Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему фермеру не дают основать частную больницу (Подмосковье)


Вера Володина: Вот уже несколько дней в блогах Живого Журнала распространяется информация о сельском сходе 24 июня в маленькой деревне Колионово на восточной окраине Подмосковья, в Егорьевском районе. Местного населения в деревне из 15 домов - 7 человек. В повестке дня - вопрос о недоверии главе Юрцовского сельского поселения и депутатам сельсовета сообщается, что колионовцы потребуют отчитаться по принятым перед избирателями обязательствам, а также вернуть закрытую 1 апреля больницу. Собственно, вокруг больницы на 20 коек вся история и завертелась. 1 апреля этого года она была окончательно закрыта. Последние несколько лет она использовалась фактически как социальная.

Фермер Михаил Шляпников попросил власти не закрывать больницу, а плавно перевести ее из статуса муниципальной в частное медицинское предприятие с теми же функциями - по реабилитации инвалидов и патронажу стариков. По идее Михаила, готового на первом этапе финансировать больницу, в дальнейшем социальные места содержались бы за счет московских пациентов, нуждающихся в реабилитации после инсульта. Как утверждает Михаил, Егорьевские власти идею не поддержали, а здание больницы хотели отдать под общежитие для гастарбайтеров, но шумиха в интернете остановила эти планы.

Михаил Шляпников: Прислал глава района некое такое предложение восстановить типа статус-кво. Они ее не будут продавать сейчас гастарбайтерам и вроде мне предлагают заткнуться и пока не инициировать дальнейшие шаги до 2011 года.

Вера Володина: Представители местной власти опровергают слова Михаила. Ромaн Заплитный, начальник орготдела администрации сельского поселения Юрцовское, говорит, что идея Шляпникова заслуживает уважения, но даже если бы сам Шляпников стал руководителем поселения или района, он не смог бы законно передать больницу в частные руки без конкурса и в отсутствие лицензии. Но больше егорьевских чиновников возмущает, как говорит Роман Заплитный, лживая информация о передаче здания под общежитие гастарбайтерам.

Роман Заплитный: Уже закрывались какие-то объекты, в том числе и социальной сферы и т. д. Неизвестно ни одного такого случая, чтобы эти объекты были переданы под общежитие мигрантов. И уж тем более за 40 км от города, где, собственно, эти мигранты больше всего и нужны.

Вера Володина: Если верить чиновникам, то идее чеховской больницы в русской деревне трудовые мигранты не угрожают. Решение о закрытии больницы принимала не местная, а государственная власть. Начальник управления здравоохранения Егорьевского района Татьяна Лобанова ссылается на постановление Минздрава Московской области по нормативам обеспеченности стационарными койками.

Татьяна Лобанова: Две больницы остались у нас, которые с социальными коечками. И, как правило, это кто? Одинокие люди, если к ним никто не ходит. Какая разница, из какого района, где лежать?! Мы и в Москву, и в другие районы переводим. Кого-то в психоневрологический интернат, кого-то в специализированный интернат. Кто хочет, на нашей территории, если он подходит по показаниям.

Вера Володина: Мнение Михаила Шляпникова:

Михаил Шляпников: Больницы закрываются, школы закрываются. Открываются магазины для ритуальных услуг и по 5 га кладбища. Давайте закрывайте побольше больницы, школы, а побольше делайте тюрем, магазинов для покойников. Вот логика власти! Воды нет. Обещали колодцы вырыть. Обещания были провести водопровод, сделать дорогу. Абсолютно ничего не сделано. Плюс вот эти угрозы старикам, которые там работали. Этих стариков сейчас разгоняют – там трое человек. Вот ветеран войны до Берлина дошла. Она живет сейчас в доме, где крышу снесло, фундамент разрушился, ей еще воду отключали, отрезали, проводка сгорела. Ей сейчас предлагают определить ее в общежитие.

Вера Володина: Михаил говорит о Нине Константиновне Лосевой, а по официальному ответу Романа Заплитного, то участнице войны предлагалась хорошая отдельная квартира в соседнем селе в 3,5 км от Колионово. Лосева отказалась письменно, подчеркивает чиновник. А на днях попросила отремонтировать ее дом или построить новый, это, объясняет Заплитный, в ведении районной администрации, и дело не одного месяца.

Михаил Шляпников: Все помрут. По крайней мере, вот эти старики они, по их расчетам, должны умереть в том году. Тепла не будет, воды не будет, света не будет, они быстро помрут. Время на их стороне. Я могу не успеть. У меня операбельная степень рака. Почему я и торопился.

Вера Володина: Михаил объясняет, что его идею "чеховской" больницы поддерживает общественность, точно: "интернет-сообщество". Ну а чиновники формально, как, впрочем, и положено, следуя букве закона, не хотят создавать прецедента, что подтверждается словами начальника егорьевского здравоохранения.

Татьяна Лобанова: В нашу компетенцию не входит открытие частных систем. Это вопрос лицензионного органа.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG