Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров - о диалоге с правозащитными организациями


Юнус-Бек Евкуров

Юнус-Бек Евкуров

В Страсбурге Парламентская ассамблея Совета Европы обсудила доклад о работе механизмов правовой защиты на Северном Кавказе. В числе немногих позитивных моментов парламентарии отметили деятельность главы Ингушетии, выступившего на заседании ПАСЕ.

Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров дал интервью обозревателю Радио Свобода.

– Как бы вы сейчас определили состояние дел в Ингушетии, в других республиках Северного Кавказа? Некоторые наблюдатели говорят, что волна терактов – которая наблюдалась, к примеру, полгода назад – схлынула. Куда развивается ситуация? И что вы делаете для того, чтобы она развивалась в нужном направлении?

– Если брать бандитскую составляющую, то здесь у нас существенный спад – где-то на 60, на 70 процентов. Это радует: спецслужбами проведена хорошая работа, в том числе и в республике Ингушетия – особенно в последние 3-4 месяца. О хорошей работе говорит и последнее задержание Магаса, лидера бандподполья.

Но это не главное. Главное, чтобы проводилась профилактика – с молодежью, с родственниками убитых, задержанных, арестованных бандитов. Это основа, конечно. Нам удалось, проводя эту профилактику, получить непосредственно из близкого окружения бандитов информацию, пользуясь которой, мы провели ряд успешных спецопераций и задержаний. Вот это важно.

Надо подчеркнуть, что без совместной работы бесполезно пытаться наводить порядок в одной республике. Мы вместе работаем – все руководители республик Северного Кавказа. И наши МВД тоже взаимодействуют, совместно работают. Но, тем не менее, сейчас мы будем наращивать работу по этому направлению. Не в плане силовой составляющей, а в плане опять же профилактической работы: общения с людьми, подключения совета тейпов, общественных организаций, депутатов муниципальных образований... И конечно, реализацией той целевой программы, которую мы сейчас начали – по повышению уровня социально-экономического развития республики.

- То, что был создан Северо-Кавказский федеральный округ с Александром Хлопониным во главе, уже дает какие-то плоды?


– Дает. Мы общаемся великолепно, по любому вопросу у нас есть контакты. На любой вопрос, который мы задаем, мы получаем либо внятный ответ с его стороны – как лучше это сделать, а не так, как мы хотим, – либо поддержку в том, чтобы довести этот вопрос до конкретного министра, решить его где-то в Москве. Буквально три-четыре дня назад те вопросы, которые мы не могли решить очень долго, Хлопонин решил за один день. Полпред Хлопонин и его аппарат доступны для нас.

– В Страсбурге на повестке дня – обсуждение большого доклада о правах человека на Северном Кавказе. Как вам кажется, могла бы местная власть – может быть, вы – больше прислушиваться к тем, кто говорит о ситуации с правами человека? Например, о насилии, о том, что надо чаще общаться с обычными людьми, а не только с людьми в погонах, и так далее.

– Когда у меня бывают представительные делегации из ПАСЕ, других мировых организаций, я всегда им говорю: "Вы хотите мне доказать, что вам больше нужны права человека в Ингушетии, чем мне, президенту республики?" Конечно, мы должны участвовать; конечно, мы должны общаться. Конечно, мы должны реагировать на критику правильно, а не пытаться это все замазывать или как-то обвинять тех, кто нас критикует. Мы находим общий, нормальный диалог – в том числе и со своими общественными организациями; но при этом жестко говорим, когда они не правы. Потому что, защищая бандита как человека – он тоже, к сожалению, человек, – при этом необходимо защищать и милиционера: он тоже человек. И семью милиционера надо защищать, и семью простого человека надо защищать – тех, кого убивают бандиты. А тут мы видим провал: все общественники почему-то кинулись на защиту прав человека, имея в виду бандита... Но мы находим общий язык и в этом плане.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG