Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Беседа из цикла "Российские регионы": Оренбургская область


Ирина Лагунина: Во вторник в Оренбургской области состоялась инаугурация нового губернатора, Юрия Берга, на чем закончилось 11-летнее правление областью Алексея Чернышева. И, вероятно, уже можно подвести предварительные итоги этого правления. В обсуждении принимают участие доктор географических наук Наталья Зубаревич и политолог и журналист Татьяна Денисова. Цикл бесед "Российские регионы" ведет Игорь Яковенко.
Игорь Яковенко: Наталья Васильевна, чем были для Оренбургской области эти 11 лет правления Чернышева, и что сейчас происходит с экономикой и социальной сферой области?

Наталья Зубаревич: Если брать все десятилетие, то это восстановление и усиление роли традиционных специализаций - это газ, это нефтедобыча, которая выросла, это металлургия, черная в первую очередь, и цветная. Второй сюжет – это то, что в области всеми крупными предприятиями владеют внешние собственники, поэтому доходы, конечно, уходили из региона. Третий момент - это какая-то стабилизация ситуации на границе, когда в 90 годы частично приезжали русскоязычные жители из Центральной Азии и Казахстана, потом был небольшой период, когда и казахи приезжали на заработки. Сейчас Оренбург стал воротами, калиткой в значительной степени трудовой эмиграции из Средней Азии со всеми издержками этого процесса.
Если посмотреть на социальную составляющую 10 лет роста, то она, мягко говоря, была очень умеренной. Потому что вывоз капитала, такое движение через границу, оно не стимулировало повышение качества жизни. И Оренбург как центр, безусловно, проигрывает другим крупным центрам Приволжского федерального округа и Урала, хотя город развивался как все региональные столицы, он часть доходов территории перетягивал на себя. Насчет Орска не могу сказать, есть второй центр, коллега тут меня поправит, я не очень четко понимаю ситуацию.
Но в целом, если суммировать, это традиционный регион с экспортными отраслями промышленности, которые как-то что-то дают бюджету, немного стабилизируют занятость, но население по-настоящему преимуществ этих не видит. А вся социальная жизнь и сфера особенно Оренбургской области очень сильно недоразвита. В отношении кризиса могу сказать, что он был достаточно жестким. Но за последние кварталы уже 10 года ситуация более-менее стабилизировалась, хотя на отрицательном уровне, минус 3%, но все-таки провал частично удалось купирован. Что не удалось купировать по кризису? И тут у меня особых ожиданий нет. Сильнейший провал по инвестициям почти на четверть, сильнейший провал по жилищному строительству, тоже на четверть, а в Оренбурге с жилищными условиями не здорово, как и с благоустройством жилого фонда есть большие проблемы. И то, что я хотела бы отметить, не восстановились доходы населения. Оренбург в той обойме полуфабрикатных и сырьевых регионов, где доходы падали прилично и пока тренда роста нет. Новому губернатору предстоит очень серьезная работа.

Игорь Яковенко:Татьяна Максимовна, что вы скажете об уходящей натуре, какую оценку вы бы поставили бы губернатору Алексею Чернышеву?

Татьяна Денисова: Я хочу согласиться с Натальей Васильевной по всем параметрам, которые она назвала за это 11-летие. Единственный момент, который стоит отметить, что в отличие от Ямало-Ненецкого национального округа, Оренбург, у которого есть газ и нефть, он действительно этих преимуществ не имеет. Не имеет преимуществ от того, что у нас есть медь и не имеет преимуществ от того, что весь восток промышленный в настоящее время находится в тяжелейшем состоянии, безусловно. Я тоже считаю, что много придется работать Бергу, он, собственно говоря, из депрессивного города Орска, в котором на сегодняшний день нет надежды у населения на ближайшее время на то, что могут повыситься доходы. Потому что машиностроение, скажем так, не поднялось в это десятилетие, но хотя бы немножко стабилизировалось с приходом финансово-промышленных групп. Более-менее в нормальном состоянии областной центр.
Но в то же самое время в 10-летие правления Андрея Чернышева в Оренбурге с его промышленной карты исчезли все предприятия. Это и аппаратный завод, и завод "Инвестор", который на сегодняшний день в кризисе. Что работает в области? Ясно, это газоперерабатывающая промышленность, это нефтехимическая. Но все доходы, как отмечено, уходят в нашу дражайшую столицу.
С чем приходил Чернышев? Он приходил, собственно говоря, как представитель серьезной агропромышленной группировки, но если первые пять лет Алексей Андреевич пытался восстанавливать, как это у нас принято говорить в Оренбургской области, пашни, потом он понял, что пашни восстановить невозможно. На сегодняшний день, несмотря на то, что область выращивает достаточно неплохо зерновые, но на территории практически отсутствует перерабатывающая промышленность. Я в качестве примера могу привести последнее законодательное собрание Оренбургской области, на котором отправляли губернатора. Не знаю, на благополучную пенсию или пока затишье. Но губернатор предложил продать из последнего элеватора, в котором 51% областных, 26% акций, в связи с тем, что корпорация обещала построить предприятия, которые будут выпускать кондитерку, которой нет в области. То есть при губернаторе закрылась макаронная фабрика. А Оренбургская область – это твердые сорта пшеницы. При губернаторе закрылась кондитерская известная фабрика.

Игорь Яковенко:Понятна ваша оценка, отношение. Татьяна Максимовна, а что такое Юрий Берг? С одной стороны он вроде бы свой, то есть не будет московского или питерского передела власти. Собственно, ожидается ли серьезная ротация власти, перераспределение денежных потоков? Потому что говорят об усилении группировки металлургического лобби, которое вроде бы продвигал Берг. Чего ждут элиты, эксперты от нового губернатора?

Татьяна Денисова: Юрий Берг начинал в команде губернатора Елагина и достаточно серьезное время работал на востоке области. Усилится ли восточное лобби и что такое восточное лобби? Восточное лобби – это уральская сталь, я думаю, что вряд ли финансовые потоки будут перераспределены. Но что безусловно будет происходить - это восстановление какого-то социального статуса города Орска. Потому что Бергу не удалось за пять лет своего мэрства, скажем так, серьезно исправить ситуацию за все предыдущие годы. Это самая депрессивная территория в Оренбургской области. Понятное дело, не удастся Юрию Александровичу изменить взаимоотношения с ТНК ВР. На прежнем уровне останутся взаимоотношения с большим "Газпромом". А что касается территории востока, то в общем-то многие связывают надежды с тем, что там хотя бы начнется жилищное строительство, там начнется производство строительных материалов, что повлечет за собой, собственно говоря, новые рабочие места. Там серьезная ситуация с рабочими местами, с рынком труда.

Игорь Яковенко:То есть вы думаете, поскольку у Берга ничего не получилось в Орске, то в масштабах Оренбургской области есть шансы получиться?

Татьяна Денисова: Я бы не сказала, что у него не получилось ничего в городе Орске, по одной простой причине. Предыдущие 15 лет до него промышленность, а это машиностроение, и там кроме нефтепереработки эффективно ничего не работало. На одном предприятии социальную жизнь города не поднимешь. За это время город постарел - это тоже серьезная проблема с пенсионерами. 15 лет, собственно говоря, работы не было. Предприятия даже на 20% своей мощности советской не работали. В прежние времена город Орск был привлекательнее, чем областной город Оренбург.

Игорь Яковенко:Спасибо, Татьяна Максимовна. Наталья Васильевна, как вы оцениваете шансы нового губернатора изменить ситуацию в области, прежде всего как-то может быть изменить ситуацию с внешним собственником основных активов, то, что по сути дела область себе не принадлежит?

Наталья Зубаревич: Знаете, это не единственный такой регион в России. У меня немножко другой взгляд на проблему. Отстраивать отношения с "Газпромом" действительно очень сложно. С металлургами не просто, но там же для них не самый важный, но значимый регион, поэтому с ними взаимодействовать несколько легче. Поэтому от того, как будут отстроены отношения с крупным бизнесом хотя бы в металлургической части, зависит немало. Второе: вся надежда на то, что неконкурентоспособное машиностроение Оренбургской области встанет, поднимется и пойдет дальше, наверное, стоит оставить, оно умирает. И этот кризис просто еще один шаг на пути его умирания.
По Оренбургской области другие конкурентные преимущества. Первое из них - вполне рентабельное зерновое хозяйство и вот здесь надо работать, снижая барьеры, помогая людям не просто производить зерно, но действительно привлекая инвесторов на переработку. Потому что рядом дышит "Макфа", челябинский конкурент, и бороться надо за того инвестора, который реально придет на хорошие, твердые сорта оренбургской пшеницы.
Следующий момент - это города. С Барнаулом, я полагаю, результата тоже добиться относительно возможно, потому что все региональные столицы развиваются лучше своих регионов - это в России объективный закон концентрации ресурсов в центре. Другое дело, что Барнаул стартует с достаточно низкой позиции. В отношении Орска предстоит тяжелый, болезненный процесс переформатирования и к нему надо быть готовым и четко понимать. Постарение в области есть, но оно несопоставимо с тем, как постарели центральные российские регионы. Проблем куча. Ярких, четких, знаковых точек, за которые можно взяться, в общем-то особо нет, хотя их, тем не менее, вижу. Это природное плодородие, это наличие крупных собственников, с которыми все-таки можно договариваться, понимая, что не с "Газпромом", он не видит российских регионов в упор - это его стиль управления, с остальными как-то можно. От губернатора потребуется рыночный взгляд на проблему, отсутствие попыток восстанавливать советский дизайн индустриальный, который был. Он умирает и с этим ничего сделать нельзя. Это надо понять. И третье – использование сервисных и аграрных возможностей, они в Оренбургской области есть.
XS
SM
MD
LG