Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Приговоры Гаагского трибунала и память о мусульманском анклаве Сребреница


Ирина Лагунина: Международный трибунал по военным преступлениям, совершённым в бывшей Югославии, на минувшей неделе вынес судебный вердикт против семерых офицеров войск боснийских сербов, в котором подтверждено, что существуют "неопровержимые доказательства", что летом 1995 года в боснийском городке Сребреница был совершен геноцид мусульманского населения. Максимальные сроки получили бывший начальник службы безопасности Дринского корпуса Армии боснийских сербов, полковник Вуядин Попович и начальник службы безопасности Главного штаба армии, полковник Любиша Беара. Они признаны виновными в геноциде и приговорены к пожизненному заключению. Остальные пять обвиняемых – к тюремному заключению сроком от 5 до 35 лет за содействие в проведении геноцида, за преступления против человечности и нарушение законов и обычаев войны.
Суд над семью обвиняемыми в соучастии в убийстве более 7 тысяч мусульман в Сребренице стал самым крупным процессом за все время существования трибунала ООН по бывшей Югославии. Слушания продолжались три года, за это время перед судом выступили более 300 свидетелей, было предъявлено более 5,3 тыс. улик.
О реакции на решение суда – наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: 11 июля 1995 года, в жаркий летний день Сребреницу, мусульманский анклав, который в течение трех лет был полностью изолирован в сербском окружении и который был официально провозглашен зоной под защитой ООН, заняли силы боснийских сербов.
Местное население пыталось покинуть свои дома - уйти на территорию под контролем мусульманского правительства в Сараево. Женщины, дети и старики, в общей сложности двадцать пять тысяч человек, пошли на базу голландского миротворческого батальона вблизи Сребреницы –Поточары, надеясь при помощи "голубых касок" эвакуироваться на автобусах. Большинство мужчин, около десяти тысяч, вечером через леса и горы двинулись в направлении линии разграничения, в путь длиной более ста километров. Среди них были и мальчики моложе семнадцати лет. Большинство из них попали в плен к войскам боснийских сербов. Уже на следующий день, 12 июля, было принято решение всех мужчин расстрелять.
Вот отрывки из судебного решения Гаагского трибунала.

Диктор: 13 июля 1995 года началась операция уничтожения. Военнослужащие сил боснийских сербов расстреляли пленных боснийских мусульман на берегу реки Ядар, а также на грунтовой дороге в долине Церска, в штабе братунацкой бригады на луге Сандичи и вблизи школы в Братунце. В тот же день взятые, или сдавшиеся, в плен боснийские мусульмане некоторые пешком, а некоторые на автобусе были отправлены в складское помещение в местечке Кравице. Там первыми, насколько известно, были убиты пленные, привезенные на автобусе. То, что последовало после этого начального эпизода убийства, можно описать как резню содержащихся в складском помещении пленных. Военнослужащие сил боснийских сербов открыли огонь из автоматов и гранатометов по безоружным людям. Расправа над пленными длилась всю ночь. В результате были убиты, по меньшей мере, тысяча мужчин – боснийских мусульман. Бульдозеры и экскаваторы приехали 14 и 15 июля, чтобы убрать тела.

Айя Куге: После ближайших окрестностей Сребреницы, последовали массовые расстрелы в городе Зворник, в сорока километрах от Сребреницы. Как сказано в вердикте суда, там с 13 по 17 июля люди прошли короткий, но страшный период заключения в разных общественных объектах, главным образом, в школах.

Диктор: Мужчины были подвергнуты издевательствам на основании их национальной принадлежности, большинство их них лишены пищи и воды. Атмосфера террора поддерживалась при помощи избиений и отдельных убийств. Сломленных духом боснийских мусульман уводили на расстрел. Некоторым надевали повязку на глаза и связывали руки, затем они получили последний стакан воды. Потом их увозили в разные места поблизости и расстреливали. Эта картина повторялась повсюду – на поле у Ораховаца, на дамбе в Петковцы, в карьере Козлук, на сельскохозяйственной ферме в Пилице.
Бульдозеры и экскаваторы ко времени расстрелов либо уже были на месте, либо прибыли вскоре – тела были сброшены в массовые могилы и закопаны. После этих массовых расстрелов силы боснийских сербов предприняли операцию "чисток" в анклаве Сребреница и в районе Зворник – между 16 и 27 июля продолжалось уничтожение людей в меньшем масштабе.

Айя Куге: Через пару месяцев, когда уже было ясно, что приближается конец войны в Боснии, сербы начали выкапывать трупы и перевозить их в другие, более скрытые места.

Диктор:
В течение сентября и октября 1995 года, в попытках скрыть убийства, войска боснийских сербов, при помощи гражданских властей, провели широкомасштабную операцию в зонах Зворницкой и Братунацкой бригад, в ходе которых тела жертв расстрелов были перемещены из первичных во вторичные места захоронения.
Суд получил на этот счет большое количество доказательств в результате проведенной медицинской и генной экспертизы. На основании этих доказательств судебная коллегия заключила, что после падения Сребреницы были убиты, по меньшей мере, 5 336 человек, останки которых опознаны. Однако доступные доказательства не охватывают весь объем, и поэтому судебная коллегия уверенна, что после идентификации всех жертв число расстрелянных будет больше. Коллегия считает, что число убитых в Сребренице могло бы составить 7 826 человек.

Айя Куге: Завершение судебного процесса против семерых офицеров войск боснийских сербов, ответственных за трагедию в Сребренице, снова раскрыло раны семей жертв. "Матеры Сребреницы" – так называется организация, объединяющая мусульманских женщин Сребреницы, города, в котором сейчас больше людей на кладбище, чем остались жить, - не могут смириться.

Женщина: Нет такого суда, который мог бы вынести приговор, соответствующий тому, что они сделали в Боснии и в Сребренице. Ведь те, кто сидел на скамье подсудимых, живы, их семьи с ними встречаются. А мы, с тех пор, как 15 лет назад расстались со своими детьми, никогда уже не увидим их живыми. Мы даже нормально похоронить их не можем. К сожалению, на кладбище в Поточары тела поступают не целиком - только части. Путь стыд лежит на всех тех, кто это сделал! Пусть их постигнет Божье наказание.

Женщина: Почему не дали матерям Сребреницы их судить?!

Женщина: Я больше не знаю, что делать. Все мы, матери, потеряли двоих-троих и разыскиваем их уже 15 лет. Я нашла останки двоих сыновей и мужа, а третьего ребёнка не нашла.

Женщина: Не скажу, что я довольна приговором – нет. А кроме того, я ещё не нашла ни одного из убитых членов моей семьи. Я нашла лишь голову мужа – и ничего больше. Не знаю, что с ним произошло. И боюсь, что умру, так и не узнав.

Айя Куге: Семьи жертв больше всего огорчены тем, что главный обвиняемый в геноциде в Сребренице генерал Ратко Младич всё ещё не пойман. Правда, суд над бывшим политическим лидером боснийских сербов Радованом Караджичем, начавшийся в ноябре 2009 года в Гааге, хоть медленно, но продолжается.
Чем важен приговор Гаагского трибунала офицерам войск боснийских сербов, ответственным за убийства в Сребренице? Ведущая в Сербии правозащитница, которая больше, чем кто-либо другой, занималась военными преступлениями прошлой войны, Наташа Кандич считает, что значение приговора состоит, прежде всего, в том, что Международный трибунал впервые установил прямых виновников, организаторов геноцида в Сребренице.

Наташа Кандич: Вуядин Попович и Любиша Беара приговорены к пожизненному заключению именно за совершение геноцида. Я считаю очень важным то, что сказано в приговоре суда: в контексте войны в бывшей Югославии, в контексте истории человечества то преступление, которое было совершено в Сребренице, является самым страшным, что может быть по масштабу и жестокости - геноцидом. Особенность этого приговора состоит и в том, что в нём раскрыто, что это преступление было спланировано заранее. Оно было совершено на основании двух распоряжений Радована Караджича, первое из которых было отдано ещё в марте 1995 года. Первое распоряжение: всех мусульман изгнать из Сребреницы и соседних анклавов. Второе: убить всех мужчин из Сребреницы.

Айя Куге: Однако обвинительный приговор за участие в геноциде ранее уже был вынесен генералу армии Республики Сербской Радиславу Крстичу, хотя после апелляции ему удалось добиться изменения формулировки.
Наташа Кандич: Судебное расследование геноцида в Сребренице началось именно с генерала Крстича. Однако он был признан виновным лишь в содействии в совершении геноцида. Теперь намного более точно подтверждено фактическое состояние происшедшего, и поэтому некоторые обвиняемые приговорены к максимальным срокам заключения. Огромное количество собранных трибуналом фактов поможет и в других судебных процессах, в ходе которых можно будет глубже разъяснить роль некоторых военизированных формирований и органов власти Сербии в событиях в Сребренице в июле 1995 года.

Айя Куге: На мемориальном кладбище Поточари вблизи Сребреницы сейчас захоронены примерно три с половиной тысячи жертв. 11 июля этого года там пройдут похороны ещё 800 человек – их останки опознали в течении минувшего года.
О ситуации в этом районе говорит и только что поступившая информация: начинается эксгумация ещё одного массового захоронения. Оно было найдено случайно. В грузовике, который вёз на стройку песок из карьера неподалеку от Сребреницы, были обнаружены человеческие кости. Сейчас карьере уже найдены останки пятерых боснийских мусульман.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG