Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Профессор Юрий Федоров - о сделке между Вашингтоном и Москвой


Барак Обама и Дмитрий Медведев на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне в апреле 2010 года.

Барак Обама и Дмитрий Медведев на саммите по ядерной безопасности в Вашингтоне в апреле 2010 года.

В связи с визитом президента России Дмитрия Медведева в США эксперты вспомнили об объявленной Бараком Обамой "перезагрузке" в американо-российских отношениях. О том, как проходит этот процесс, в эфире Радио Свобода рассуждает российский политический эксперт, приглашенный профессор лондонского исследовательского центра Чаттэм-хаус Юрий Федоров.

- Прежде всего нужно понять, что имелось в виду под "перезагрузкой". Как я думаю, имелось в виду - по крайней мере, с американской стороны - заключение некой сделки между Москвой и Вашингтоном. Соединенные Штаты совершили целую серию очень серьезных уступок в адрес России. Я имею в виду прежде всего отмену планов размещения элементов ПРО в Чешской республике и Польше, фактический отказ от каких бы то ни было планов приглашения Грузии в НАТО. Уже давно не упоминается о российской агрессии против Грузии. И, наконец, совсем недавно был заключен Пражский договор - новое соглашение по стратегическим наступательным вооружениям.

- Вашингтон что-то получил взамен?

- Вашингтон взамен получил согласие России на некое ужесточение санкций против Ирана. Но главным образом речь идет о запрете поставок в Иран вооружений, входящих в реестр обычных вооружений. Проблема, однако, в том, насколько серьезным является это решение Совета безопасности для Ирана и в какой мере оно может побудить Тегеран изменить свои ядерные планы. Пока ощущение таково, что это не сыграет своей роли.

- Эксперты не ждут от сегодняшнего визита Дмитрия Медведева в Вашингтон каких-то больших - прорывных, как говорят политологи - решений. Существует ли новая повестка дня российско-американских отношений?

- Фактически повестка дня российско-американских отношений в том виде, в каком она замышлялась, скажем, год назад в Вашингтоне и на которую так или иначе согласилась Москва, исчерпана. Строго говоря, я не жду никаких новых крупных соглашений - формальных или неформальных - между Москвой и Вашингтоном, просто нет таких проблем, по которым сейчас можно было бы найти общее решение.

- Именно поэтому эксперты говорят о том, что президенты должны говорить больше об экономике?

- Наверное. Об экономике вообще говорить приятно, полезно, и для президентов тоже, особенно в условиях кризиса. Можно высказать очень много умных мыслей. Но вопрос в том, о чем, собственно, говорить. О том, что Россия должна вступить во Всемирную торговую организацию? Но в России есть очень серьезные препятствия для этого, и отнюдь не позиция Вашингтона является здесь главным тормозом. Говорить о том, что американские компании могут принять участие в так называемой "модернизации" России? Вопрос в том, насколько американские компании готовы инвестировать в Россию и, главным образом, передавать самые современные технологии России. Вот тут опять-таки есть серьезные сомнения.

- Права человека в России, ситуация на Северном Кавказе, свобода прессы, контроль над телевидением со стороны российского руководства - этот комплекс тем затрагивается сейчас в российско-американских переговорах? Если нет, то почему?

- Думаю, этот комплекс проблем (хотя, наверное, в более суженном виде) передан в комиссию Суркова-Макфола, и там серьезные эксперты с двух сторон ведут какие-то разговоры на эту тему. Чем эти разговоры кончатся, я не знаю. Мое ощущение таково (и я думаю, оно подтверждается), что в Вашингтоне уже давно приняли решение о том, что если российское население чувствует себя довольным при авторитарном режиме (или том режиме, который существует в России), не надо тогда пытаться делать россиян счастливыми вопреки их мнению. Ведь большинство российского населения, как свидетельствуют опросы общественного мнения, довольны нынешним руководством и вообще не собираются что-то менять. "Это их проблемы, - говорят в Вашингтоне, - это их дело, не будем учить их тому, что демократия все-таки лучше, чем недемократия, а свобода лучше, чем несвобода".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG