Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему Евросоюз отказывается нормализовать отношения с Кубой


Ирина Лагунина: Евросоюз отказался нормализовать свои отношения с Кубой и пересмотреть выработанную еще в 2006 году так называемую "общую позицию" по отношению к режиму братьев Кастро. Причина – грубейшие нарушения прав человека на острове. При этом жест режима, сделанный под давлением католической церкви – освободить в минувшие выходные одного политзаключенного и еще двенадцать перевести в тюрьмы ближе к дому, и в ЕС, и в США был расценен как исключительно положительный. Но в целом ситуация остается вопиющей. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Вопрос об отношениях с Кубой ставится ежегодно на июньском заседании министров иностранных дел стран ЕС. Инициатором нормализации на этот раз выступила председательствующая в Евросоюзе Испания. Ее правительство, представленное "левыми" в лице Испанской социалистической рабочей партии, поддерживает обширные связи с режимом Кастро, что, кстати, вызывает резкое осуждение как демократической оппозиции в самой Испании, так и кубинских демократов. Неприемлемой оказалась нормализация отношений с Кубой и для большинства стран Евросоюза. Особо последовательна в этом отношении позиция Швеции, Франции, Великобритании и Чехии. Ведь, судя по сообщениям, вместо обещанных режимом либеральных реформ, на острове лишь ужесточаются репрессии, по-прежнему отправляются за решетку диссиденты, практикуются пытки противников тоталитаризма. Напомню, что недавно в тюрьме в результате голодовки скончался оппозиционер Орландо Сапата, которому надзиратели отказывали в воде и в медицинской помощи. Лаура Поллан, лидер движения жен кубинских политзаключенных "Дамы в белом":

Лаура Поллан: После того, как Рауль Кастро сменил своего брата Фиделя у кормила власти, тоталитарный характер режима не изменился. Единственное, что происходит – это превращение режима в чисто военную диктатуру. Рауль, будучи сам военным, на все ключевые посты в государстве ставит своих генералов. Для чего это делается? Думаю, для установления еще большего контроля над обществом с целью ужесточения репрессий.

Виктор Черецкий: Повлиял на решение Евросоюза и недавний отказ кубинских властей допустить на остров специального докладчика ООН по вопросу пыток, австрийского юриста Манфреда Новака. Профессор Новак намеревался проверить на месте утверждения кубинской оппозиции о пытках и издевательствах, которым подвергаются заключенные в кубинских тюрьмах. Для Кубинской комиссии по правам человека, находящейся в оппозиции к режиму, причина отказа однозначна. В специальном заявлении она отмечает, что власти острова просто боятся, что представитель ООН увидит своими глазами ужасающее состояние, в котором находятся кубинские заключенные, в том числе политические, убедится в наличие пыток в этой стране. Между тем, официальная пропаганда режима тиражирует интервью, в которых места заключения – Куба занимает первое место в мире по количеству тюрем на душу населения - представляются чем-то вроде роскошного пансиона, где, помимо всего прочего, можно с пользой провести время – подучиться, подлечиться, а заодно и "перевоспитаться". Подполковник Энио Ласаро Оливера, начальник тюрьмы "Толедо". Он представляется как "педагог":

Энио Л.Оливера: У нас есть множество льгот, которыми пользуются подопечные нашего исправительного центра. Они могут рассчитывать на условно-досрочное освобождение, полное освобождение по болезни, имеют право на посещение родственниками. Наша особая забота – здоровье вверенных нам людей. Они получают стоматологическую и любую другую помощь. Кроме того мы предоставляем им возможность учиться. К их услугам в центре – 12 педагогов. Мы стремимся превратить наше заведение в учебный центр, поскольку наши подопечные стремятся к знаниям.

Виктор Черецкий: Если верить официальной кубинской пропаганде, то "подопечные" весьма довольны "отеческой заботой" о них – я цитирую - со стороны "начальников-воспитателей, родной партии, правительства и лично товарища верховного команданте Рауля Кастро". Правда, противники режима, кубинские диссиденты, утверждают, что подобные "признания" делаются под прицелом автоматов Калашникова:

Заключенный: В нашей стране нас не изолируют. Нас перевоспитывают, чтобы вернуть нас, обновленными, к общественной жизни. Здесь мы можем стать настоящими людьми, получить образование, чтобы, выйдя на свободу, стать полезными для кубинского общества.

Виктор Черецкий: Между тем, выйдя на свободу, многие заключенные – и уголовники, и политические - стремятся к совершенно иному. А именно, всеми правдами и неправдами выбраться с острова. И когда им это удается, они делают иные признания. Так, политический узник Омар Пернет Эрнандес действительно был выпущен из тюрьмы досрочно: из-за побоев он стал инвалидом – не может передвигаться самостоятельно. По настоянию международных гуманитарных организаций ему был разрешен выезд с Кубы, и он попал в Испанию:

О. Пернет Эрнандес: Тюрьмы на Кубе имеют строжайший режим. Камеры, куда обычно сажают политических заключенных, очень маленькие. Лежанка – цементная. В полу сделана выемка, куда подается вода. Здесь мы берем воду для питья, моемся, стираем, моем посуду. Воду дают ненадолго, поэтому следует все сделать буквально за считанные минуты. Пыткам политзаключенные подвергаются ежедневно. Пытки - это несъедобная тюремная пайка и постоянные побои. Людей прогоняют сквозь строй: друг против друга выстраиваются человек пятнадцать охранников и через образовавшийся "коридор" прогоняют заключенного, которого избивают, чем попало.

Виктор Черецкий: Омар Пернет Эрнандес утверждает, что побои – это основное средство так называемого "перевоспитания" в кубинских тюрьмах. Правда, с ним не согласен другой бывший политзаключенный и правозащитник Амадо Хиль. Он считает, что его соотечественнику Пернету повезло с тюрьмой, где он находился, ведь в большинстве кубинских исправительных учреждениях побои рассматриваются начальством лишь как "мягкая профилактическая мера" для уголовников. Для политических заключенных, считающихся "трудновоспитуемыми", припасены другие методы, а именно - самые изощренные пытки. Амадо Хиль:

Амадо Хиль: Система пыток на Кубе не претерпела в последнее время изменений, как и тюремная система в целом. Все свидетельствует о том, что кубинское правительство даже не думает что-либо менять в этой системе. Она их вполне устраивает. К примеру, в тюрьме под названием Восточный комбинат в Гаване имеется камера под номером 47. Там людей подвешивают к потолку и оставляют в таком положении на сутки.

Виктор Черецкий: Не так давно мир облетела тайком снятая кем-то в кубинской тюрьме фотография. На ней – лежащих на бетонном полу на животе молодой человек со связанными за спиной руками. Ноги, согнутые в коленях, привязаны к рукам. Это, по словам Амадо Хиля, одна из самых распространенных пыток, применяемых к политзаключенным - так называемая "шакира". Название дано по имени известной колумбийской певицы. Почему?

Амадо Хиль: Речь идет о 33-летнем заключенном. Он пытался убежать с Кубы. Не смог этого сделать. Был схвачен и приговорен к четырем годам тюрьмы. "Шакирой" эту пытку тюремщики назвали потому, что связанный человек, в конце концов, начинает судорожно дергать бедрами, что, по мнению палачей, напоминает танцы Шакиры. В таком положении людей держат 24-48 часов. Они испытывают неимоверную боль, некоторые не выдерживают, теряют сознание, мочатся под себя. Причем у нас имеются десятки показаний, свидетельствующих, что подобной пытке подвергаются очень многие заключенные.

Виктор Черецкий: Кубинские тюремщики применяют против политзаключенных не только "шакиру". Рассказывает представитель международного Фонда прав человека венесуэлец Тор Хальворссен Мендоса:

Тор Хальворссен: У них в арсенале есть самые разнообразные пытки. Одна из них называется "качели" - это когда правая рука привязывается к левой ноге, а левая – к правой. И в таком состоянии человек пребывает в течение многих часов. Есть пытка под названием "Русская симфония" - человека пытают непереносимым шумом. У психопатов, которые заведуют кубинскими тюрьмами, огромный выбор пыток. Я не понимаю, почему лидеры иностранных государств поддерживают отношения с властями Кубы, допускающими применение пыток? О пытках знают и их поощряют лично братья Кастро.

Виктор Черецкий: Правозащитники считают, что особо жестоким пыткам подвергаются - наравне с политическими узниками – лица, осужденные за нетрадиционную половую ориентацию. Таких заключенных на Кубе порядка 700 человек. Говорит проживающий в иммиграции активист кубинского движения за права геев Рон Бремески:

Рон Бремески: Два года назад мы попытались организовать в Гаване гей-парад. Все его участники были арестованы. В настоящее время мы продолжаем получать с Кубы известия об арестах, избиениях, пытках лиц нетрадиционной ориентации. Это происходит постоянно.

Виктор Черецкий: Кубинская диктатура существует более 50 лет. За это время ее жертвами стали тысячи людей. Точные цифры - величайшая тайна репрессивного режима. Пытается разгадать ее бежавший с Кубы профессор-экономист Армандо Лаго. Он собирает сведения о всех репрессированных режимом и заносит их в специальные списки, которые получили название "Кубинский архив". Армандо Лаго:

Армандо Лаго: Всех расстрелянных режимом я разделил на две группы: это уничтоженные по постановлению судов и без какого-либо суда. Последних – примерно 10% от всех расстрелянных. Что касается осужденных, погибших в тюрьмах, то они делятся на скончавшихся под пытками, на покончивших с собой из-за невыносимых условий содержания, из-за болезней в виду неоказания им медицинской помощи, и по естественным причинам. Есть еще и категория лиц, убитых властями скрытно, без огласки, они считаются пропавшими без вести. В первую очередь, речь идет об арестованных, которые были убиты на допросах в полицейских комиссариатах. Во-вторых, о лицах, убитых прямо на улице. Первая категория – доминирует. В кубинских комиссариатах смерть арестованных от побоев при допросах - дело обыденное.

Виктор Черецкий: Особый список "Кубинского архива" включает лиц, погибших при попытке бегства с Кубы в поисках свободы и достойной жизни вместо полуголодного нищенского существования в условиях коммунистической диктатуры.

Армандо Лаго: Это люди, погибшие во Флоридском проливе, пытавшиеся переправиться с Кубы в Соединенные Штаты на лодках и плотах. Здесь тоже две категории: кубинцы, убитые пограничниками и утонувшие из-за стихии. При составлении их списка, как и всех остальных списков погибших, я руководствуюсь объективной информацией. Имя человека заносится в список лишь в том случае, если имеется хотя бы два независимых друг от друга источника, свидетельствующие о его смерти. Я заношу в список дату смерти, место и ее обстоятельства, а также последнее место жительства погибшего.

Виктор Черецкий: К жертвам диктатуры противники братьев Кастро относят и лиц, погибших из-за внешнеполитических авантюр режима. Это люди, которых кубинские лидеры направляют в разные страны мира, в основном, латиноамериканские, для раздувания так называемых "революционных движений", действующих методами террора. Немало кубинцев погибло и в Африке. Армандо Лаго:

Армандо Лаго: Только в Анголе, где мне удалось провести подробное расследование – с выяснением дат – погибли девять тысяч пятьсот человек.

Виктор Черецкий: Кроме того, начиная с 60-х годов прошлого столетия, по утверждению кубинских диссидентов, на Кубе готовились иностранные террористы, которые затем действовали в таких странах как Сальвадор, Перу, Колумбия, Никарагуа, Аргентина, Чили, Уругвай и Боливия. Общее число жертв кубинского режима и его вешних авантюр исчисляется профессором Армандо Лаго в полмиллиона человек. В составлении списков жертв активно помогает профессору общественная организация "Свободное общество". Его президент Мария Верлау:

Мария Верлау: Составление списков преследует несколько задач. Первая – увековечить память жертв диктатуры, количество которых увеличивается буквально с каждым днем. Эта работа нужна для будущих поколений, которые придут после краха режима и будут жить в условиях правового государства. Они должны будут помнить об этих ужасах, чтобы больше никогда не допустить подобного на нашей земле. Ну а пока списки помогают нам привлечь внимание мирового общественного мнения к тому, что на Кубе по-прежнему существует террор и нарушаются права и свободы граждан.

Виктор Черецкий: Под нажимом католической церкви режим Кастро в минувшую субботу выпустил из тюрьмы "по болезни" 47-летнего политзаключенного Ариэля Сиглера. Его состояние наглядно демонстрирует ситуацию в кубинских тюрьмах. У него паралич нижних конечностей. За семь лет заключения он потерял 40 килограммов и выглядит также, как освобожденные в 1945 году узники нацистского лагеря смерти в Освенциме. Соединенные Штаты и Европейский союз приветствовали роль католической церкви в освобождении Сиглера и еще в том, что представители Ватикана добились перевода 12 политзаключенных в тюрьмы ближе к их домам. Представитель Госдепартамента США, однако, подчеркнул, что Соединенные Штаты надеются – за освобождение одного буду освобождены остальные узники совести.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG