Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Международный Фестиваль симфонических оркестров



Марина Тимашева: 11 июня в Москве в Колонном зале Дома Союзов завершился Пятый Фестиваль симфонических оркестров мира. В этом году была организована прямая Интернет-трансляция из зала, поэтому увидеть выступления оркестров могли многие. Если в России по Интернету трансляцию матча 11 июня смотрело 2 миллиона человек, то трансляцию фестиваля оркестров в тот же день – 15 тысяч. Не так уж мало для классической музыки. Фестиваль стал настоящим симфоническим триумфом, - считает Ольга Клячина.

Ольга Клячина:
В этом году главная идея фестиваля – диалог Востока и Запада. В Москву приехали оркестры из Татарстана, Индии, Китая, Турции и Южной Кореи. Каждый из этих оркестров играл национальную музыку, услышанную многими на фестивале впервые, и европейскую классику, известную всему миру.

Например, Государственный симфонический оркестр Татарстана исполнил произведения Скрябина, Шостаковича и увертюру Назиба Жиганова под названием “Сабантуй”. С 1989 года художественным руководителем и главным дирижером оркестра был Фуат Мансуров. На концерте 2 июня он не дирижировал, но сидел в зале. Через 10 дней пришла новость о том, что он скончался.

В исполнении Национального симфонического оркестра Китая прозвучали Бетховен, Сен-Санс и Гуань Ся. Сочинение “Реквием Земле” китайского композитора Гуань Ся посвящено Сычуаньскому землетрясению 2008 года.

Сеульский симфонический оркестр играл Дебюсси, Равеля, Оливье Мессиана и Ынсук Чин. На фестивале исполняли ее произведение “Шу” - концерт для шена с оркестром. Шэн – это китайский духовой инструмент, сделанный из бамбука. “Шу” – Бог воздуха. Для Ынсук Чин была важна идея единения человека с природой.

Чуть подробнее остановлюсь на оркестре из Турции. Говорит дирижер Джем Мансур:

Джем Мансур: Я думаю, мало кто сознает, и это поразительно, что Президентский симфонический оркестр Турции – один из старейших оркестров в мире. Он был основан в 1826 году тогда еще в Константинополе – столице империи.
Мы играем на этом фестивале, конечно же, Шумана, потому что этот год посвящен его творчеству, но кроме того представляем довольно полную ретроспективу турецкой музыки. Мы постарались выбрать наиболее контрастные сочинения. То есть мы играем не только старую музыку – музыку первого и второго поколения республики – но мы и сопоставляем ее с примером современной турецкой музыки.

(Музыкальный фрагмент)

Ольга Клячина:
На фестиваль приехал и композитор, представитель современной турецкой музыки, Ахмет Алтинель.

Джем Мансур: Мы играем произведение Ахмета Алтинеля, этот оркестр исполняет его впервые. Премьера его состоялась меньше двух лет назад в Берлине. И мы были очень рады, что тогда произведение Ахмета получило первый приз на фестивале.

(Музыкальный фрагмент)

Джем Мансур:
Важно еще сказать об оркестре, что, несмотря на то, что он очень старый, его музыканты как раз очень молоды. Несмотря на то, что в оркестре постоянно происходит смена поколений, меня всегда поражало, как в нем сохраняется традиция. Это мистика, потому что состав меняется каждые 5-10 лет, люди учатся друг у друга…Но традиция остается. И я знаю музыкантов, чьи дедушки и отцы тоже играли в нем, были и выдающиеся дедушки.

Ольга Клячина: Хотя на фестивале Джем Мансур не исполнял русскую музыку, мы спросили, что она для него значит.

Джем Мансур:
Я всегда говорю моим друзьям в Германии: “У меня для вас новости: «Брамс больше не ваш, он мой в той же степени”. И когда мы говорим о великой русской музыке – конечно, с одной стороны, одна принадлежит России, - но она принадлежит и всем остальным. Она в самом сердце каждого оркестра во всем мире, и я думаю, в Турции особенно. Что касается лично моего репертуара, я очень люблю русскую музыку, особенно оперу. Иногда я злюсь на себя за то, что не учил русский язык, потому что это мешает мне понять русскую оперу по-настоящему, настолько, насколько мне хотелось бы.

Ольга Клячина:
На фестивале оркестров мира выступил и Большой Симфонический оркестр имени Чайковского. Дирижировал Александр Сладковский. Играли “Шехеразаду” Римского-Корсакова и Пятую Симфонию Алексея Рыбникова “Воскрешение мертвых”. На фестивале в 2008 году уже исполнялось симфоническое произведение Рыбникова. Тогда это была Шестая симфония, и представил ее уникальный Объединенный симфонический оркестр, собранный из лучших музыкантов российских региональных оркестров, которым управлял Валерий Гергиев. В этот раз для исполнения симфонии Рыбникова объединились три коллектива.

Алексей Рыбников: Оркестр Большой Симфонический и два хора: капелла имени Юрлова и хор имени Свешникова. Не так уж много в музыкальной литературе написано для такого огромного состава. И исполнение во всем мире представляет огромные сложности. Это не премьерное исполнение. Один раз сочинение уже исполнялось в рамках фестиваля “Черешневый лес”. Там был немножко скромнее состав участников, в частности, здесь впервые звучит медная группа, которая играет в коридоре, а не в зале, и музыканты по этому коридору перемещаются, приближаясь к залу. Вот такая задумка, которую в зале Чайковского было осуществить невозможно, потому что там акустики просто нет, там в коридоре играть невозможно, ничего не слышно.

Ольга Клячина: Сладковский и Рыбников в один голос говорили о том, что исполнение такого масштабного произведения стало возможно только благодаря фестивалю.

Алексей Рыбников:
Само произведение тоже достаточно необычное, хотя называется симфонией, но оно ближе, конечно, к театрализованной оратории, хотя каноны симфонической формы соблюдены полностью, для меня важна была театрализация. Вообще, это произведение на четырех языках: на иврите, на греческом, на латыни и на русском. На тексты Ветхого Завета. То есть звучит текст Ветхого Завета в оригинале, потом в переводе на греческий, в переводе на латынь, а потом - в переводе на русский язык.

Ольга Клячина: Музыка Рыбникова полна максимализма, как будто автору в этом году исполняется не 65 лет, а 25. Его Пятая Симфония, действительно, театральна. И театральна настолько, что иногда странно слушать ее просто так, как будто ее совершенно необходимо заполнить движением действующих лиц, масок, толпы. Сама по себе симфония новаторская, мощная, в ней, как часто это бывает в музыке Рыбникова, много мистического, грозного, много метаний, резкие переходы от кротости к неистовству. Но иногда кажется, что не хватает видеоряда. Это можно почувствовать даже по одному небольшому эпизоду:

(Музыкальный фрагмент)

Алексей Рыбников: Можно сказать, это некое воплощение идеи о том, что есть нечто объединяющее всех, всех, живущих на земном шаре, все языки, все вероисповедания, есть нечто общее. Заголовок этого произведения “Воскрешение мертвых” - это действительно общая для всех религий идея. Сегодняшнее исполнение “Воскрешения мертвых” посвящено и Андрею Андреевичу Вознесенскому, потому что целая эпоха из моей жизни ушла и хочется на его стихи написать еще музыку, очень хочется, потому что после “Юноны и Авось”, к сожалению, ничего не было написано.

Ольга Клячина: Последние годы Алексей Рыбников пишет симфоническую музыку.

Алексей Рыбников: Конечно, песни, это все замечательно, но перед песнями был достаточно длительный период, когда написаны были Первая Симфония, скрипичный концерт и было много чего написано. Потом наступил период, который я для себя определяю как период, когда самым главным были все-таки рок-оперы и театрально-музыкальные вещи. Кино всегда помогало выживать в условиях советской действительности. Сейчас мои планы, безусловно, связаны с крупной формой, симфонической. В частности, я сейчас пишу большое хоровое сочинение. Это будет во всех смыслах абсолютно экспериментальное сочинение, которое, надеюсь, будет не с чем сравнить. Это сейчас займет все мои силы и всю мою энергию.

Ольга Клячина: Пятый фестиваль оркестров мира завершился выступлением самого молодого оркестра, которому нет еще четырех лет. Это Симфонический оркестр Индии, хотя в основном в нем играют музыканты из Казахстана, а на концерте в Москве дирижировал русский дирижер Александр Анисимов. Оркестр исполнил Девятую Симфонию Бетховена. Вот уж поистине, международный концерт. О том, как важна глобализация в музыке, говорили многие участники фестиваля. Турецкий дирижер Джем Мансур считает, что музыканты – люди, наделенные в этом отношении особой ответственностью.

Джем Мансур: Талант и образование, которое им дают, наделяет их ответственностью: они могут чувствовать то, что кроме них никто не может чувствовать. И самое главное, в чем заключается эта ответственность, это делиться настоящей музыкой, западной полифонической музыкой, классикой в широком смысле этого слова, если хотите; делиться ценностями цивилизации. Классическая музыка – наиболее сильный и прямой путь, который помогает приобщить людей к ценностям цивилизации, потому что она содержит эти ценности в таком коде, который может понять каждый, независимо от национальности. Оркестр – замечательная метафора хорошо функционирующей демократии, каждый может научиться чему-то у оркестра. В Турции одна из основных проблем – это неумение слушать друг друга, сосуществовать с кем-то непохожим на тебя. И музыка помогает нам понять это сосуществование.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG