Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

“Путешествие в другие миры: шаманизм народов Сибири”



Марина Тимашева: В петербургском Этнографическом музее проходит выставка “Путешествие в другие миры: шаманизм народов Сибири”, представляющая крупнейшую в мире коллекцию музея, посвященную шаманизму. Рассказывает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Не знаю, кто как, а я всякого шаманства несколько побаиваюсь. Более того, знаю, что многие разделяют мою настороженность. Тем интереснее прийти на выставку и увидеть предметы, о которых знаешь, что к ним лучше не прикасаться. А предметов этих более двухсот, они дают представление о кетском и хантыйском мольбищах, о шаманском культе двадцати пяти коренных народов Сибири – это и шаманские бубны, и одежда, и лечебные амулеты, и бронзовые и латунные зеркала, и посохи, и изображения духов-помощников. Все это помогает нарисовать картину мира, представление о Вселенной и о душе. Уникальные предметы были привезены исследователем Макаренко в 1908 году. Говорит заведующая Отделом фотографии Этнографического музея Карина Соловьева.

Карина Соловьева: Самая главная идея - показать феномен традиционного мировоззрения народов Сибири - шаманизм - во всех его проявлениях и многообразии. Наше собрание является крупнейшим в мире по шаманизму - как фотографическое, так и вещевое. Наши посетители могут ознакомиться не только с яркой атрибутикой шаманов, но и частично нами были реконструированы шаманские чум и мольбище.

Татьяна Вольтская:
Это - центр выставки, но я бы сказала, что это не чум, а скелет чума. Говорит заведующая Отделом этнографии народов Сибири и Дальнего Востока Валентина Горбачева.

Валентина Горбачева:
Шаманский чум это специальное сооружение, которое строилось для выполнения определенного обряда. В тот момент, когда проводилась камлания, он был с покрышками, а потом, когда обряд заканчивался, покрышки снимали. Центральная часть - шест, он связывает Верхний и Нижний миры, и шаман как бы поднимается по этой лестнице своеобразной, там прикреплен такой символический путь шамана на небо.

Татьяна Вольтская: Веревочка с колокольчиками.

Валентина Горбачева: Да. И по этому пути он во время камлания он отправлялся к божествам Верхнего мира, просил помощи для своих сородичей в промысле, в лечении больных, и так далее. Этот обрядовый комплекс строился только для выполнения одного обряда. Потом, когда следующий обряд проводился, строился другой чум. Рядом с чумом шаманским находились добрые идолы - вот этот олень и две фигурки, одна с копьем, другая с ружьем, которые со злыми духами помогали шаману бороться, а с той стороны - мифический мамонт-лось, и фигурки злых духов.

Татьяна Вольтская: Но это же очень примитивные скульптуры, буквально бревно на козлах и чуть-чуть придана форма такая?

Валентина Горбачева: Это такой кажущийся примитивизм, но в то же время они несли большую нагрузку. Здесь важную роль играли вот эти птицы. Гагара могла путешествовать в Нижний мир, в Верхний мир, она помогала шаману при путешествии. Вот здесь вот тоже символическое древо с божествами - восемь фигурок, божества Верхнего мира. Там - сова, помощник шамана. То есть здесь не было ни одной лишней детали.

Татьяна Вольтская: А костюм шаманский?

Валентина Горбачева: Костюм этот конкретного шамана, эвенкийского шамана Дохолокту, очень сильного шамана, и когда он отдавал эту одежду, Макаренко стал говорить ему, что эти предметы поедут в Петербург, в Музей Императора Александра Третьего, в Этнографический отдел. И он сказал: “Если белому царю нужно, то я отдам”.

Татьяна Вольтская: А вот вы говорите “сильный шаман”, что это значит?

Валентина Горбачева: Сильный шаман это тот шаман, который мог лечить, помогать в промысле и сопровождать души умерших в потусторонний мир.

Татьяна Вольтская:
А как вы считаете, как исследователь, они это действительно могли?

Валентина Горбачева:
Да, такие шаманы могли, это особая такая категория шаманов. А для того, чтобы стать сильным, иной раз приходилось навыки в течение 25 лет приобретать. Ведь просто так люди не могут верить, если они не видят, что к чему приводит. Если не вылечил больного, и не придут к этому шаману.

Татьяна Вольтская: На выставке представлен и документальный фильм.

Валентина Горбачева: Это фильм, сделанный как раз к выставке. Там часть - документальная, плюс - наши фотоматериалы. Часть фрагментов из Красногорска, из архива взята, и они совмещены с нашими экспонатами.

Татьяна Вольтская: Это еще время немого кино?

Валентина Горбачева: 20-е годы. В то время это была еще живая традиция.

Татьяна Вольтская:
А сейчас?

Валентина Горбачева: Сейчас - в некоторых районах. На Севере есть, конечно, шаманы, и люди знают тех шаманов, которые занимаются практикой, обращаются к ним, а в южной части Сибири - в Туве, в Бурятии - распространен нео-шаманизм. Нео-шаманизм это шаманы, которые уже как бы устраивают такие массовые камлания - люди собираются чуть ли не на симпозиумы.

Татьяна Вольтская: А ля Кашпировский?

Валентина Горбачева:
Да. На Севере немножко традиция ближе к какой-то конкретной среде, конкретной территории. А Север он большой, часто труднодоступный, и там, конечно, традиция сохраняется. Вот здесь фотография 2000-го года, это внук великого шамана Таймыра. Я еще в 70-х годах с его отцом, шаманом, ездила в экспедиции и общалась.

Татьяна Вольтская: И как общаться с ним?

Валентина Горбачева: Нормально. Очень интересный был человек. Во-первых, знаниями о мире. Это же до сих пор нам кажется, что то, что они рассказывают, это сказки, не сказки, мифы или не мифы, но многие вещи до сих пор не объяснимы. И вот шаманское представление о мирах в чем-то соответствует каким-то реалиям - и представление о Земном мире, и представление о Верхнем мире, о божествах Нижнего мира, все это связано, это такая структура связующая. Поэтому выставка сама называется “Путешествие в другие миры”, то есть посетитель приходит из нашего мира и попадает в другой мир, он может познать не только культуру, но и духовную сферу народов Сибири.

Татьяна Вольтская:
Вы серьезно относитесь к этому, вы не боялись общаться с шаманами?

Валентина Горбачева: Здесь, во-первых, нужно понимать культуру, относится с уважением в культуре. Предметы, которыми они пользуются, мне приходилось видеть в различных местах - и на Камчатке, и на Чукотке. Там, где с разрешения конкретных людей ты прикасаешься к предметам - это нормально. Но люди, допустим, иногда жаловались, что кто-то приезжал, залезал в нарты, где находились их предметы, вытаскивал, уносил, как какую-то экзотику. Это нельзя, это непозволительно. То есть в вещах заложена информация. Прежде, чем этот предмет начинал действовать, его оживляли. Естественно, эта информация сохраняется, и к этим вещам надо относиться бережно.

Татьяна Вольтская: Как к живым?

Валентина Горбачева: Да. Все эти вещи одушевленные были, и когда , допустим, отдавали какие-то вещи, вот он забирал частичку какую-то с одеждой, подвески переносил на другую одежду, и новая одежда будет уже новые качества приобретать.

Татьяна Вольтская: Слово “шаман” происходит от тунгусского глагола “са” – “знать”. То есть шаман это знающий человек, посредник между мирами духов и миром людей.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG