Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Федор Лукьянов - о саммитах G8 и G20


Федор Лукьянов

Федор Лукьянов

В Канаде открывается саммит "большой восьмерки". Он предшествует саммиту "большой двадцатки", который начнет свою работу 26 июня. Главными темами обсуждения на этих встречах глав ведущих стран мира станут вопросы безопасности, нераспространения оружия массового уничтожения, борьба с терроризмом и организованной преступностью.

Российский президент Дмитрий Медведев прибывает в Канаду вместе со своим американским коллегой Бараком Обамой. Накануне они встречались в Вашингтоне. На прошедшей после этого пресс-конференции президенты России и США демонстрировали взаимопонимание по многим вопросам – в частности, по перспективам вступления России в ВТО. Повлияет ли перезагрузка российско-американских отношений на круг тем, которые будут обсуждаться на саммитах "большой восьмерки" и "большой двадцатки"? Об этом – главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов:

– Поскольку Медведев сочетает визит в Соединенные Штаты с двумя саммитами, вполне естественно, что Дмитрий Медведев и Барак Обама вместе полетят в Канаду. Повестка дня "восьмерки" и в особенности - "двадцатки" (собственно говоря, главное событие - все-таки "двадцатка", "восьмерка" сейчас явно переходит в категорию скорее светских мероприятий) определяется в наименьшей степени российско-американскими отношениями. Прежде всего там обсуждаются взаимоотношения между Соединенными Штатами, Китаем и странами еврозоны (которых в первую очередь представляет Германия) в области стратегии преодоления кризиса. Там существуют очевидные расхождения в понимании, как это надо делать; и это будет в центре дискуссии. А у Обамы и Медведева совершенно другая повестка дня: двусторонняя, связанная с целым рядом региональных конфликтов на постсоветском пространстве, с Ираном и так далее. В общем, к большой дискуссии это имеет довольно мало отношения – за тем лишь исключением, что, конечно, на встрече "восьмерки" будет сказано очень много позитивных слов в адрес России и США из-за подписания договора СНВ. Это одна из тем, которой "восьмерка" традиционно занимается; по крайней мере, на уровне заявлений договор СНВ будет отмечен.

"Восьмерка" в большей степени затрагивает вопросы безопасности в большой мировой политике. Я не думаю, что там можно ожидать каких-то революционных прорывов. Вообще от "восьмерок" никогда ничего ожидать не следует: это формат, на мой взгляд, уходящий. Но там безусловно будет затрагиваться иранская тема, будет затрагиваться тема нераспространения ядерного оружия, наверное, в какой-то степени - безопасности в Европе. Здесь России есть что сказать.

При этом дискуссия на "больших восьмерках" - это всегда именно дискуссия. "Восьмерка" существует не для того, чтобы принимать какие-то решения или обязывать делать заявления. Наверное, там будет традиционная повестка по поводу региональных конфликтов – это еще и Афганистан, это еще и Северная Корея. В общем, дальше констатаций, я думаю, дело не пойдет.

Что касается "двадцатки", то там прежде всего – тематика мировой финансово-экономической ситуации. Три главных участника дискуссии, от которых многое зависит, – еврозона, Соединенные Штаты и Китай. Все остальные скорее выполняют роль статусных, важных, но статистов, участников массовки. Это само по себе тоже немаловажно: есть возможность многочисленных встреч в кулуарах. Но вряд ли можно ждать, что страны вот этого - не самого первого - ряда будут очень сильно влиять на дискуссию.

В "двадцатке" мнение России достаточно растворено в мнениях других. Опять-таки, в "двадцатке" есть три субъекта, которые больше всех влияют на конъюнктуру мировой экономики. Скажем, Китай, который накануне этого саммита дал понять, что он может рассмотреть вопрос более гибкого курса юаня. Китай высказался довольно неконкретно, но тем не менее этого было достаточно, чтобы мировые биржи воспряли, и все обрадовались. Китай показал, как много от него зависит и как внимательно за ним следят; сразу понятен уровень влияния. Может быть, Япония в какой-то степени к нему примыкает. Все остальные, включая Россию, качественно важной роли не играют.

Что касается "восьмерки", то до появления "двадцатки" Россия в "восьмерке" играла роль вполне особую, поскольку она была единственным представителем не западного мира в этом клубе. И за ней, условно говоря, угадывались другие силы - тот же Китай, Индия и так далее. Но с появлением "двадцатки" эта функция ушла.

Мне кажется, что сейчас роль России второстепенная, хотя немаловажная. Россия - это тот камешек, который в больших спорах ведущих экономических субъектов может склонять весы в ту или другую сторону. Например, главная дискуссия между Соединенными Штатами и Европой, что надо делать - ужесточать финансово-экономическую дисциплину, как настаивает Европа, или, наоборот, продолжать массовое стимулирование экономик за счет вкачивания денег и ослабления финансовой дисциплины. Это принципиальный спор, в котором Россия поддерживает европейскую позицию.
XS
SM
MD
LG