Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Марат Гельман готов возродить "Запретное искусство"


Противники обвиняемых организаторов знаменитой выставки проводят акцию у Таганского суда Москвы (29 мая 2009 года).

Противники обвиняемых организаторов знаменитой выставки проводят акцию у Таганского суда Москвы (29 мая 2009 года).

Известный галерист Марат Гельман, деятель современного искусства, руководитель партийного проекта "Единой России" "Культурный альянс", выступил с инициативой повторить выставку Андрея Ерофеева "Запретное искусство" в своей галерее.

Это заявление было сделано после того, как прокуратура потребовала три года колонии для организаторов выставки, и на следующий день после заседания Общественной палаты, которое вел господин Гельман. Речь на нем шла о культурной политике "Единой России" и партийности культуры.

О своей реакции на инициативу Марата Гельмана в интервью Радио Свобода рассказал обвиняемый – искусствовед Андрей Ерофеев:

– Я Гельману, конечно, очень благодарен за такое достаточно неожиданное и экстравагантное предложение. Потому что, в принципе, когда мы начали делать эту выставку в 2007 году, мы предполагали, что она будет каждый год возобновляться, показывать те произведения, которые за прошедший год были запрещены или сняты с выставок, и тем самым будет проходить мониторинг развития цензуры в нашей стране. Кроме того, мне кажется, что, конечно, это крик отзывчивой души, потому что не так много сейчас сочувственных откликов, и Марат хочет эту невнимательность исправить такой экстравагантной акцией.

Директор Государственного центра современного искусства Леонид Бажанов, который постоянно поддерживает обвиняемых на процессе по делу "Запретного искусства", более сдержанно относится к инициативе Марата Гельмана:

– Я думаю, что имело бы смысл проводить конференцию, обсуждение, критическую какую-то рефлексию культивировать, сначала воспитывать сознание. Выставка – это все-таки публичная акция.

– Насколько я понимаю, вы лично и ГЦСИ пока не готовы, что называется, повторить жест Марата Гельмана.

– Я не знаю, я буду думать. У ГЦСИ есть много дел, и мы планируем все свои проекты заранее. Буду думать. Я лично стоял и стою на стороне защиты, выступал в суде и буду делать все от меня зависящее. Меня стратегия Марата Гельмана волнует гораздо меньше, чем судьба Ерофеева и Самодурова.

После учреждения проекта "Культурный альянс", которым будет руководить Марат Гельман, главный редактор сайта polit.ru Андрей Левкин написал статью "Партия культурного досуга", где, в частности, говорится:

– Гельман утверждает, что проект преследует исключительно культурные цели и "никак не связан с политикой". Тоже неплохо для партийной программы. Но в этом месте проблема: как раз сейчас проходит суд на тему отношений современного искусства с группами прихожан МП РПЦ. Как объявлять подобный проект в таких обстоятельствах? По факту получается, что "Единая Россия" берет сторону современного искусства, а не сторонников МП РПЦ.

За разъяснениями и комментариями мы обратились к Марату Гельману.

– Марат, вы серьезно готовы к такой выставке или вы будете ждать 12 июля, когда будет оглашен приговор?

– Я серьезно готов, но я буду ждать. Если будет оправдательный приговор, то я повторять выставку не буду. Если будет обвинительный приговор хоть в какой-то части, то да. Это проект абсолютно чистый, искусствоведческий, исследовательский проект. Если будет обвинительный приговор Ерофееву – это значит, что кураторская деятельность в Россия является преступной. Я ведь это делаю не столько даже из дружбы с Ерофеевым. Я просто понимаю, что, например, Московскую биеннале, которая у нас уже три раза проходила, надо будет закрывать, потому что ни один художник не приедет к нам больше в страну, где организация выставки является уголовным преступлением. "Гараж" надо будет закрывать.

– Многие люди считают вас человеком государственным, связывая вашу фигуру и с президиумом генсовета "Единой России", который утвердил новый проект под названием "Культурный альянс", инициатором и куратором которого вы будете. Получается, что вы, являясь человеком государственным, пытаетесь защищать то искусство, которое государство в лице прокуратуры пытается вычеркнуть.

– Государство большое, и я, в том числе, защищаю государство нормальное, то государство, каким, мне кажется, оно должно быть. Дело в том, что я член партии искусства, и мои взаимоотношения с Министерством культуры, с администрацией президента, с партией "Единая Россия" – это именно взаимоотношения. Я реализую свои проекты, я хочу, чтобы они в этом участвовали, и они, условно говоря, выступают в качестве партнеров. Но в том случае, когда государство в лице прокуратуры совершает, с моей точки зрения, просто опаснейший шаги, которые могут иметь негативное влияние не только на искусство, но, в том числе, и на государство, я превращаюсь в человека, который представляет художественное сообщество. Я человек, который постоянно работал с властью и в то же время сумел сохранить свою идентичность как деятель культуры. Мне кажется, что подозревать, что в этот раз я буду менее осторожен, менее концептуален, оснований серьезных не должно быть. И то, что взаимоотношения искусства и власти есть материя сложная, для кого-то это довод, чтобы на всякий случай не иметь никаких отношений с властью. У меня другая ситуация, я готов идти, хочу идти на эти отношения, потому что я эту дистанцию, как мне кажется, умею держать. Вот ситуация с Ерофеевым, она ставит, конечно, все мои усилия под вопрос. И я поэтому, собственно говоря, и предлагаю такое, потому что я понимаю, что вся моя деятельность может быть разрушена одним решением этого суда.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG