Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киргизские узбеки боятся и не верят


Многие этнические узбеки, живущие в Киргизии, потеряли не только жилье и имущество, но и надежду

Многие этнические узбеки, живущие в Киргизии, потеряли не только жилье и имущество, но и надежду

Власти Киргизии заявляют о постепенной нормализации обстановки на юге страны и сообщают о начавшемся возвращении беженцев – узбеков, покинувших республику в результате межэтнических столкновений. О том, что сегодня происходит на юге Киргизии, корреспонденту Радио Свобода рассказала Анна Нейстат, сотрудник отдела по чрезвычайным ситуациям международной правозащитной организации Human Rights Watch:

– Я сейчас нахожусь в Оше. На первый взгляд, здесь относительно спокойно. В том смысле, что нет активных перестрелок. Но ситуация крайне напряженная. По сути, узбекское население забаррикадировано в своих районах – махаллях. Люди не могут оттуда выйти и туда никто не может зайти. Это продолжается уже несколько дней, с тех пор, как закончились активные боевые действия. Ситуация абсолютно неприемлемая. Прежде всего, она свидетельствует о том, что служба безопасности, милиция, военные не способны обеспечить достаточные условия для свободного и безопасного передвижения людей по городу.

– Как ведут себя представители правоохранительных органов? Какие меры предпринимают?

– Я бы хотела ответить на этот вопрос, но мы их практически не видим. И это, пожалуй, наиболее серьезный знак того, что ситуация не находится под контролем. Группы милиционеров и военных видны рядом с областной администрацией. Есть несколько блокпостов. Но улицы, по сути, не контролируются. Сегодня мы зафиксировали несколько случаев, когда узбеки, которые пытались выйти из своих забаррикадированных районов и отправиться куда-то еще, подвергались нападениям. Два человека были избиты. Вчера один человек, который пытался выйти, был ранен. Одна женщина сегодня подверглась серьезному нападению: она избита и изнасилована. Так что узбеки совершенно обоснованно боятся покидать свои кварталы.

– Кто нападал на людей, о которых вы говорите?

– По их утверждениям – киргизы. Женщина, которая подверглась нападению, сказала, что это были люди в военной форме. Были это представители правоохранительных органов или просто гражданские киргизы, одетые в камуфляж? Не знаю.

– Что-то известно про нападавших, кроме того, что они киргизы?

– Только то, что это были относительно молодые люди. В одном случае – в военной одежде, в остальных – в гражданской.

– Люди, забаррикадированные в своих махаллях, должны чем-то питаться. Они получают гуманитарную помощь?

– Нет, никакой гуманитарной помощи сюда в настоящее время не поступает. По крайней мере, та помощь, которая идет через правительство, сюда пока что явно не доходит. В тех районах, которые ближе к узбекской границе, люди получают какую-то разовую помощь из Узбекистана, а что касается остальных районов, ситуация очень серьезная. Сюда не доставляется ни еда, ни вода, проблема с медицинским обслуживанием. В некоторые из этих районов начал доходить "Красный Крест" и лишь там люди получают какие-то медикаменты.

– Какие международные гуманитарные организации помогают узбекским поселенцам и вообще местным жителям?

– Здесь работает "Красный крест". А больше, фактически, представителей гуманитарных организаций нет. Отчасти потому, что правительство, насколько я поняла со слов сотрудников ООН, не готово было гарантировать им безопасность. Пока правительство и администрация региона не предоставят им гарантии безопасности, работать они не будут. А таких гарантий им не предоставляют, что еще раз подтверждает, что ситуация едва ли находится под контролем.

– Чем занимается в Киргизии ваша организация?

– Занимаемся тем, чем занимается обычно: документируем нарушение прав человека. Расследуем, что произошло за последнюю неделю, включая столкновения между киргизским и узбекским населением, и то, что происходит в настоящий момент. Прежде всего, нас интересует, разумеется, какую роль в событиях сыграли власти Киргизии: просто стояли в стороне или же принимали активное участие? Я пока не могу дать точного ответа на этот вопрос. Совершенно очевидно, что защитить население не удалось, защитить имущество не удалось. Объясняется ли это исключительно отсутствием физических возможностей или недостатком политической воли? Это вопрос, на который нам предстоит ответить в ближайшие дни. По результатам нашей документации мы сформулируем ряд рекомендаций.

Прежде всего, мы считаем, что здесь необходимо введение международных сил, которые могли бы стабилизировать ситуацию. Потому что к киргизским службам безопасности у узбекского населения, безусловно, никакого доверия нет. Узбекское население считает, что киргизские службы безопасности принимали участие в актах насилия. Правда это или нет – другой вопрос, но узбекское население в этом абсолютно убеждено. Поэтому какие-то международные силы совершенно необходимы.

Еще один важный момент – это, конечно, то, как будет вестись расследование по факту беспорядков. Сейчас у нас есть серьезные опасения относительно того, насколько серьезным и объективным будет расследование, которое начато киргизскими властями. Потому что расследовать межэтнические столкновения, когда большая часть следователей являются представителями одной этнической группы, достаточно сложно. Какие бы ни были результаты этого расследования, едва ли узбекское население будет им хоть сколько-нибудь доверять. А ведь результаты такого расследования должны стать первым шагом к примирению и первым шагом к стабилизации ситуации.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG