Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Владимир Гельман – о концепции медведевской модернизации


Дмитрий Медведев во время вручения студенческих билетов студентам московской школы управления "Сколково"

Дмитрий Медведев во время вручения студенческих билетов студентам московской школы управления "Сколково"

Выступая на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге президент Дмитрий Медведев говорил о позитивных изменениях, которые произошли в России. Правда, не все эксперты разделяют оптимистичный взгляд президента. О концепции медведевской модернизации говорит петербургский политолог, профессор Европейского университета Владимир Гельман:

– Россия, безусловно, изменилась, хотя, на мой взгляд, здесь большая заслуга не сколько Медведева, сколько экономического кризиса, который показал, что двигаться по пути продажи энергоресурсов за рубеж страна далее не может. И потребность в модернизации, о которой говорит Дмитрий Медведев, существует объективно. Для того, чтобы провести эту модернизацию, на мой взгляд, недостаточно всего того, о чем было сказано в очень оптимистичном, я бы сказал, выступлении Медведева.

– А чего недостаточно?

– Самого главного. Нет или очень мало сказано о модернизации государства. Да, заявлено, что, конечно, государство должно меняться, должно улучшаться качество государственного управления, государство должно избавляться от своих избыточных функций. Но посмотрим на картину нынешнего положения дел, на днях представленное в докладе Бориса Немцова и Владимира Милова "Путин. Итоги", тираж которого был арестован накануне Петербургского экономического форума. От нынешней картины до тех красивых вершин, к которым нас призывает Дмитрий Медведев, дистанция огромного размера! На ней находятся и совершенно чудовищный уровень коррупции, и произвол правоохранительных органов, и чиновничество, которое не заинтересовано в выполнении модернизационных задач и, наконец, общество, которое не включено в процесс принятия важнейший политических решений. Как российские власти собираются, если вообще собираются, решать все эти проблемы?

– У вас нет ощущения, что в Кремле планируют модернизировать экономическую систему страны без проведения серьезной политической реформы?

– Безусловно, это главная цель российских властей. С одной стороны, улучшить показатели экономического развития страны, вывести ее на какой-то более соответствующий их представлениям, их амбициям, если хотите, уровень, но при этом оставить неизменной нынешнюю российскую политическую систему.
В целом государственный аппарат не очень заинтересован и, откровенно говоря, не очень способен проводить политику модернизации в нашей стране

– Вопрос о докладе Бориса Немцова и Владимира Милова. Получается, что один-единственный экономист, пусть передовых взглядов и талантливый, и один оппозиционный политик, пусть даже со значительным опытом гражданского управления, на 48 страничках смогли сказать то, чего не смогли сказать многочисленные прокремлевские, прикремлевские институты?

– Ну, не то, чтобы не смогли – не захотели сказать. Понятно, что такого рода высказывания в адрес Путина вряд ли могли бы прозвучать из уст Медведева.

– Есть ощущение, что модернизация состоит из нескольких крупных блоков. Два года назад говорили о том, что национальные проекты выведут Россию вперед, теперь возникла идея сколковской Силиконовой долины, где расцветут инновационные технологии. Может быть, через пару лет и этот проект уйдет в небытие так же, как ушли в прошлое национальные проекты?

– Вполне возможно, поскольку все такого рода мероприятия имеют ограниченный, несистемный эффект. Я не могу сказать, что национальные проекты были абсолютно бессмысленны. Вовсе нет. Отдельные какие-то частные, локальные задачи они решили. Но понятно, что они не могли стать инструментами проведения действительно фундаментальной модернизации, поскольку фактически это было задание государственному аппарату, государственной бюрократии. Где-то бюрократия справилась лучше, где-то хуже, но в целом государственный аппарат не очень заинтересован и, откровенно говоря, не очень способен проводить политику модернизации в нашей стране. Не случайно Медведев, отдавая себе в этом отчет, постоянно говорил о необходимости привлечения ресурсов частного бизнеса – и отечественного, и зарубежного. Понятно также, что с этим связана другая проблема – а готов ли, собственно, частный бизнес вкладывать в российскую модернизацию?

– Ну не захочет частный бизнес принимать участие в модернизации – его заставят. Вот Ходорковский сидит себе в тюрьме. Прекрасный пример для других бизнесменов, которые размышляют над тем, должны ли они быть полезны государству.

– Если такие идеи действительно в российских коридорах власти часто блуждают – давайте мы заставим бизнес скинуться на модернизацию, а то он слишком хорошо живет, – то понятно, что из такой затеи ничего не получится. Опыт российского государственного управления последних лет показывает, что когда государство рассматривает бизнес как дойную корову, никакого позитивного эффекта это не даст. В худшем случае эти деньги просто-напросто будут разворованы, а в лучшем – дадут очень ограниченный эффект. Проблема эта ощущается во взаимодействиях Российского государства с зарубежными инвесторами. Медведев встречался и с европейскими, и с американскими бизнесменами. И вопрос о государственных гарантиях, о качестве институтов государства пока остается без ответа. В докладе – и с моей точки зрения это позитивный момент – прозвучали правильные слова о том, что надо создавать условия, надо улучшать институциональную среду. Это все верно. Будет ли это сделано на самом деле – пока большой вопрос.

– Если за оставшееся время до окончания президентского срока Дмитрия Медведева программа модернизации наберет ход – это может стать хорошей политической стартовой площадкой для того, чтобы Медведев баллотировался на второй срок, невзирая на популярность Владимира Путина?

– Мне кажется, решение о том, будет ли Дмитрий Медведев баллотироваться на второй срок, будет принимать Владимир Путин, а вовсе не Дмитрий Медведев.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG