Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Пропавший артхаус


Одним из моих любимых мест в Москве был Музей Кино на Красной Пресне. Жуткой зимой 1992 года, когда по улицам носились стаи вурдалаков, я посмотрел там всего Годара: на его ретроспективе не было свободных мест, да и проходы в залах были заняты. По соседству в Белом доме заседал хасбулатовский Верховный совет; я заходил туда поговорить с депутатами, а потом шел в кино. О разогнанном Совете грустить не буду, а вот Музея бесконечно жаль: это было великое место, атмосферу которого воскресить, боюсь, уже не удастся. Директор Музея Наум Клейман недавно говорил, что зритель потерян: смотрят только ленты, которые кончаются титром: "Забудьте этот фильм - завтра будет еще один такой же".
Что за злой рок преследует авторское кино в России? Почему интерес к нему в 40 раз меньше, чем в Испании и в 30 раз меньше, чем в Норвегии? Об этом мы говорим в очередном выпуске радиожурнала «Поверх барьеров». «10 лет делается все, чтобы отучить зрителей от артхаусных фильмов», – считает кинокритик Андрей Плахов. Теперь добавилась новая угроза: прекращение государственного финансирования некоммерческих кинопроектов. Недавно созданный Фонд поддержки кинематографии – вопреки всякой логике – намерен поддерживать производство фильмов, имеющих кассовый потенциал. Ситуация скверная, и усугубляет ее развал Союза Кинематографистов. На что надеяться? На заграницу, как обычно. Евгений Юфит получил грант на «Прямохождение» в Голландии, Рустам Хамдамов снимал «Вокальные параллели» в Казахстане, Сергей Лозница собрал деньги на «Счастье мое» в Германии и Украине. Ну и, конечно, надежда на энтузиастов, которые, не думая о прибыли, приобретают для российского проката некассовые фильмы. Например, последнюю картину Жана-Люка Годара «Социализм», о которой в нашей передаче рассказывает кинокритик Борис Нелепо. Когда Борис сказал мне, что на московской премьере «Социализма» зал был полон, я сразу вспомнил Музей Кино 1992 года.
XS
SM
MD
LG