Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Литва: граффити как государственная проблема


Ирина Лагунина: Вильнюс в последнее время оказался во власти граффити. Если западноевропейские города остроту этой проблемы переживали 20-30 лет назад и к нынешнему времени с большим или меньшим успехом научились с ней справляться, то для столицы Литвы - это новый вызов.
Что делать с активностью райтеров – уличных рисовальщиков – которые оставляют свои надписи, рисунки, знаки повсюду, не жалея порой и только что отреставрированных зданий Старого города?
Рассказывает наш вильнюсский корреспондент Ирина Петерс.

Ирина Петерс: Решение проблемы, в полный рост вставшей нынче перед Вильнюсом, столь же пока не определено властями, как и ударение в слове "граффити" - языковедами. Так, грАффити или граффИти? Словарь допускает оба варианта. Интересно, что в России чаще говорят граффИти – от итальянского graffiare, царапать, а в Литве – грАффити, что ближе греческому grapho, пишу.
Так вот, с граффити в литовской столице устали воевать. Мэр города Вилюс Навицкас так и заявил: самоуправление прекращает войну с любителями граффити. Потому что в ней нет победителей. Мы просто предлагаем это делать там, сказал он, где можно рисовать, не опасаясь нарушить закон. Итак, рисовать разрешается в местах, утвержденных мэрией, после подачи прошения в Департамент общественного порядка. Список таких мест постоянно дополняется, ознакомиться с ним можно на сайте городского самоуправления и по специальному телефону.
Уход от борьбы с нелегальными рисовальщиками не означает, что Вильнюс отдают им на откуп. Просто решать эту проблему власти хотят по-новому – не только с помощью штрафов и запретов, а главное, вместе с обществом: недавно учащиеся нескольких вильнюсских гимназий с энтузиазмом закрашивали граффити, уродующие Старый город. Кстати, занесенный в список объектов исторического наследия ЮНЕСКО. "Эти ребята уже точно не будут пачкать здания и другим не дадут это делать" - уверены учителя.
Вообще, художники-нелегалы наносят немалый эстетический и материальный ущерб столице, они тайком рисуют на зданиях, мостах, прямо на улицах и тротуарах , недавно были разрисованы 14 троллейбусов… Как дорого обходятся налогоплательщикам работы по очищению! Три года назад мэрия выделила около миллиона литов на эти цели, в прошлом году - 600 тысяч, нынче же, в режиме экономии, не более 400 тысяч литов (примерно 120 тысяч евро).
Огромное количество рисунков, надписей, а то и просто грязных каракулей, стали не на шутку раздражать горожан и, судя по отзывам, многочисленных туристов. Проблемой озаботился даже министр иностранных дел Литвы Аудронис Ажубалис, выступивший с нехарактерным для его должности предложением ужесточить наказание за разрисовывание стен жилых домов, общественных и культурных объектов. Это, по его мнению, поможет бороться с вандалами. Сейчас уголовное дело возбуждается в том случае, если нанесенный вред превышает 130 литов (38 евро).
Говорит вице-мэр Вильнюса Гинтаутас Бабравичюс.

Гинтаутас Бабравичюс: Часть этих произведений можно назвать субкультурой. Есть талантливые исполнители, но большинство все-таки хулиганы, которые таким способом самовыражения выбрали портить общий вид города. Есть у нас программа отдельная, встречаемся с этими людьми, производя такую пропагандистскую работу. Но единственный способ эффективно бороться с граффити, он достаточно дорогой – это демотивировать этих граждан. То есть в этих местах, особенно престижных, нужно быстрее замазать их произведения, чем они поместят в интернет. Вот таким способом боролся город Хельсинки, это было довольно дорого, постоянные бригады должны были этим заниматься, но это единственное, что помогло. Что другое может помочь? В первую очередь нужно усилить действия полиции и общества, а то уже становится и довольно серьезной не только социальной, но и экономической проблемой. Вид в центре города просто отпугивает туристов.

Ирина Петерс: Директор Агентства по сохранению Старого города Гедиминас Руткаускас считает, что штрафами и запретами проблемы не решить.

Гедиминас Рукаускас: Социальное явление. Работать с молодежью превентивно, я бы назвал это диалогом.

Ирина Петерс: Что удается технически сделать, например, краски специальные, потом легко смывается с них граффити?

Гедиминас Рукаускас: Разработана технология, восковое покрытие. Но это очень дорогие вещи. Кое-где это в Вильнюсе уже делалось, но из-за большой цены это не продолжалось. Сейчас есть компания, которую нанимаем, чтобы она ухаживала и чистила постоянно. Но не производится так качественно, как должно быть.

Ирина Петерс: Виленчанка Тамара Янова – скульптор, лауреат Национальной премии Литвы - так видит проблему.

Тамара Янова: Жалко реставраторов, людей, которые занимаются городом. Только построят, только покрасят – и вдруг. Как вредительство это выглядит. Надо на обсуждение телевидения, собирать молодежь, в школах. Поручения давать более старшим подросткам. Дать эти же кисти и краски, чтобы они не отремонтированные еще дома или торец стены как-то раскрасили, пускай ярко, пускай непрофессионально, но вывели свои эмоции. Хотят проявить свою смелость. Нет, видно, возможности в каждодневной жизни проявить себя, нет лагерей спортивных, меньше всего этого стало, еще платно. Так это заметно у нас на белых чистых стенах. Трепещешь перед белым листом бумаги, боишься мазок первый сделать, тут, видно, творческие начала пробуждаются неумелые. Но что они делают, даже не понимают, что причиняют огромный вред городу. И потом сами люди мимо чтобы не проходили. Я лично не видела ни разу, они это делают ночью, с дрожащими руками. Мне так кажется, негде им выразить свои чувства напряженные.

Ирина Петерс: Видели ли вы талантливые произведения?

Тамара Янова: Бывают. В Одессе я видела очень интересные. Власти разрешили разрисовать, они украсили очень красиво. В Риге, например, торцовые стены разрисовывают. Только дать им надо возможность.

Ирина Петерс: Обратимся к мнению другого специалиста – художника, фотографа Андрюса Сургайлиса. Он преподает в вильнюсской Академии художеств.

Андрюс Сургайлис: Какие-нибудь запущенные фабрики или заборы – это можно все делать. И есть целая плеяда молодых талантливых рисовальщиков, которые делают сложные композиции. И есть перспектива потерять их художественное самовыражение. Но много в городе просто хулиганства. С другой стороны многие являются учениками разных художественных школ, но они не пачкают где попало, а в строго определенных местах. У них компании, клубы, меняются этими рисунками. У них целая партия этих вещей. Некоторые стараются поступать в вузы и приносят с собой такие домашние работы. Это очень интересно. Они категорически отмежевываются от тех, кто просто пачкают двери, автомобили, окна, им нужно оставить самый примитивный след. Это нужно пресекать, штрафы увеличивать. Они делают глубокой ночью очень быстро, чтобы никто их не увидел. А когда некоторым предлагают: если хотите, можно какой-то каталог сделать, они не очень хотят выделяться.

Ирина Петерс: Желание тайного геройства?

Андрюс Сургайлис: Конечно. Сейчас разрисовываются не только стены, что можно достать, а даже крыши других зданий, на 4-5 этажах. Я часто фотографирую старый город, невозможно сделать кадр без какой-нибудь пачкотни.

Ирина Петерс: Ваши студенты?

Андрюс Сургайлис: Разделяется мое мнение. Я даже удивился, она тоже говорят: как это все противно. 99% - это грязь, а не рисунки. Они уже понимают, что надо быть законопослушным человеком, если нельзя, значит нельзя. А в специально отведенном месте можно и порезвиться.

Ирина Петерс: Художник, историк моды Александр Васильев, кроме Москвы и Парижа много времени проводящий в своем вильнюсском доме, категоричен в отношение граффити.

Александр Васильев: Это акт вандализма, а не проявление современного искусства. Портит исторический облик такого прекрасного города, станы которого были отреставрированы очень дорогой ценой. Я лично абсолютно против такого проявления вседозволенности. Они же очень многие стены, особенно вдоль шоссейных дорог испортили и, возможно, навеки. Одно время это было очень модно в Нью-Йорке, все вагоны метро были изрисованы ими. Думаю, что это пройдет, просто стоить это будет городской администрации немало. Уйдет на это обычно около 10 лет. Если такая мода в Литве началась сейчас, то, думаю, что 10 лет нам придется переживать такую мазню на стенах. В основном они пишут там свои имена и чаще всего клички или названия их любимых музыкальных групп, каких-то клипов видео, никакого важного дополнения в жизни человечества эти граффити не несут, а облику города, особенно как центру туризма, конечно, будет очень сильно вредить. Надо ввести штраф и очень сильный и, возможно, именно это сможет остановить вандалов, которые занимаются самовыражением не на бумаге, что было бы гораздо лучше, не на коробке из-под обуви или телевизора, что было бы прекрасно, а именно на домах в городе.

Ирина Петерс: Согласно опросам, большинство жителей Литвы, особенно люди среднего и старшего возраста, отрицательно оценивают граффити. Во всяком случае, в том виде, в котором встречают. То же подтвердил и мой разговор с прохожими на улицах Вильнюса.

Бескультурно это все, деградированность общества. Начинаешь думать о каких-то потенциальных кражах, насилиях.

Смотря, что разрисовано. Бывает, что и ничего.

Какое-то специальное место должно быть, где бы люди могли себя реализовать, но не на домах.

Мне нравится. Детишкам не было, где рисовать, поставили стену, идите и рисуйте. И даже баллончики купили. Все довольны.

Я бы им руки поотрывала. В молодости боролись с этим, ловили, дружинники ходили. Если поймаем – уши надерем. Строгости я бы хотела.

Красивые изображения, уместные.

Некоторые нравятся. Мне и моей семье это не нравится, это унижает человека, достоинство.

Ужас! Никто их не наказывает. Нечего делать, не заняты.

Ирина Петерс: Возле столичной художественной школы беседую с семнадцатилетними ребятами.

Есть определенный конкурс, там выделяются какие-то здания, стены, где разрешают. А так на всех стенах нехорошо.

Если рисовать, то на тех стенах, которые уже непригодны. Большинство придумывают себе псевдоним и его пишут.

Ирина Петерс: "Приручить" граффити пытаются и в портовой Клайпеде – там с успехом прошел чемпионат уличных рисовальщиков, в котором участвовали и гости из соседних стран. Сами работы и лозунг соревнований: "Ударим настоящим граффити по вандализму!" впечатлили зрителей. А созданные панно выставлены теперь в городской библиотеке.
В Вильнюсе молодежные организации тоже пробуют действовать в этом русле. Рассказывает сотрудница детского клуба при столичном Комиссариате полиции Татьяна Чернявскене. Она более 20 лет работает с подростками.

Татьяна Чернявскене: Это вызов. Вызов против того, что они видят, против их жизни, против неясного будущего, того, в каком времени они сейчас живут. Должна быть государственная политика, тогда дети, по крайней мере, в таком количестве уже не пойдут писать на здания, чтобы выразить свое презрение. Я это расцениваю как вызов обществу, они это делают намеренно, чтобы самоутвердиться, в первую очередь в себе, что против того, что я вижу вокруг. С ними надо работать, начинать надо с малых лет. Легче сказать, что они уже невозвращенцы. Детей нет, которых нельзя возвратить в нормальную жизнь. Все они имеют проблемы только потому, что у них так сложилась жизнь. И если мы им не будем помогать сегодня, они не смогут вырваться, не смогут своих детей поднять.

Ирина Петерс: Глядя на современные граффити - мрачные или очень яркие, устрашающие или жалкие, ясные, беспомощно-нелепые, агрессивные, вульгарные или утонченные, наивные, но чаще всего с какой -то внутренней болью , надрывом – мысленно возвращаюсь тоже к надписи, но сделанной живыми цветами. Последние годы к радости горожан и восторгу туристов зеленые берега реки Нерис в самом центре Вильнюса украшали две яркие надписи, составленные из высаженных цветов (идея художника Гитяниса Умбрасаса). На одном берегу, по-литовски: Aš tavė myliu - я тебя люблю, а напротив: Ir aš tavė - и я тебя. Нынче цветы засохли, и сразу стало заметно, что этих слов очень не хватает – городам и людям. Может, в этом все дело?

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG