Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Осведомитель в тупике


Александр Новиков когда-то считался членом ОГФ.

Александр Новиков когда-то считался членом ОГФ.

Административный суд в Хельсинки отказал в предоставлении вида на жительство в Финляндии бывшему осведомителю ФСБ Александру Новикову.

Новиков утверждает, что был внедрен секретными службами в оппозиционный Объединенный гражданский фронт (ОГФ) под видом активиста уличных акций и в течение некоторого времени поставлял ФСБ информацию о деятельности этой организации. Оказавшись в 2008 году в Дании, Новиков дал несколько интервью, из которых следовало, что ФСБ занимается незаконным политическим сыском. Новиков сообщил Радио Свобода о том, что не согласен с решением суда, которое намеревается обжаловать в Высшем суде Финляндии, а также в Европейском суде по правам человека.

- Суд отказал в предоставлении мне вида на жительство уже в третий раз. Это был административный суд в городе Хельсинки. Он ссылается на то, что мне ничего не угрожает, опасности для меня никакой нет, если вернуться обратно.

- Вы не согласны с решением суда? Почему вы считаете, что в России вам грозит опасность?

- После того, что я сказал в Дании... Это реальные, серьезные вещи. Я думаю, на это будет однозначная реакция в России. Я говорил, что власть реально боится восстаний, митингов. Если Каспаров соберет пять тысяч человек, бояться нечего, но если он соберет порядка 50 тысяч человек, это будет уже серьезный прецедент. Но это можно расценивать как призыв к экстремистской деятельности.

- Кто ваши враги в России? У них есть имена и фамилии?

- Врагов у меня нет, но за то, что я откровенно сказал, мне может быть все, что угодно.

- В свое время вы добровольно пошли на сотрудничество с российскими секретными службами. Вас внедрили в оппозиционное движение. Вы, насколько я понимаю, опять же добровольно поставляли в спецслужбы информацию о деятельности этого движения. Что заставило вас потом сделать те заявления, которые вы сделали?

- Надо побыть в этой, грубо говоря, шкуре, в моем положении, когда вы находитесь на митинге и все это видите, все эти острые моменты, все заявления, после этого происходят задержания тех людей, с которыми ты общался. Ты чувствуешь, что это твоя вина. Оправдания здесь неуместны. Неуместны. Не поймут люди, понимаете. Не поймут. Вся загвоздка была в том, что я, наверное, большую ошибку сделал, что стал сотрудничать.

- Тысячи людей занимаются оппозиционной деятельностью в России, делают это открыто, выходят на площади, вступают в столкновения с милицией. Они не хотят уезжать из России - видимо, не считают, что им что-то угрожает. Почему вы считаете, что ваша ситуация другая?

- Те люди, которые выходят на митинги, на протестные акции, это люди, которые не имеют за собой того шлейфа, который я имею. В Дании в 2008 году было открыто сказано, что в России существует политический сыск. Я единственный человек, который может это подтвердить документально - в суде, при свидетелях, если это потребуется.

- Что может вам предъявить ФСБ? Нарушение служебных инструкций о неразглашении условий вашего сотрудничества с ними?

- Я был внедрен в организацию "Объединенный гражданский фронт". По логике вещей, они не могут мне ничего предъявить, потому что это внедрение нелегальное. Последствия здесь самые разные, вплоть до... Что угодно может случиться, и наркотики подбросят, и оружие. Ну, я не буду сгущать краски, сами понимаете, что люди, которые занимаются такой деятельностью, они не в безопасности находятся.

- За время пребывания за границей вы получали какие-то угрозы со стороны российских специальных служб?


- Нет, нет.

- Ваш адвокат будет очевидно подавать апелляцию на решение хельсинского суда?

- Да, он будет подавать апелляцию, но я буду настаивать, чтобы этим занялся Европейский суд по правам человека. Финны не хотят портить отношения с Россией, я думаю, им и так уже хватает скандалов.

- Чем вы занимаетесь в Финляндии? У вас есть какие-то постоянные источники дохода?

- Я существую на социальное пособие, живу в закрытом лагере, то есть выход есть, но он охраняемый. Публика, с которой я нахожусь, разношерстная, и приятного мало, - рассказал Александр Новиков.

Российские специальные службы не комментируют дело Александра Новикова. Главный редактор интернет-сайта "Агентура.ру", эксперт по вопросам безопасности Андрей Солдатов, написавший несколько статей о Новикове, считает, что его дело представляет определенный общественный интерес:

- В чем Новиков прав? В том, что он единственный человек, который признался, что был внедрен в организацию, которая обладает законным, легальным статусом, что вообще-то по российским законам запрещено. Поэтому, если рассматривать ситуацию с этой точки зрения, то да, он, в общем, достаточно уникальный свидетель в этой ситуации.

- На ваш взгляд, есть политическая мотивировка в решении финских судов или они абсолютно беспристрастны с точки зрения закона?

- В последние 2-3 года я вижу, что европейские власти начинают постепенно менять свою политику в отношении людей, которые бегут из России по политическим мотивам. Это касается как просьб о предоставлении политического убежища, так и правозащитников. Такое впечатление, что в Европе не очень хотят сейчас вступать в ненужную конфронтацию с Россией по таким поводам. И я не исключаю, что финские власти учитывали некие политические моменты, когда решали дело Новикова.

- С одной стороны, деятельность Новикова у меня, например, не вызывает никакой симпатии: он очевидно знал, на что шел, когда соглашался сотрудничать со специальными службами. С другой стороны, ему, видимо, можно посочувствовать как человеку, попавшему в непростую жизненную ситуацию.

- Я думаю, что сейчас он, конечно, в отчаянном положении, поскольку не знает, что ему делать - нынешнее решение финских властей уже не первое. Он человек, который искал выход для себя в разных ситуациях и, в общем, добровольно соглашался сотрудничать с ФСБ. Но нельзя забывать, что его свидетельство действительно очень ценно. Любопытно: когда я писал об этом два года назад, мы просили считать нашу публикацию обращением в Генеральную прокуратуру с просьбой расследовать это дело, потому что, судя по заявлениям Новикова, налицо были признаки незаконной деятельности ФСБ. Мы просили расследовать, насколько эти заявления соответствуют действительности. А также обращались за комментарием в ФСБ. Никаких ответов ни из Генеральной прокуратуры, ни из ФСБ мы не получили.

- Вы собираетесь продолжать следить за делом Новикова?

- Точка в этой истории, конечно же, не поставлена. Я думаю, все равно требуется расследование. Ведь действительно существует законный запрет на внедрение в политические организации, которые не нарушают закон... А мне объясняли, что существуют различные методики, как этот запрет обойти. Например, можно сделать вид, что агент внедряется на самом деле в какую-нибудь криминальную группу. Эта тема очень актуальная. Поэтому, конечно, за ней нужно следить и дальше.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG