Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В России хотят возродить народные дружины и наделить их полномочиями, близкими к полномочиям милиции. Генерал-майор милиции в отставке Владимир Овчинский предупреждает об опасностях такой инициативы:

– Недавно президент России Дмитрий Медведев подтвердил, что в ходе реформы МВД численность милиции будет сокращена на 20 процентов. Сейчас стало понятно, откуда взялась эта цифра. Именно на 20 процентов сокращается численность всех чиновников в стране.

Но преступность-то вряд ли сократится. В этом году с января по май число заявлений о преступлениях в сравнении с аналогичным периодом прошлого года возросло на 5,3 процента и составило почти 9,7 миллиона. А количество возбужденных по этим заявлениям уголовных дел уменьшилось на 10,7 процента – до 906 тысяч. Иными словами, в уголовное дело превращается только каждое десятое заявление. По каждому четвертому заявлению о преступлении вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Это на 7,1 процента больше, чем в прошлом году. Причем на 13 процентов возросло количество отмененных прокурорами уголовных дел.

Все это называется "управляемой преступностью". Но "управление" уголовной статистикой тоже имеет свои пределы. Сейчас в стране уровень убийств на 100 тысяч населения при всех манипуляциях со статистикой в 17 раз превышает данный показатель для европейских государств. В геометрической прогрессии растет число потребителей афганского героина (в 2010 году – уже более 2,5 миллиона человек), а следовательно, и наркосбытчиков. Не спадает террористическая активность, особенно на Северном Кавказе. В последние годы, как эпидемия, развивается педофилия: число нападений на детей постоянно увеличивается.

В этих условиях граждане России все чаще надеются на свои силы и активнее самоорганизуются в целях борьбы с преступностью, охраны своих детей и имущества.

Уже отмечены несколько случаев, когда граждане, не веря в способность милиции поймать педофилов, сделали это сами. Они их поймали, потом долго добивались, чтобы пойманные были привлечены к уголовной ответственности. В некоторых случаях так и не добились.

Возрождаются народные дружины. Как известно, в советские времена в РСФСР дружинников было более 12 миллионов человек. Сейчас в РФ – около 360 тысяч. В МВД подготовлен проект закона, в соответствии с которым дружинники могут на патрулировании использовать травматическое оружие и будут обладать правами, близкими к работникам милиции. 16 июня на очередном заседании оргкомитета по подготовке нового закона о милиции заместитель министра внутренних дел Сергей Булавин заявил: МВД надеется, что закон об участии граждан в охране правопорядка будет в этом году принят.

Если действительно закон в такой редакции будет принят, то в стране появятся легальные вооруженные формирования граждан. Хорошо, если их всегда и повсеместно будут возглавлять люди с позитивной ориентацией. Но мы знаем, что практика часто расходится с теорией. Ситуацию нередко перехватывают неформальные лидеры "улицы". На Северном Кавказе велика вероятность строительства дружин на клановой основе. Неожиданная поддержка частью населения "приморских партизан" тоже ставит серьезные вопросы. Это касается и предложений о свободной продаже оружия.

И здесь возникает вопрос: не получит ли страна более сильную головную боль с вооруженными дружинами, чем в отсутствие таковых? Особенно это касается дружин, которые предполагается создать на религиозной основе. Представьте себе на минуту патрулирование одной части города вооруженной православной дружиной, а другой – мусульманской.

Немало вопросов возникает и с правоохранительной активностью казаков. Согласно данным Всероссийской переписи населения 2002 года, к казакам себя отнесли 140 028 граждан, а в государственном реестре казачьих обществ находилось более 600 тысяч казаков. Казаки принимают участие в охране общественного порядка, государственной границы, природных ресурсов, различных объектов. Делается казачьими дружинами много полезного. Но… еще на слуху случаи публичной порки нагайками провинившихся пьяниц и дебоширов и даже рыночных торговцев, которые обманывали покупателей. Нагайка, конечно, серьезный аргумент для хулигана, но должна ли нагайка быть символом правопорядка в России XXI века?

Нагайка не самый грозный символ самоорганизованных на борьбу с преступностью граждан. В Екатеринбурге таким символом несколько лет была бейсбольная бита. Именно с ее помощью лидеры ОПС (организованного преступного сообщества или "общественно-политического союза") "Уралмаш" решили покончить в городе с торговлей наркотиками. И делали они это весьма успешно: многие наркодилеры и их коррумпированные покровители в милиции были отправлены на скамью подсудимых.

Вообще надо сказать, что мафиозные структуры и их лидеры в кризисные периоды и в момент чрезвычайных ситуаций иногда выполняют, помимо бандитских, и социально полезные функции. Правда, это обычно длится недолго. Бандитская сущность берет свое, и всякого рода ОПС и ОПГ вновь начинают заниматься привычным ремеслом, но уже с удвоенной силой. Так случилось и в Екатеринбурге. А ранее похожие события проходили в Комсомольске-на-Амуре.

Там в начале 90-х годов известный "вор в законе", лидер ОПС "Общак" Евгений Васин по кличке Джем (ныне покойный) организовал летние лагеря для трудных подростков. Сначала там царил "сухой закон", подростков усиленно заставляли заниматься спортом. В этом деле Джему помогали и местная власть, и местная милиция. Его активно пиарили СМИ. Что случилось потом? Потом Джем из этих "перевоспитанных" трудных подростков стал готовить боевиков для своего ОПС. Приглашал для обучения преступному ремеслу в эти лагеря в качестве "преподавателей" многократно судимых авторитетов. В результате такой "педагогики" "Общак" превратился в самое крупное ОПС в стране с числом активных членов более 4 тысяч человек.

Организованная преступность во многих регионах, городах и поселках стала формой социальной организации жизни. В такой ситуации всегда есть большая опасность, что ростки самоорганизации граждан в борьбе с преступностью могут быть перехвачены теми, кто сам научился "неформально" и успешно жить, обходя законы.

При всех пороках и болезнях нашей милиции и всей правоохранительной системы основная защита от преступности должна исходить от них, а не от самоорганизующегося общества. В этом суть государства. Если мы имеем в виду государство состоявшееся, а не такое, как Киргизия.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG