Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Город на атоме – открытый и обреченный


Атомная энергетика городу Северску Томской области не принесла ничего, кроме стандартных трудностей всех моногородов

Атомная энергетика городу Северску Томской области не принесла ничего, кроме стандартных трудностей всех моногородов

Реформа атомной энергетики для закрытого города Северск Томской области может обернуться социальным взрывом. Градообразующее предприятие – Сибирский химический комбинат за два года должен избавиться от наследия ядерных военных программ, законсервировать 50% площадей, передать администрации города непрофильные активы, а самое главное – сократить персонал.

В ближайшее время с комбината будут уволены несколько тысяч человек, причем уже не в первый раз. Массовые увольнения на комбинате были: 2,5 тысячи человек сокращены после остановки реакторов в 2008 и 2009 годах. Бывший профсоюзный лидер СХК Артур Колодяжный до сих пор недоумевает, ради чего комбинат уволил столько работников:

– Создался "Росатом", внутри него – "Атомэнергопром", внутри него – ОАО "ТВЭЛ" и так далее, и так далее. Все это – параллельные структуры, дублирующие друг друга. Чиновники на каждом уровне. То есть количество людей с ложкой выросло, а людей с сошкой – сокращают.

Сам Артур искал работу полгода. Повезло, что в свое время получил второе юридическое образование, и теперь работает юрисконсультом. Но так повезло далеко не всем:

– У нас в городе работу найти крайне сложно. Люди, которых сокращают, уезжают, как правило, в Томск – кто вахтером, кто грузчиком, кто обходчиком. Получается, что квалифицированный персонал, у которого за плечами годы работы и опыта, может
Количество тех, кого собираются уволить с комбината, в 12 раз превышает объем вакансий на городском рынке труда.
рассчитывать только на такие предложения.

Среди самых распространенных вакансий северского центра занятости – рабочие и воспитатели детсадов. Максимум на десять тысяч рублей в месяц после высокой зарплаты Сибирского химического комбината согласится не каждый. Но выбирать не приходится, – говорит Лариса Попова, директор ОГУ центр занятости ЗАТО город Северск:

– Сегодня у нас численность безработных составляет порядка полутора тысяч. Для сравнения могу сказать, что такая цифра у нас была в 1998-1997 годах. На одну вакансию приходится по три-четыре безработных.

Количество тех, кого собираются уволить с комбината, в 12 раз превышает объем вакансий на северском рынке труда. Из 12 тысяч работников СХК в ближайшие два года сократят 6-7 тысяч человек. Этого требует компания ТВЭЛ, в которую СХК вошел согласно программе реформирования атомной отрасли. Теперь комбинат должен выйти в рынок, уволив лишних работников. В самом ТВЭЛе, правда, предпочитают не называть это сокращением. Работников обещают перевести на непрофильные предприятия, – объясняет позицию компании глава пресс-службы ТВЭЛ Иван Дыбов:

– Речь не идет о сокращениях, то есть люди переходят с головного предприятия на стопроцентные дочерние предприятия. Им полностью гарантирован заказ Сибирского химического комбината.

Кроме излишка работников, комбинат должен избавиться и от социальной нагрузки. Это несколько спортивных объектов закрытого города, дом культуры и ледовый дворец. Их передадут на содержание городской администрации, но городская казна сокращается. И в то, что в ней найдется дополнительных 90 миллионов рублей в год, мало кто верит. Только на содержание ледового дворца, единственного в Томской области, нужно 37 миллионов, и руководство спорткомплекса сомневается, что эти деньги в бюджете найдутся.

– Перспективы не очень радужные. В Новоуральске местная Дума приняла решение передать эти объекты не кому-нибудь, а детским спортивным школам. Это очень большая ошибка. Нет таких средств у детской спортивной школы, чтобы его эксплуатировать, – говорит Виталий Лобанов, исполняющий обязанности директора ледового дворца.

Администрация Северска должна принять на содержание еще и тепловые сети – больше 200 километров изношенных труб. Им пока даже цену назвать не могут. Как говорит глава администрации ЗАТО Северск Игорь Волков, они еще только собираются подсчитать, во что выльется ремонт. То есть эту часть оптимизации "Росатома" оплатят жители закрытого города. Платить придется и впоследствии – если построят АЭС.

Томский губернатор Виктор Кресс, это строительство представляет, как единственный способ избежать социальной
Кроме излишка работников, комбинат должен избавиться и от социальной нагрузки. Их передадут на содержание городской администрации, но городская казна сокращается. В то, что в ней найдется дополнительных 90 миллионов рублей в год, мало кто верит.
напряженности в Северске:

– Нам представляется, что здорово бы улучшило ситуацию, если бы мы на будущий год начали строить атомную электростанцию, потому что только на стадии строительства потребуется 7-8 тысяч рабочих мест.

А между тем, атомная энергия – это на самом деле дорого, утверждает эколог Алексей Торопов. Сейчас никто не считает реальную стоимость топлива и плату за то, чтобы потом использованное топливо утилизировать. Реальная рыночная цена этой услуги достаточно высокая. Пока ее никто просто не платит:

– Как только заработает атомная энергетика на рыночных принципах, ее цена сразу же многократно возрастет. До сих пор недооценивают действительно всех факторов строительства. А чего хотят? Освоения государственных инвестиций, которые не надо возвращать, – отмечает Алексей Торопов.

Томские власти тем временем лоббируют скорейшее начало строительства АЭС. Правда, пока безуспешно. Правительство уже одобрило план Минэнерго по размещению объектов энергетики в России. Там, в частности, прописано, где и когда будут строить атомные электростанции. Строительства Северской АЭС в следующем году в этом документе уже точно не запланировано. Это значит, что просьба томского губернатор Виктора Кресса к премьеру России Владимиру Путину не была услышана. А другого плана, кроме строительства атомной электростанции, по спасению закрытого города Северск, у томской областной власти нет.
XS
SM
MD
LG