Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Решив написать о куче макулатуры, которую раскидывают по почтовым ящикам самарцев, понял, что лучшего комментатора для этой темы, чем депутат Самарской губернской Думы Михаил Матвеев нет. Дело в том, что Михаил Николаевич один из немногих самарских политиков, кто профессионально занимался журналистикой. Матвеев работал в «Самарской Газете», в еженедельнике «Самарское обозрение», выпускал газету «Самарский курьер», которая, видоизменившись, выходит и по сей день. Самарский журналист Михаил Матвеев в интервью оценивает самарскую политмакулатуру и цензуру в самарских СМИ.

-Михаил Николаевич, как Вы относитесь к различным агитационно-рекламным газетам, которые во множестве появились в Самаре перед намеченными на октябрь выборами мэра?

-Это обычная предвыборная ситуация, типичная для последних десяти лет развития выборных процессов в России. И ничего нового здесь нет. За исключением того, что это искушение: решать выборные задачи по продвижению собственного кандидата за счет уничтожения репутации своего соперника, эти искушения становятся все более распространенными. Я наблюдаю поразительную вещь: со временем накопления опыта избирательных кампаний профессионализм политтехнологов падает. По идее должно быть наоборот. Поэтому, эти черно-пиаровские газеты, они почему то становятся все более примитивными. На мой взгляд, в целом это может привести к тому, что будет отторжение у избирателей вообще к выборному процессу. Что отразится на снижении явки. А снижение явки всегда в целом выгодно действующей власти. Потому, что у нее отмобилизованный электорат, который доставляется организованно на выборы, организованно голосует. А простые люди, неискушенные в этой включенности в избирательный процесс, они, просто почитав эти газеты, могут отшатнуться от выборов вообще. Вот именно это, на мой взгляд, и тревожно, а не собственно, сами газеты, и то, что там написано.

-Кто может стоять за изданием такой политмакулатуры?

-Всегда за этими газетами стоит конкретный кандидат. Несмотря на то, что сочинением, распространением занимаются конкретные политтехнологи, в большей степени это бывшие журналисты-неудачники, которые не смогли сделать себе имя в журналистике. И поэтому стремятся к зарабатыванию быстрых и легких денег. Но решение о такой тактике очернения кандидатов-соперников принимается кандидатом. Если говорить применительно к конкретной газете, которая называется «Передавая», в которой сразу три-четыре кандидата-политика, в том числе и я, поливаются грязью в самых таких фантастических схемах, то конкретно по этой газете у меня есть информация, что выпуск ее профинансировал один крупный предприниматель в сфере алкогольного бизнеса самарский, который двигает на выборы целый список своих кандидатов в Городскую Думу. А в виде кандидата на пост мэра Самары он финансирует избирательную кампанию одной симпатичной женщины. Как мне объяснили, такой тонкий и хитрый политтехнологический ход заключается в том, что методом исключения кандидатов, которые в этой газете были подвергнуты поливанию помоями, там отсутствует мэр Самары Виктор Тархов. Поэтому на первый взгляд может показаться, что заказчиком этой газеты является Виктор Тархов. Но на самом деле по моей информации за этим стоит другой кандидат. И тут, насколько я понял, возможна двойная игра: с одной стороны – полить грязью основных соперников, но в тоже время. Чтобы подумали не на тебя. Вообще эта тактика появления в большом количестве грязи на выборах, она иногда используется кандидатами, которые считают, что если они будут отрабатывать образ такого «белого и пушистого» кандидата, то в результате избиратель отшатнется от грызни кандидатов, которые поливают друг друга помоями, и проголосует за человека, который в этом не замешан. Поэтому, как это ни парадоксально, часто бывает, что за предвыборными грязными технологиями стоит кандидат, который формально является таким безобидным, мирным, «белым, пушистым» кандидатом. Я не чувствую знакомую руку в выпуске этой газеты. Потому что обычно у нас финансово-промышленная группа «Сок» и политтехнологи, которые работали с ней, потом они работали с мэром Виктором Тарховым и спикером городской Думы Самары Виталием Ильиным на прошлых выборах, вот эта группа, достигла высокого профессионализма в сфере выпуска черно-пиаровской разной продукции. Но у них есть свой стиль. Этот стиль такой достаточно язвительный, но умный. Здесь же что-то на примитивном таком каком-то не очень сильно развитом уровне. Я поэтому и определил, какие-то неудачники-журналисты даже не второго и не третьего эшелона, вот они, как правило, становятся редакторами таких газет. В обычной журналистской жизни, это молодой человек лет двадцати двух-двадцати пяти, который работает в газете, и его постоянно правит редактор. Он пишет свои не самые ценные заметки, приносит, потом его переписывает редактор, и в таком сильно адаптированном виде это в конечном итоге это иногда попадает в газету. А здесь этот молодой человек предоставлен сам себе, над ним нет редактора. И его начинает нести, потому что он печатает газету, в которой его никто не правит, она выходит потом тиражом допустим, в двести тысяч экземпляров и распространяется. Вот это, на мой взгляд, признак того, что по качеству этой газеты видно, что за этим выпуском стоит такого рода человек.

-Как Вы оцениваете уровень контента таких политагитационных изданий?

-Отсутствие фактуры и некий полет фантазии говорит о том, что это издание, которое делается за один день. Какой-то глубокой работы в формате журналистского расследования нет. Ведь на самом деле, к сожалению, в политику идут люди, за которыми стоит реальный компромат. Это люди из криминала, это люди из бизнеса, у которых не очень хорошая кредитная история. Это какие-то чиновники, которые были замешаны в каких-то скандалах. И в принципе в самой контрагитации я не вижу ничего плохого. То есть избиратель должен в ходе выборов знать не только витринную сторону кандидата, но и его биографию, его какие-то сомнительные дела, если они у него были. И если проводится настоящее журналистское расследование, вытаскиваются материалы, публикуются документы, ссылки какие-то на уголовные дела, и все это публикуется в период, когда кандидат идет на выборы, то я бы не стал это называть даже черным пиаром. Вне всякого сомнения, это вещь убийственная для репутации кандидата, но она, по крайней мере, имеет какое-то отношение к реальности. А вот в чистом виде черный пиар это именно высосанная из пальца ложь. То есть факт вообще не имевший места под собой, но он придуман и преподнесен в качестве реально существующего. На мой взгляд, если даже посмотреть по тем кандидатам, которые участвуют на выборах в городскую Думу, в мэрской компании, по многим можно найти реальные факты, которые были бы неприятны для их нынешнего предвыборного образа. Но этого сделано не было. Поэтому это говорит о том, что никаких источников для написания этих газет, которые стали массово появляться в почтовых ящиках самарцев, их не существует. Это говорит только об уровне тех людей, которые за этим стоят.

-Вы издавали популярное в городе издание «Самарский курьер». Не возникает у вас соблазна сейчас, перед выборами мэра издавать такие газеты?

-«Самарский курьер» никогда не был черно-пиаровским изданием. И я даже помню, что в 2000 году, когда я был редактором «Самарского курьера», мы выиграли суд у «Самарской газеты» за то, что нас назвали изданием черного пиара. Это был острый политический еженедельник, который сейчас существует в формате издания «Движение. Союз народного самоуправления – блок Михаила Матвеева». А раньше это была обычная газета, в которой публиковались новости и аналитические материалы. Нашим таким «коньком» было до настоящего времени на мой взгляд, непревзойденным, это публикация в ходе губернаторских и мэрских выборов 2000-2003 годов сказки «Улицы бумажных фонариков». Где всем ведущим политикам самарским были присвоены псевдо-китайские имена и публиковались такие пьесы. Сделано это было очень тонко. Это было на уровне телевизионных «Кукол» того времени, когда они выходили на НТВ. Там не было никаких оскорблений, там были тонкие такие намеки, и людям было крайне интересно это читать. То, что публикуется сейчас в виде каких-то придумок и задумок, это просто примитивное поливание грязью. Это, на мой взгляд, унижает и людей, которые занимаются выборами, и самих избирателей и читателей.

-Михаил Николаевич! Как политик, Вы по-прежнему находитесь в информационном вакууме самарских СМИ?

-Я по-прежнему являюсь персоной нон-грата для телекомпаний «СКаТ», «Терра», ГТРК «Самара»: основных информационных носителей. Я имею сейчас такой очень сложный коммерческий договор с телекомпанией «Рио». Меня пускают периодически в эфир на 10 минут один-два раза в месяц. Но при условии, что это будет запись, а не прямой эфир и что я не буду допускать там никаких критических замечаний в адрес «Единой России», губернатора и так далее. Это достаточно характерный штрих. Потому что, политика, которая развивается в условиях отсутствия политической конкуренции не может быть названа демократией. Интерес к моему блогу (blog-matveev.livejournal.com/) достаточно велик и, несмотря на то, что я не считал это каким-то серьезным информационным ресурсом, но зачастую получается так, что какой-то резонанс и обратная связь получается в большей степени через интернет.

Это поразительно, но действительно, проще попасть в эфир радиостанции «Свобода» чем в местный эфир самарский.

Поскольку я в 90-е годы работал в журналистике, то меня все знают, и я всех знаю, и у меня хорошие достаточно приятельские отношения личные. Ко мне подходят журналисты, которые мне откровенно говорят, что «ты знаешь, мы не можем тебя показать, сказать, еще что-то». Одна моя однокурсница работает журналистом одной из телекомпаний. Она постоянно присутствует на всех мероприятиях в Самарской Губернской Думе, освещая заседания Думы, комитетов и так далее. Я ей как то сказал: «слушай, ты может быть, хотя бы как то камеру на меня навела, пусть даже ничего бы я не говорил, просто на заднем плане мелькнул». Она мне ответила: «Миша, ну ты же понимаешь, у нас весь видеоряд отсматривают, и если ты там где-то появляешься, то просто сразу вырезают». Поэтому присутствует такое стремление не дать человеку раскрутиться, чтобы его было поменьше. Меня люди спрашивают на улицах: «Михаил Николаевич, мы Вас почему-то не видим, Вы куда-то пропали. Вас ни по телевизору, нигде нет. Мы не знаем, чем Вы занимаетесь, а вот такие-то и такие-то мелькают постоянно, и мы на них смотрим, а Вас мы что-то не видим». И произносится это с определенным упреком ко мне. Что как будто бы, если меня не показывают по телевидению, значит, я ничем не занимаюсь и ничего не делаю. Когда людям начинаешь объяснять, что сейчас абсолютно, на 95 процентов любое появление политика в любом формате: телевизионном, газетном или еще каком-то является проплаченным с его стороны и бесплатно никогда не покажут в Новостях никакого депутата, то они вроде это понимают, но все равно считают, что хотелось бы, чтобы меня где то показывали. Поэтому, на мой взгляд этот прием искусственной стерилизации политического пространства, когда представители одной политической партии постоянно показывают в новостях, а других замалчивают, даже если они выступают с какими-то заметными инициативами или происходят какие-то серьезные информационные поводы вокруг них. Это общий российский стиль. Который начинается с Центрального телевидения, центральных средств массовой информации и заканчивается мелкими районными газетами. Это именно то, что в свое время погубило Советский Союз: отсутствие политической конкуренции. Пока я вижу, что это приводит к интенсивному росту интернета.

-Михаил, и позвольте один вопрос о политике. Не изменились ли Ваши оценки деятельности мэрии Самары после вступления 1 мая во фракцию КПРФ в Губернской Думе?

-Я вообще могу сказать, что мое вступление во фракцию КПРФ никак не повлияло на изменение моих политических взглядов. Это было скорее фиксирование уровня совпадений при голосовании в Губернской Думе между мной, как независимым политиком и коммунистами. Так получается, что КПРФ сегодня и в Государственной Думе и на региональном уровне, возможно, является единственной последовательной партией, которая защищает интересы большей части населения. Я не являюсь сторонником коммунистических взглядов в части положительной оценки многих периодов нашей истории, начиная с 1917 года. Но я современный политик, живущий в современных условиях, не в 1917 году, не в 1937 году. Поэтому мне необходимо сейчас искать ту опору, которая бы позволяла двигаться вперед.

Говоря о мэрии Самары, я никогда не разделял командного подхода, что если Тархов – человек, являющийся моим оппонентом, я должен его критиковать по всем вопросам, прав он или не прав. Например, я четко поддерживаю позицию Тархова требовать от федеральных органов власти, прокуратуры, судов, военных комиссариатов оплаты за безвозмездно ранее переданные им муниципальные помещения. Считаю это абсолютно правильным. Трудно предположить, что такой комментарий дал бы кандидат от «Единой России» Дмитрий Азаров или губернатор Владимир Артяков. Это говорит о том, что все-таки позиции мои по-прежнему являются свободными и никаких изменений здесь не произошло и происходить не будет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG