

Людмила Жуковская: Люди настроены до последнего, пока уж совсем плохо не станет, не будут выходить, пока еще держимся.

Любовь Чижова: Участники голодовки требуют создать обменный фонд земельных участков и объектов недвижимости, оценивать землю и дома по рыночной, а не государственной цене. Люди просят предоставить им возможность самим подбирать варианты и условия отселения путем выдачи именных векселей с гарантией государства по оплате приобретаемого нового жилья. Также они требуют опубликовать проект планировки села "Некрасовское" - это коттеджный поселок, куда будут переселять жителей Имеретинки – и предоставить им проектно-сметную документацию, чтобы понять, в каких условиях им предстоит жить дальше. Они просят выдать им на руки документы о праве собственности на новое жилье – ранее сообщалось, что коттеджи в поселке будут им предоставлены в пожизненную аренду. Жители Имеретинской долины предлагают создать согласительную комиссию по урегулированию конфликта, но власть на их просьбы не реагирует. Мне не удалось получить комментарии по этому вопросу ни в краевом департаменте по реализации полномочий при подготовке к Олимпиаде, ни в корпорации Олимпстрой. К голодающим людям представители власти также не приходят. Говорит сочинский правозащитник Валерий Сучков…

Валерий Сучков: Основное требование голодовки – это обращение к первым лицам государства, прежде всего к Путину, как основному куратору Олимпиады в Сочи, с одним единственным по сути требованием – когда будет порядок и закон на территории города, организатора Олимпиады. Вы знаете, что 22 апреля 2008 года принято было решение о том, чтобы начать снос, изъятие земельных участков в Госсовете по спорту. И до сих пор никто не видит ни графиков, ни планов подготовки к Олимпиаде. Каждый раз наши чиновники назначают новые, новые сроки отселения, а люди годами остаются в томительном ожидании, что с ними будет.

Любовь Чижова: Каковы ваши основные требования, Валерий?

Валерий Сучков: Требования справедливой оценки, конечно. Требования, которые сводятся к самому простому. Если сами чиновники завязли, не могут решить этот вопрос отселения, дайте людям самим возможность подыскать жилье и уйти. Обеспечьте именными векселями, гарантиями государства, что люди найдут себе жилье, землю, государство оплатит это. На стадии готовности 118 домов поселка Некрасовское, но ни одного документа оформленного на эти дома нет. Фактически один человек поселился в эти дома, и проживает там без документов. Те условия, которые раньше были прописаны в предварительном договоре, людей устраивали. Но потом выяснилось, что оценка вновь построенного жилья производится с учетом рыночной стоимости. И получается так, что часть людей еще оказываются должны. Поэтому требование идет очень простое: государство не спекулянт на рынке недвижимости, государство должно оценивать по себестоимости то, что оно построило. Вот это и есть тот самый механизм, у каждого свои условия. Допустим, два человека из пяти просто просят денег, они просят денег два года. Они согласны эти деньги получить, им не дают.

Любовь Чижова: За время голодовки жителей Имеретинки кто-то из представителей властей пытался с ними вступить в переговоры?

Валерий Сучков: На уровне администрации района, а дальше какой-то стопор идет. Глава города к ним не приезжал, тем более губернатор, тем более кто-то еще повыше. Люди сформировали свои требования каждый в отдельности, эти требования вторую неделю лежат на столе главы города, и никакого движения не происходит. Глава города не может выразить свою позицию по отношению к голодающим. Потому что люди сказали: если вы глава нашего города, поддержите наши требования. Он и этого не может сделать, он говорит: это не мой уровень вопросов. Нужно вносить изменения в федеральный закон, если что-то неправильно написано и так далее. И он уклоняется от решения этих вопросов. Получается, что Владимир Владимирович Путин приезжает в Сочи на парадные мероприятия, эти парадные мероприятия проходят буквально в ста метрах от того места, где люди голодают, и к ним подойти, спросить: а в чем дело? Обстановка совсем плохая.

Любовь Чижова: Я обсудила ситуацию, сложившуюся в Сочи, с экономистом, директором Института проблем глобализации Михаилом Делягиным. Он считает, что жители Имеретинской долины выдвигают вполне справедливые требования, но не уверен, что людям удастся добиться их выполнения….

Михаил Делягин: В целом они, безусловно, справедливы. Потому что если у меня был дом, у меня его отбирают под государственные нужды, это нормально, это предусмотрено законом, то мне должны предоставить такой равноценный и не в аренду, а в собственность, потому что дом, который у меня отбирают, у меня тоже был в собственности. Я от этого потерять ничего не должен. Второе: мне должны оплатить переезд и перевоз моих вещей полностью. Не я пришел к государству – это государство ко мне пришло. И если оно создает для меня неудобства, пусть оплатит. Вопрос о цене выкупа, потому что понятно, что как только было объявлено о Олимпиаде в Сочи, то стоимость резко увеличилась. И понятно, что жители хотят получить по максимальной цене. Здесь прямое противоречие интересов. И здесь повод для проведения переговоров. По-хорошему администрация Краснодарского края должна была эти переговоры организовать, провести и возглавить заранее.

Любовь Чижова: Михаил Геннадиевич, как в мире решаются подобные вопросы? Допустим, где-нибудь в европейской стране проводится олимпиада и нужно снести несколько домов?

Михаил Делягин: Там есть законодательство достаточно проработанное, поэтому у меня ощущение, что в европейской стране проблем не возникает. Вот в Китае проблемы возникают, потому что там огромное строительство и огромная часть земель изымается у крестьян, бывают крестьянские восстания. Потому что крестьянам недоплатили. Государство регулирует достаточно жестко, ситуация, при которой крестьяне были бы доведены до отчаяния, они бывают, но за них всех чиновников, причастных к этому, наказывают беспощадно.

Любовь Чижова: Олимпиада уже совсем скоро, как вы думаете, как будет решена эта проблема?

Михаил Делягин: Те расходы, которые там осуществляются, то есть строители рассказывают вещи о завышении цен в десятки раз, почти на два порядка. Если смотреть на качество строительства, то я думаю, что где-нибудь годика за два до проведения олимпиады станет ясно, что построить объекты нельзя, потому что, чтобы что-то построить, надо строить, и эти объекты быстренько возведут из гипсокартона или чего-то подобного, чтобы они выдержали одно-два мероприятия, потом они будут брошены, как декорации на Мосфильме и будут потихонечку рассыпаться. У меня такое ощущение. Если людей довели до голодовки, не показывают им планов, наверное, причина одна, что планов нет. План на коленке нельзя нарисовать – это тоже некоторая инженерная работа. Это нужно приложить некоторые усилия, провести инженерные изыскания, просто поработать, в конце концов. После того, как сделан проект, этот проект нужно согласовать с жителями. Потому что если меня из собственного дома переселят в собачью конуру, такое, конечно, иногда бывает в России, но я не думаю, что это лучшая политика, особенно на Кавказе. Согласование с людьми – это дело затяжное и тяжелое, кто не знает, спросите у московских властей при расселении. Последними 20 годами российского государства все очень хорошо научены, что государство хочет только обмануть. Это имидж, это репутация, полностью заслуженная российской бюрократией. Даже если российская бюрократия вдруг случайно по неизвестным никому причинам хочет сделать по-честному, ей все равно никто не верит. А согласовывать что-нибудь с человеком, который подозревает вас во всех смертных грехах, согласитесь, намного сложнее и дольше, чем с человеком, который верит, что вы строите коммунизм. Это занятие долгое, это занятие тяжелое. И для того, чтобы это занятие было сделано, им, изивините, нужно заниматься, а у нас, похоже, этим не занимается никто. У нас все силы брошены на два занятия: первое – на распил бабок, и второе – на составление бравурных отчетов. Может быть что-нибудь там и строят, но для меня характерным было явление, когда не самый сильный шторм смыл порт, который там был построен. Строители люди веселые, с ними бывает все. Мне самому построили дом, который оказался на 20% по площади меньше. Бывает все. Но когда смыло порт, и ни один виновный не был не то, что посажен, но даже назван. Там это нормально? Там вы все так строите, что может быть смыто сразу первым же штормом? Понятно, что здесь не до людей, которые искренне думают, что у них есть какие-то права, у них есть какое-то имущество. Люди наивные, они желают встретиться с Путиным. Я просто напомню, что с Путиным хотело много людей встретиться и практически никому это не помогло.

Любовь Чижова: Говорил директор Института проблем глобализации Михаил Делягин. Затраты на подготовку к Олимпиаде в Сочи оценивают в 206 миллиардов рублей – эксперты называют ее одним из самых дорогостоящих спортивных мероприятий последнего времени.
XS
SM
MD
LG