Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Как поделить колхоз имени Ленина (Ульяновск)


- Мы все равно будем насмерть стоять, но не отдадим землю.

Сергей Гогин: Жители села Аврали, что недалеко от Димитровграда Ульяновской области, встали в пикет, чтобы техника могла выйти в поле и засеять землю, которую они считают своей. Каждую весну сельхозработы здесь больше похожи на военные действия. Говорит механизатор Валерий Тойгильдин:

Валерий Тойгильдин: Мы постоянно начеку. Могут подойти и блокировать опять технику. Был случай в прошлом году – вывод из строя техники.

- Машины били, трактора переворачивали.

Валерий Тойгильдин: Блокировать сейчас на машинах того и гляди с автоматчиками… Ставят трактор поперек, допустим, все.

Сергей Гогин: Три года тянется конфликт между пайщиками сельскохозяйственного производственного кооператива имени Ленина, бывшего колхоза. 132 пайщика из села Аврали с чувашским населением решили передать свои земельные доли – в целом около 900 гектаров - в аренду фермерам Сергею и Валерию Беспаловым, которых они знают и которым доверяют. Они выделили себе землю рядом с деревней. Говорит Сергей Беспалов:

Сергей Беспалов: Эти земли… У нас здесь база. Дальше лесопосадка, есть арендованная земля, получается одним массивом. Очень удобно и положено так по закону - одним массивом должно выделяться.

Сергей Гогин: Но большинство пайщиков колхоза имени Ленина, живущих в соседнем, преимущественно татарском, селе Сабакаево, возражают против такого выдела земли. Они считают, что авралинские захватили землю незаконно. Согласно решению общего собрания пайщиков, земля авралинским выделена совсем в другом месте, но оно не устраивает фермеров Беспаловых и его сторонников. Говорит Сергей Беспалов:

Сергей Беспалов: Исторически земля авралинская. Испокон веков наши предки ее обрабатывали, а не какую-то другую.

Сергей Гогин: На тот участок, что хотят обрабатывать Беспаловы, у СПК имени Ленина и его председателя Раиса Хуснутдинова свои планы. Этот СПК, по данным руководства Мелекесского района, проходит процедуру банкротства. Хуснутдинов убедил большинство колхозников передать свои паи в аренду мукомольному предприятию "Димитровградкрупзавод", которое выступает в качестве инвестора. Говорит жительница села Аврали Елена Беспалова:

Елена Беспалова: Зачем мы в город будем обращаться? Лучше в наше крестьянское хозяйство. Беспаловы прекрасно работают. Мы им доверим свои паи. Этого, конечно, Хуснутдинов не ожидал от народ и пошел на попятную. А потом он говорит… Крупозаводский хозяин сказал - или все паи, или отказываюсь.

Сергей Гогин: На любительской видеосъемке видно, как грузовики, принадлежащие колхозу, гоняются за тракторами, чтобы помешать им обрабатывать землю. Говорит пайщица Валентина Федорова:

Валентина Федорова: В прошлом году крупозавод привез омоновцев, и они встали с автоматами. Мы вооружаться будем, я там так и сказала с управления, из Ульяновска был он. Он говорит – пока вы все хозяева. Нет! Мы только хозяева, за свои паи. Будем насмерть стоять. Мы не доверяем Раису, мы доверяем Беспалову. Налоги платит он, корма дает он, зерно дает он. Муку дает он. Колхоз ничего не дает, а еще пользуется землей. Вот не засеяно, ни себе ни людям.

Сергей Гогин: После неоднократных просьб председатель СПК имени Ленина Раис Хуснутдинов все же согласился на интервью. Мы встретились, но мои вопросы ему почему-то не понравились. Он обвинил меня в том, что я выполняю чей-то заказ, и потребовал прекратить диктофонную запись. Хуснутдинов принес документы – протоколы собраний пайщиков, решения арбитражных судов, которые вынесены в его пользу, но не позволил мне снять копии с этих документов. В резкой, если не сказать – грубой, форме отказалась со мной общаться представитель инвестора, замдиректора "Димитровградкрупзавода" Ирина Шевкопляс.

Глава администрации Мелекесского района Ульяновской области Владимир Тигин говорит, что попытка местной власти выступить посредником в споре пайщиков пока не увенчалась успехом, и предлагает ориентироваться на решение общего собрания.

Владимир Тигин: Позиция и той, и другой стороны непримиримая по отношению друг к другу. Она ненормальная, потому как за тем и другим стоят люди. Решение, на самом деле, есть. Кому что-то не понравилось – я хочу вот то поле, а я хочу – вот то. Если идти по этому пути, то кто пожелает выделиться… Ну, мало ли кому что где нравится. Это невозможно. Этот процесс постоянный, длительный. Что касается в том конкретном случае – соблюдать и решать в рамках действующего Земельного кодекса, в рамках решения общего собрания.

Сергей Гогин: Начальник районного управления сельского хозяйства Борис Зюкуев считает, что битвы за землю начались с той поры, когда сельскохозяйственная земля стала, как любая другая собственность, объектом оборота.

Борис Зюкуев: Земля была государственной. Для чего это было делать? Чтобы еще разозлить людей, разорвать по национальному признаку, по какому-либо другому.

Сергей Гогин: Федеральный закон, регулирующий оборот земель сельхозназначения, сложен и, видимо, несовершенен. Пайщик имеет право выделить свою долю земли в натуре, но где – ему указывает общее собрание. Правда, в статье 14 закона говорится, что в случае разногласий пайщик может выделить земельный участок и распоряжаться им по своему усмотрению. Пока же битва за землю в Ульяновской области напоминает первые годы после отмены крепостного права в России. Тогда крестьянская община противилась выделу индивидуальных хозяев, и выйти из общины можно было, только заплатив выкуп.

XS
SM
MD
LG