Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Интервью (Ростов-на-Дону)


Григорий Бочкарев: Сегодня у нас в гостях писатель из Ростова-на-Дону Николай Асташкин.

Нужно ли нам сейчас в XXI веке возрождать традиции казачества?

Николай Асташкин: Нужно возрождать уклад, во-первых. Во-вторых, нужно возрождать те станицы, те хутора, в которых живут казаки. Вот что нужно. Там возрождать нужно школы, какие-то там куреня строить, то есть возрождать именно уклад жизни. И неважно, если они идентифицируют себя как народность, допустим. Пускай. Это же в Конституции не запрещено. Каждый как хочет себя называет, пусть так и называет. Ну, хотят они себя народом называть, пускай называют. Хотят они так жить, как жили их предки, пускай они живут, ради Бога. Не надо им мешать просто-напросто. Люди умные должны прийти в казачество, интеллигенты должны прийти. Тот же Краснов, журналист, писатель. Тот же Мелихов Владимир Петрович очень умный человек. Вот такие люди должны прийти, стать во главе возрождения казачества. И они приведут людей. Они возродят. Если каждый придет со своими финансами, со своими светлыми мыслями, не то как многие сейчас делают, чтобы прийти и обогатиться, состричь купоны и уйти в сторону, как там на левом берегу строится атаманский ресторан, станица Черкасская. Там просто-напросто идут гульбища самые настоящие. Это что, разве возрождение. В глубинке надо возрождать.

Григорий Бочкарев: Недавно вышло в свет второе, дополненное издание вашей книги "Трагедия и фарс. Современное казачье зазеркалье". О чем эта книга?

Николай Асташкин: Я хотел, прежде всего, показать какие процессы происходят сегодня в современном казачестве. Явление это такое необычное. Возродилось оно в начале 90-х годов. Я это время находился здесь, в городе Ростове-на-Дону, и наблюдал за этим явлением со стороны. "Трагедия и фарс" я назвал книгу потому, что после гражданской войны и во время гражданской войны был геноцид казачества. Потому что это достаточно самоорганизующая масса. И она оказала большевикам существенный отпор. Практически на Дону, благодаря казачьим войскам, деникинская добровольческая армия одерживала такие значительные победы. После этого, естественно, большевики не простили казачеству это, и было осуществлено истребление казаков. По сути дела, эта трагедия продолжается.

А фарс – то, что некоторые хотят показать то, что якобы возрождается, а на самом деле оно не возрождается, а проявляются элементы фарса вот этого. Атаманы занимаются самолюбованием. Мне приходилось бывать во многих станицах, во многих хуторах, которые на сегодняшний момент просто-напросто вымирают. Такой характерный пример – это станица Еланская. Очень много приходилось мне изучать исторических документов в Ростовском государственном архиве. Если, допустим, где-то на начало 1917 года в этой станице проживало порядка 7-8 тысяч жителей, а сейчас там 42 всего жителя прописаны. Молодежи заняться нечем, поэтому деградируют, спиваются. Возрождения никакого нет, есть только фарс.

Григорий Бочкарев: Книга основана на подлинных документах и фактах. У действующих лиц не вымышленные имена и фамилии. Как вы думаете, случайно ли то, что сегодня на первых ролях в казачьем движении, находятся в основном люди, которые и к казачеству-то не имеют никакого отношения? У них даже биография вымышленная.

Николай Асташкин: Я не думаю, что это случайность. Просто как, допустим, в России нет гражданского общества, поэтому приходят, как правило, ломовые люди, которые пробивают эту брешь. Поэтому очень легко пробираются такие люди авантюристического типа, как Николай Иванович Козицын. Водолацкий Виктор Петрович человек иного склада. Он, можно сказать, чиновник. Это атаман-чиновник. Поэтому он естественно протеже бывшего губернатора Ростовской области. Назначили – и все! Он и стал поэтому. А здесь, естественно, он использовал административный ресурс.

Григорий Бочкарев: Не могу не спросить еще об одном важном моменте. Как вы оцениваете стремление нынешней российской власти наделить современное казачество жандармскими функциями?

Николай Асташкин: Первая тенденция, ряд таких радикальных атаманов, допустим, тот же Юдин Александр Николаевич, они ратуют за то, чтобы считать казаков народом. Это первая такая тенденция. Вторая тенденция, двигателем этой тенденции является Водолацкий Виктор Петрович. Ему не нужно возрождение как народа. Он именно жандармский функции, полицейские функции… Первое, что он создал, когда пришел к власти, муниципальные казачьи дружины. Они вместе с милицией патрулируют, по наркотикам они где-то. Это же тоже не возрождение. Это функции жандармские. Во-первых, это очень дискредитирует саму идею возрождения казачества. Еде при царе батюшке казаки очень противились этому. Дело в том, что они просто не знают, что им делать. Они не знают, куда вести людей.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG