Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Отношение к телесным наказаниям – в России и в мире


Ирина Лагунина: По мнению социологов, очень серьезной проблемой для современного мира является ликвидация телесных наказаний детей. Совет Европы и ООН добиваются их полного запрещения, считая нарушением прав ребенка. В России также широко обсуждается эта тема. О новом исследовании социолога Игоря Кона, посвященном роли телесных наказаний в воспитании и отношению к ним в обществе, рассказывает Вероника Боде.

Вероника Боде: В своей статье о телесных наказаниях доктор философских наук Игорь Кон приводит такую статистику: "По данным комитета Государственной думы по делам женщин, семьи и молодежи за 2001 год, в России около двух миллионов детей в возрасте до 14 лет ежегодно подвергаются избиению в семье. Более 50 тысяч таких ребят убегают из дома. Две трети избитых - дошкольники. 10% зверски избитых и помещенных в стационар детей умирают. По данным президента Дмитрия Медведева, в 2008 году жертвами насилия в России стали 126 тысяч детей, из которых 1914 погибли, а 12 с половиной тысяч числятся в розыске. Проблема, по мнению президента, "выходит за рамки собственно правоохранительной деятельности".
Социолог Игорь Кон отмечает, что телесные наказания – часть этой проблемы. По некоторым оценкам, уровень применения физических наказаний в российских семьях составляет от 50 до 95%. Слово Игорю Кону.

Игорь Кон: В сегодняшней России отношение к телесным наказаниям неоднозначное. В принципе тенденции развития абсолютно те же, что и на Западе, то есть с течением времени есть массовые опросы и они показывают, что количество сторонников телесных наказаний уменьшается, и более молодые, более образованные родители реже подвергают своих детей телесным наказаниям. Но сложность заключается в том, что само понятие "телесные наказания" как у нас, так и за рубежом, почему это вызывает очень большие споры, оно неоднозначно. Одни понимают просто шлепки от раздражения, другие понимают порку, серьезную, жестокую, ритуальную и так далее. И поэтому, когда речь заходит о том, запрещать или не запрещать законодательно полностью так, как требует ООН и Европарламент, консервативные люди возражают и говорят: без этого не получается и так далее. Но практика разная, и в принципе различия такие же, как и в других странах.

Вероника Боде: А в России что за этим стоит – какая-то давняя традиция, определенная ментальность, что-то еще?

Игорь Кон: Если брать история воспитания в русских семьях дореволюционных и прочее, то отношение к детям никакой повышенной жестокости или строгости по сравнению с тем, что было на Западе, не наблюдается. Самое суровое телесное наказание, причем не только в семье, но и в школе, дольше всего существовало, как известно, в Англии. Разница принципиальная между Россией и Европой заключается в том, что в России гораздо дольше, чем в Европе практиковались телесные наказания взрослых. Это связано с крепостным правом. Ведь даже после отмены в 1861 году крепостного права, телесные наказания для крестьян в значительной степени сохранились, и это вызывало очень большую полемику в русском обществе. И даже в школах запрет телесных наказаний, в гимназии он существовал, и они были запрещены в конце 19 века, но продолжали существовать телесные наказания крестьян, в армии очень сложно было с запрещениями телесных наказаний. Вот если это сформулировать, то в России значительная часть людей за людей не считалась. И поэтому если взрослого могли пороть, не принимая во внимание ни его достоинство, ни все прочее, то, конечно, говорить о том, что запрещать наказывать детей, которые несмышленые и так далее, было гораздо труднее. Поэтому, я думаю, в России эта проблема прежде всего проблема крепостного права и связанного с этим дефицита личного достоинства.

Вероника Боде: Таковы наблюдения социолога Игоря Кона. По данным Фонда "Общественное мнение" в 2008 году о пережитых телесных наказаниях говорил каждый второй опрошенный. Мнение о том, что физические наказания школьников иногда необходимы, поддержали 67 процентов россиян – то есть подавляющее большинство. А вот что думают по этому поводу прохожие на улицах Пятигорска. Надо ли наказывать детей физически?

Я считаю, что можно применять к детям физические наказания, но они должны ограничиваться определенными рамками. То есть маленького ребенка, который что-то не понимает, которому невозможно объяснить, можно шлепнуть или в угол поставить. До определенных пределов, чтобы не переходить границы.

Я думаю, да. Но такие легкие. Сильно нет, конечно.

Я думаю, что можно, но в мерах разумного. В угол, конечно, можно поставить, чтобы убивать, бить сильно, я думаю, что нет.

Конечно, надо. Шлепать или щелчок, и все. Нельзя истязать ребенка.

Вообще категорически нет. Можно другие меры цивилизованные применять, разговаривать с ребенком, он же человек. Оставить, пусть полежит в постели, или отвлечь чем-нибудь.

Смотря, какая обстановка, ситуация. Если меня папа один раз хорошо наказал, я до сих пор помню и не делаю.

Нет, нельзя, не по-человечески это. Наказание можно какое-то придумать: сесть, посидеть на диванчике, допустим.

Конечно, нельзя. Мать наказывала ребенка, отняли ребенка, лишили прав. Ни в коем случае нельзя. Просто поговорить, сказать: нельзя так, вот так надо делать. Чтобы понял, слушался. Общий язык найти.

На усмотрение воспитателям, бабушкам, дедушкам. За ухо можно покрутить.

Обязательно нужно маленького детеныша ремнем. Если они не знают, что такое ремень, они никогда не поймут, что такое хорошо, что такое плохо.

Я считаю, нет. Наши дети понимают и без этого, если нормально им разъяснить, объяснить. Зависит от воспитания родительского с самого начала, это можно, это нельзя.

Нежелательно, естественно. Путем отвлекания переводить тему на другую игру, книжку. Не получается, все равно где-то шлепнул, где-то припугнул, естественно.

Наказания в принципе применять нельзя, никакого физического воздействия. Но если ребенок не понимает, то слегка шлепнуть или прикрикнуть, я думаю, необходимо.

Нет. Просто надо с ребенком поговорить, убедить, сказать, что так нельзя. Я своего ребенка не лупила и другим не советую.

Вероника Боде: Голоса жителей Пятигорска записала корреспондент РС Лада Леденева. По наблюдениям социолога Игоря Кона, бить детей призывает и русская народная педагогика. В качестве доказательства он приводит такие поговорки: "За дело побить – уму-разуму учить", "Ненаказанный сын – бесчестье отцу"; "Поменьше корми, побольше пори – хороший парень вырастет". Но самыми убежденными сторонниками телесных наказаний, как отмечает Игорь Кон, являются верующие люди, христиане. Я решила проверить этот вывод и позвонила Ярославу Сивульскому - он член руководящего совета управленческого центра Свидетелей Иеговы в России.

Ярослав Сивульский: Что касается меня, родители меня в детстве иногда наказывали, я думаю, что это было необходимо, так как это помогло мне сформироваться как личности, какие-то моральные ценности усвоить. Я думаю, что это было полезно. Но вообще, если говорить о наказании, то библейская точка зрения такова, что детей нужно, во-первых, любить и если и наказывать, то делать это с любовью. То есть Библия против жестокого обращения с детьми. И конечно, это не будет проявлением любви, если без причины и во гневе наказывать своих детей. Но если это необходимо, то может быть порой для того, чтобы ребенок усвоил что-то ценное, что хотели бы родители ему привить, иногда может быть и наказывать, в том числе применяя розгу. Например, в Библии говорится, что нельзя жалеть розги для своего сына.

Вероника Боде: А что это дает?

Ярослав Сивульский: Мне кажется, что когда родители воспитывают своего ребенка с любовью, он это чувствует, то может быть розга и не понадобится, может быть одного такого опыта будет достаточно для всей жизни ребенка. Но иногда может быть в качестве дисциплины может быть полезным. Но это должно быть решением родителей, они должны в первую очередь сами решать, как они воспитывают своих детей, как они хотят прививать какие-то ценности.

Вероника Боде: Это был Ярослав Сивульский, член руководящего совета управленческого центра Свидетелей Иеговы в России. А вот психологи, по большей части, говорят о вреде физических наказаний. Наталья Московкина, психолог Центра социальной помощи семье и детям под названием "Семья", не одобряет телесных наказаний детей как раз потому, что часто сталкивается с их последствиями.

Наталья Московкина: Во всех случаях нарушается формирование личности ребенка. Особенно тяжелые последствия, я бы сказала, катастрофические проявляются у детей, которые подвергались насилию в возрасте до двух лет. Задерживается психическое развитие ребенка, не формируется базового доверия к миру. То есть мир такой ребенок воспринимает, как мир враждебный. И что самое страшное, психическое развитие этого ребенка замедляется по мере его роста. Есть такие данные, которые говорят о том, что психическое развитие останавливается. Когда ребеночек чуть более сознательный и подвергается физическому насилию, то у него резко падает самооценка, он чувствует себя неполноценным и в результате оказывается неспособным к вступлению в контакты. Социальные контакты не формируются, ребенок оказывается вне сферы общения со сверстниками и со взрослыми так же, соответственно, это тоже сказывается на развитии личности. Но самое страшное в том, что физическая боль, которую ребенок испытывает, когда его бьют, иногда приводит к тому, что у ребенка возникает сексуальное возбуждение в ответ на удары. Вот такое явление может закрепиться и в будущем такой ребенок имеет огромнейшие шансы иметь глубокие сексуальные нарушения, вплоть до невозможности ведения нормальной половой жизни, вплоть до неумения построить и невозможность построить нормальные сексуальные отношения, начиная от мазохизма и кончая склонностью к насилию, избиению и убиению своего партнера.

Вероника Боде: Некоторые родители говорят, что необязательно сильно бить, можно просто дать подзатыльник, например, или пощечину.

Наталья Московкина: Они никогда не ставят себя на место ребенка. Представьте себе, вам дали подзатыльник или вам дали пощечину, насколько это глубокое унижение. А ребенок, эмоциональный ребенок с еще не сформировавшимися регуляторными возможностями, он воспринимает это еще тяжелее. Хотя внешне может быть это так не воспринимается, ну хлопнули, и он побежал и успокоился, как говорит мама. Но на самом деле формируется определенный тип личности, который приводит к социальной дезадаптации часто. А социальная дезадаптация – это и алкоголь, и наркотики, и социально нежелательное поведение, криминальное поведение. Всего-навсего от тех шлепков и подзатыльников, который он получал в семье.

Вероника Боде: Таково мнение психолога Натальи Московкиной.
По данным одного из социологических исследований, 61 процент питерских студентов одобряют битье как способ воспитания. Причем часть этих молодых людей – будущие педагоги, - с горечью подчеркивает социолог Игорь Кон в своей статье. Сейчас Игорь Семенович пишет книгу, посвященную роли телесных наказаний в воспитании детей и отношению к ним в обществе в разные эпохи. Книга называется "Бить или не бить".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG