Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Финансовый аналитик Андрей Сотник - о "грязных" деньгах и Arctic Sea


Arctic Sea

Arctic Sea

Недавно один из подсудимых по делу Arctic sea назвал имя человека, который якобы заказал захват судна. Им, по версии подсудимого, является эстонский гражданин. Имя "заказчика" было растиражировано в российских СМИ. Эстонская сторона выступила с протестом. Но вот что любопытно: за этим скандальным заявлением ничего не последовало. Новость умерла едва ли не в тот же день, как родилась. Чем объяснить эту странность? На этот и другие вопросы Радио Свобода отвечает финансовый аналитик Андрей Сотник.

- В московском суде была названа фамилия человека, который якобы был заказчиком захвата Arctic Sea - Эрика Нейлиса Кросса, ныне предпринимателя, а в недавнем прошлом высокопоставленного куратора эстонских спецслужб. Как вы оцениваете судебные перспективы этого заявления?

- Чтобы их оценить, надо вспомнить о нескольких обстоятельствах.

Итак, первое: расследованием захвата Arctic Sea занимаются не только российские следователи, но и международная следственная группа из представителей Финляндии, Мальты, Швеции, Латвии и Эстонии.

Второе. Со слов фигуранта дела о захвате Arctic Sea Дмитрия Савинса, заказчиком операции был якобы Эрик Нейлис Кросс, участвовавший в последние годы в различных бизнес-проектах, связанных с нефтью и газом.

Третье. Эстонские власти мгновенно заявили о "провокационном характере" материалов российского суда.

Четвертое. Дмитрий Савинс также заявил, что кроме уже арестованных русскоязычных "захватчиков" судна, к организации нападения имеют отношение русскоязычные же предприниматель из Германии и проживающий в Эстонии гражданин Израиля.

И, наконец, пятое. В СМИ упоминается, что Кросс был когда-то фигурантом некоего уголовного дела, связанного с приватизацией эстонской железной дороги. В этом деле фигурировал некий итальянец, которого разыскивал "Интерпол", а Эрик Кросс помогал ему в получении вида на жительство.

Суммируем вышесказанное. Заявление в российском суде не подтверждено пока никакими доказательствами. Есть ли они, нет ли - вопрос. Если есть, то сомневаюсь, что они исчерпывающие. Только один аргумент: если, по версии Дмитрия Савинса, Кросс, как и он, занимался нефтегазовым бизнесом, то российское следствие должно было исследовать очень сложно организованные финансовые схемы этого бизнеса в ряде стран Евросоюза. И сделать это можно лишь в сотрудничестве с соответствующими западными службами. Но участники расследования - будь то следователи с Мальты или Финляндии - молчат, значит вряд ли такая международная кооперация была.

Далее. Позиция эстонской стороны мгновенна и однозначна, но мы тоже не знаем наверняка, стоит ли за ней какая-то существенная информация, подтвержденная документальными доказательствами, или это просто типичная публичная защитная реакция. А может быть, эстонские власти и обладают конфиденциальными доказательствами того, что Кросс выполнял в ходе этой операции некое специальное задание.

И самое главное: теперь, после того как это публичное заявление сделано, российские следователи все равно должны будут проверить его - то есть собрать документальные доказательства, подтверждающие или опровергающие заявление Савинса. Где и как? Без помощи западных коллег они этого не смогут сделать никогда.

- Известно ли вам имя предпринимателя Эрика Нейлиса Кросса?

- Как и всем - известно из прессы. К тому, что многократно растиражировано, могу добавить, что Кросс был когда-то фигурантом некого уголовного дела, связанного с приватизацией эстонской железной дороги. В этом деле фигурировали некие итальянцы (один из них долгое время проживал в России), которых разыскивал "Интерпол", а Эрик Кросс вроде бы помогал одному из них в получении вида на жительство. Эстонский суд тогда не стал привлекать Эрика Кросса к ответственности. И снова возникает вопрос. В "железнодорожном" деле Кросс выполнял конфиденциальные поручения спецслужб или же действовал в собственных бизнес-интересах? Из прессы это неясно, а это - после заявления Савинса - имеет принципиальное значение.

- Хорошо, допустим, у российских следователей есть некие основания верить г-ну Савинсу. Что они гипотетически могут сделать, чтобы привлечь г-на Кросса к ответственности?

- Доказать, что версия Савинса имеет под собой какие-то основания. Для этого в сотрудничестве с западными партнерами надо цивилизованными способами собрать документальные доказательства – думаю, прежде всего по "железнодорожной" теме. Это дело расследовалось, так что какие-то зацепки могут - гипотетически - быть. Если они есть, и следователи докажут, что в том деле Эрик Кросс действовал не в государственных, а в своих корыстных интересах, совместные работы могут быть продолжены. Можно будет приступать к сбору документальных доказательств по Arctic Sea, основываясь на том, что такого рода действия для этого господина явление не единичное. Затем все эти доказательства (если они найдутся) нужно будет представить суду той или иной зарубежной юрисдикции (включая Эстонию), который и поставит окончательную точку в вопросе виновности или невиновности Эрика Нейлиса Кросса. Но то, что "откровения" г-на Савинса растиражированы безо всяких доказательств, уже существенно затруднило их цивилизованный сбор.

- Почему?

- Я ведь оцениваю ситуацию только как финансист. В таком деле, как Arctic Sea, мало доказать суду, что подозреваемые - преступники. Еще более важно установить, как были организованы финансовые потоки, которые использовались при подготовке преступления (или его инсценировке). А затем, на основе собранных документальных доказательств, сначала блокировать эти потоки, а затем судебными решениями соответствующих стран изъять все преступные деньги и иные активы, независимо от места (юрисдикции) их хранения. Подобная работа не терпит публичности.

- Чем публичность может повредить финансовым расследованиям?

- В лучшем случае уводом денег туда, где их будет весьма затруднительно блокировать, где они вновь начнут порождать аналогичные преступления. В худшем - проигрышем в зарубежных судах по делу Arctic Sea. А проиграв эти дела, России придется не только компенсировать моральный и материальный ущерб тем, кто был безосновательно объявлен преступниками (назовем их частными исками, такие вполне могут последовать). И что еще хуже - иски к России могут предъявить государства и частные лица, пострадавшие от дела Arctic Sea.

А я, кстати, совсем не исключаю того, что ряд государств могут потребовать от виновных возмещения расходов по этому делу (одна только Россия высылала суда и атомные подводные лодки, что является весьма затратным мероприятием, профинансированным пока за счет средств российского бюджета, таких трат не предусматривавшего). Вот для чего, в том числе, нужен судебный арест активов виновных лиц, которые, как предполагаю, размещены во многих странах мира, но вне российской территории.

- Есть основания для этих предположений?

- А вы думаете, что организовать захват судна (или инсценировку его) в центре Европы, собрав для этого на одной лодке близ Швеции группу русскоязычных граждан и неграждан ряда европейских стран, можно без использования финансов? Абсолютно исключено.

Савинс указал на причастность к нефтегазовому бизнесу Кросса граждан Германии и Израиля. Этот бизнес - повторю - сложно организованная система, где "московской" следственной группе самостоятельно собрать доказательства по "грязным деньгам", чтобы подтвердить или опровергнуть заявления Савинса, очень затруднительно, а аналогичная группа Евросоюза сделает это обязательно. Словом, проверить его заявления, на мой взгляд, в любом случае нужно, ибо без ареста финансовых средств всех без исключения криминальных участников дела Arctic Sea мы не застрахуем себя от аналогичных инцидентов в будущем.

- В чем тут "подводные камни"?

- Судебная конфискация криминальных средств связана с огромной аналитической работой в целом ряде стран мира. Давайте только представим возможный объем подлежащей проверке информации.

Подавляющая часть денежных расчетов в эстонском нефтегазовом бизнесе (как транспортировка, так и реализация нефтегазовых продуктов российского происхождения) имеет офшорно-российско-финские корни. Расчеты в литовском бизнесе с нефтегазовыми продуктами российского происхождения - офшорно-российско-шведские. К деятельности местных компаний весьма часто имеют отношение русскоговорящие граждане и Германии, и Израиля, и Финляндии, и Мальты. Аналогичные фирмы в Швеции и Финляндии, торгующие товарами, получаемыми через Эстонию, Латвию и Литву, весьма охотно используют труд русскоязычных из балтийских стран, когда-то входивших в СССР, так как платят им намного меньше, чем своим соотечественникам. Нельзя забывать также, что и Финляндия, и Швеция нередко предоставляют свои гражданства россиянам, которые организовали в этих странах большой бизнес. Места работы и получения денег каждым из трех лиц, названных Савинсом, это как минимум проверка нескольких десятков хозяйствующих субъектов, имеющих, как правило, не один счет в банке. Самостоятельно собрать, проанализировать и подготовить для зарубежных судов соответствующую информацию по финансовым аспектам дела Arctic Sea "московской" следственной группе будет совсем непросто.

Но подчеркну: дело не столько в том, что сказал Савинс и о чем немедленно раструбили на весь мир. Операция по Arctic Sea - нет сомнений! - стоила денег, и ради них же проводилась. Просто сейчас наступил этап, когда все заинтересованные следственные группы (и российская, и стран Евросоюза) должны искать следы и блокировать эти "криминальные" деньги (не оставив без внимания и реально виновных). И тут возникает еще один очень интересный и деликатный вопрос: к гражданам каких странах приведут эти следы? И тут я бы вернулся к тому, что расследованием занимаются две группы из представителей России, Финляндии, Мальты, Швеции, Латвии и Эстонии. При этом еще раз подчеркну, что именно с гражданами этих стран связан бизнес с нефтегазопродуктами российского происхождения. Значит, теоретически весьма вероятно, что основные следы преступления могут быть обнаружены в этих странах. Следы как персон, так и криминальных денег.

Россия, как мне представляется, заинтересована в поиске криминальных финансовых потоков, задействованных в преступлении, прежде всего. Почему бы ей, например, впервые за все время своего существования не потребовать в иностранных судах, чтобы из этих средств (когда и если они будут найдены) ей возместили расходы на поимку "экопиратов"? Такого рода иски были бы, кстати, и первоклассными доказательствами невиновности России в деле Arctic Sea. Кроме того, только такого рода действия и способны поддержать репутацию страны в цивилизованном мире.

Значит, российские следователи и суды должны работать в теснейшей связи с их коллегами из стран Евросоюза. Причем работать так, чтобы никакие информационные выбросы общему делу не мешали.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG