Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сенатор Паоло Гуццанти – о "бессмертном" Сильвио Берлускони


Обложка книги "Гуццанти против Берлускони"

Обложка книги "Гуццанти против Берлускони"

Итальянское издательство "Алиберти" выпустило книгу итальянского сенатора Паоло Гуццанти под названием "Гуццанти против Берлускони" (Aliberti editore, Paolo Guzzanti "Guzzanti vs Berlusconi").

Автор книги, в прошлом соратник Сильвио Берлускони, в настоящее время жестко критикует итальянского премьер-министра. Книга Гуццанти отчасти носит биографический характер, но главным образом дает социально-политический анализ феномена Сильвио Берлускони. Паоло Гуццанти пишет о Сильвио Берлускони как о радикальном революционере, в корне изменившем итальянское общество за последние пятнадцать лет. В интервью Радио Свобода автор книги, сенатор Паоло Гуццанти ответил на вопрос, считает ли он себя революционером по духу:

– Конечно, считаю! Стране необходима революция, потому что сейчас политика в Италии погрязла в играх во власть. Это часто происходит во многих странах, но в Италии ситуация оказалось хуже из-за утраты человеческих и моральных ценностей, что обеднило политику и, по моему мнению, требует морального бунта и политической революции.

– Что произошло бы с Сильвио Берлускони, если бы его режим пал в результате революции? Оказался бы он в тюрьме, в изгнании?

– Нет, ничего такого с ним бы не произошло. Революция, которую я подразумеваю, ненасильственная. В настоящее время революции совершаются не только на площадях, но и благодаря телевизионному пространству, ведь можно выступать в качестве морального авторитета, а не человека с оружием в руках. Достаточно вспомнить "революцию роз", "оранжевую революцию" – именно они могут служить примером, а вовсе не французская революция с гильотинами. Что касается Берлускони, то у него есть много сторонников в народе, как и у Путина в России. Революция наступает в тот момент, когда удается победить в медийном пространстве. Берлускони доминирует в СМИ, и ему необходимо противостоять именно здесь, чего пока никому не удается. В тот день, когда Берлускони падет, мы отправим его на отдых в одну из его многочисленных вилл.

– Берлускони, по-вашему, это особый тип политического деятеля или традиционный политик, с поправками на национальные особенности страны?

– Берлускони – явление мирового масштаба. Его невозможно сравнить, скажем, с латиноамериканскими диктаторами, потому что объективно он не является диктатором, однако относится к типу "сильной личности", согласно определению, принятому в Латинской Америке. В личном, чисто человеческом плане Берлускони – очень добрый человек, в нем нет злости, но при этом он считает себя всемогущим и божественным. И, по счастливому для него стечению обстоятельств, у него в распоряжении есть средства для воплощения в жизнь этого образа – всемогущего и божественного.

– В ходе своего визита в Рим белорусский президент Лукашенко назвал Берлускони "батькой". А что, на самом деле, общего у Лукашенко и Берлускони?

– Боюсь, что у них много общего. Их обоих отличает, например, патриархальное презрение к женщине. В этом смысле для меня поведение Берлускони является абсолютно неприемлемым. Поясню: человек, обладающий властными полномочиями, ведет себя так, будто у него свой гарем. Его измены жене и другим женщинам обсуждает вместе с прессой вся страна. Положение внутри Белоруссии является благоприятным для Лукашенко, в то время как власть Берлускони ограничивают Конституция и парламент. Однако в обоих случаях общей тенденцией является правление без оглядки на оппозицию или на любые обстоятельства, ограничивающие их власть. Ни Лукашенко, ни Берлускони не выносят корректировок.

– В своей книге вы сравниваете Берлускони с Муссолини, Чаушеску и Ким Ир Сеном. На кого он больше похож?

– Из всех вышеперечисленных персонажей Берлускони больше всего похож на Муссолини, который был великим коммуникатором и пользовался доступными ему средствами – в его время это было, в основном, радио. Точно так же, как Берлускони сегодня использует телевидение. Берлускони так же, как в свое время Муссолини, всегда говорит так, чтобы вызвать эмоции у толпы, и это тоже объединяет двух этих деятелей. Как мы говорим в Италии, они оба – архи-итальянцы, супер-итальянцы. У них обоих очень много характерных черт, присущих итальянцам.

– В книге, цитируя Берлускони, вы пишете, что когда он найдет себе достойную замену, он отойдет от дел. Как по-вашему - у него есть уже достойный кандидат в преемники для управления страной?

– Берлускони не нашел себе преемника и, согласно моим прогнозам (в которых я, как показывает практика, редко ошибаюсь), Берлускони, если только не заболеет – желаю ему долгой жизни! – еще очень долго будет у власти. Он готовит конституционную реформу, в результате которой по истечении срока полномочий ему будет позволено стать президентом на манер Французской Республики. Таким образом, полагаю, Берлускони останется у власти до самой своей смерти. С политической точки зрения он бессмертен и, как все бессмертные, не только не задумывается о своем преемнике, но еще и думает о том, как помешать всем, кто метит ему в преемники.

– Другие политические лидеры, включая крупного союзника Берлускони Умберто Босси, привлекли к политике своих сыновей. Как вы думаете, почему Берлускони этого не сделал?

– Берлускони поступил лучше, поставив своего сына Пьера Сильвио у руля своей телевизионной империи. Не следует забывать о том, что Берлускони прежде всего предприниматель, который завел себе хобби – политику, не перестав при этом быть крупным бизнесменом мирового масштаба. Направив своего сына Пьера Сильвио руководить семейным бизнесом, он проявил себя приверженцем семейных традиций. Босси же несколько лет назад перенес тяжелый сердечный приступ и сейчас себя не очень хорошо чувствует. Возможно, он просто осознал, что жизнь его не будет долгой, и именно поэтому сделал ставку на сына, которого спонсирует и продвигает. Это два разных видения семейных традиций: оба продвигают детей, но в различных формах и на разных стезях.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG