Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вувузелы и чучхе


Один из 7 мячей, забитых Португалией в ворота КНДР

Один из 7 мячей, забитых Португалией в ворота КНДР

Экономические, политические и прочие околоспортивные аспекты проходящего в ЮАР чемпионата мира по футболу привлекают внимание российской спортивной прессы.

Антон Орех на сайте "ЕЖ" пишет об одном из самых запоминающихся "аксессуаров" чемпионата мира по футболу в ЮАР – о вувузелах.

Теория о том, что все, кто интересуется футболом или имеет к нему отношение – дебилы, получила, к моему сожалению, весомое подтверждение. Чемпионат мира по футболу, являющийся главным общественным мероприятием на нашей планете (возможно, даже главнее Олимпиады) запомнится нам не тем, кто его выиграет, ни голами и финтами, ни экзотикой ЮАР и т.д. Он запомнится звуком.

В зависимости от ваших увлечений и интересов вам этот звук может напомнить гудение автомобилей, стоящих в пробке из-за проезжающих мигалок. Или пчелиный рой, покинувший улей. Или жужжание мух над падалью в жарких прериях. Или ремонт, идущий на три этажа выше. Или радиоуправляемую игрушку, запускаемую под окном. Или неисправный телевизор, который фонит. Но на самом деле вы слышите звук вувузелы.

Это устройство можно назвать музыкальным инструментом только в кавычках. Потому что он не меняет тон. Единственное, что в нем можно изменить – это продолжительность интервала дудения. Слово "вувузела" ничего не обозначает и никак буквально не переводится. Эта якобы древняя южноафриканская традиция зародилась… уже в нынешнем тысячелетии! Вроде бы первыми ее начали практиковать болельщики женской сборной Китая по баскетболу, а потом как-то через Америку она попала в ЮАР, и понеслось.

Я вот все думаю: почему мне не слишком нравится текущий чемпионат? Вне зависимости от того весело или скучно на поле. Атмосфера! Чемпионат мира по футболу – это фестиваль. Очень многие смотрят его как яркое зрелище, а не просто как спортивную игру. Разноцветные, разномастные толпы болельщиков – все в своих нарядах, со своими песнями, кричалками и прочим придумками, на них смотреть во время трансляции страшно интересно! То, что вокруг – важнейшая часть того, что внутри футбольного поля. А здесь вокруг нет ничего, кроме одной противной ноты. До сих пор только на матче французов с мексиканцами да фрагментарно во время игр англичан я слышал присутствие живой материи на трибунах. В остальное время звучало непрерывное дудение, не имеющее никакого смысла с точки зрения поддержки команды.
Сотня вувузельщиков способна легко перекрыть пение двадцати тысяч фанатов соперника

Во-первых, вувузелы всегда звучат одинаково, вне зависимости от происходящего или не происходящего на поле. Даже когда забивают гол, они звучат лишь чуть громче. Во-вторых, на трибунах по идее болеют за кого-то, но по звуку вувузел невозможно определить, за кого. Потому что за немцев вувузелы звучат так же, как за сербов. Пускай за одних дудеть будет тысяча, а за других всего сотня. И та же сотня вувузельщиков способна легко перекрыть пение двадцати тысяч фанатов соперника. Так что нет и особого смысла посылать большой десант, чтобы поддержать своих. Достаточно заплатить сотне африканцев (или нанять китайских ряженых, как КНДР), чтоб они выдували лёгкие. А можно вообще никого не посылать – кто-то же все равно станет дудеть, а мы скажем, что он дудел за нас.

При таком раскладе и болельщики-то не нужны. Иногда на стадионах ставят разноцветные пластиковые кресла, чтобы при пустых трибунах пустота не бросалась в глаза – вроде как разные цвета в кадре мелькают, и не разобрать, пустые кресла это или цветные рубашки и куртки живых болельщиков. Можно просто записать звук вувузел и пустить над пустым стадионом – и никто разницы не почувствует.

В общем, абсолютно идиотская штука, которая дает под 130 децибел, что находится на пороге медицинской опасности. Но еще глупее, что в комплекте с дудкой выдают уже и беруши. То есть никто никого не слышит… зато все дудят. Когда-то дудки были в ходу и на наших стадионах, и в Европе. Не вувузелы, а именно дудки. Но европейцы отреклись от этого, сочтя такую практику моветоном. А в России у фанатов дудеть вообще считается западло. Бить ментов, жечь файеры, вырывать с корнем и швырять сиденья – все это можно, но вот дудеть – ни смей. Однако, приехав в ЮАР, всемирная публика превращается в папуасов и поголовно дудит. Дудят даже родоначальники футбола, что уже настоящая дичь.

Они все приедут домой с чемпионата. И будут болеть, как болели раньше – с песнями, кричалками, баннерами. Но оказавшись там, где соблюдать приличия не просят, можно на время превратиться в обезьян. В толпе и без давления условностей цивилизации люди охотно становятся приматами. И не только, впрочем, на футболе. Хотя, конечно, монотонное идиотское дудение без смысла и без разбора – один из наиболее безвредных видов вандализма.

* * *

Гасан Гусейнов на сайте "Лента Ру" исследует лингвистические корни футбола.

Большинству людей не нравится звук вувузелы, а вот звук самого слова "вувузела", наоборот, почти всем нравится. Конечно, обязательно найдутся и те, кто возмутится: зачем нам это иностранное слово, когда у нас самих столько прекрасных вариантов для обозначения этой дуделки-шумелки-жужжалки-зуделки! Да просто "дудка, издающая неприятное жужжание". Коротко и ясно. Не удивлюсь, если кто-то начнет сопротивляться даже включению слова в словари современного русского языка.
Когда взрослые люди "офсайд" называют "положением вне игры", пенальти "одиннадцатиметровым", а хавбека "полузащитником", то и играть они начинают в "ножной мяч", а не в футбол

Этим сильнейшим аргументом – наличием собственных подходящих слов для как бы того же самого – попытались однажды, в конце 1940-х годов, воспользоваться люди, считавшие себя хозяевами русского языка. Но вот вышло из этого совсем не то, что они хотели. Ведь сначала было как? Первое авторитетное описание игры в футбол на русском языке приходится на конец 19 века, а уже в начале 20-го в энциклопедическом словаре Брокгауза-Ефрона появилась статья "Футъ-боолъ". Тогда народ был менее привередливый, а дураки знали свое место и не пытались заставить окружающих писать хоккей с одной "к".

Итак, как же объясняли сто с небольшим лет назад это бурятское на вид слово авторитетные сограждане? "Атлетическая английская игра в ножной мяч, до 8-9 дюймов в диаметре, круглой или овальной формы. Игроки разделяются на две партии, занимающие каждая свой "город", отмечаемый чертой по земле и флагами; посредине черты ставятся ворота из жердей, с перекладиной на высоте 3 м от земли. Цель игры заключается в том, чтобы перекинуть мяч, ударом ноги (а иногда и руками), в чужой город через ворота, принадлежащие же к тому городу игроки стараются этого не допустить. В Англии существуют два вида игры в Ф.: по правилам союза Rugby и по правилам Toot-ball Association".

Если не считать опечатки в слове football (повторенной и в сетевых изданиях знаменитого словаря, удаливших только дореформенное правописание) и того, что описана-то собственно игра в регби, не может не порадовать попытка перевода. При этом вместо английского слова "спортивная" безымянный автор статьи употребил греческое слово "атлетическая", а потом произнес и заветное "ножной мяч". Казалось бы, чем плох "ножной мяч", ну почему не захотел русский язык "ножного мяча", почему остался при "футболе", да еще и в "футболку" его завернул? Чтоб лучше понять это,выдвинемся на три десятилетия вперед - в конец 1930-х. Вот выдержка из репортажа:

"Первый хавтайм дал небольшой, чисто случайный перевес томцам: вылетевший из свалки мяч лизнул ногу хаубека ДКА и, слабо прокатившись, ударился в сетку… Томцы буквально сидят на голу ДКА, но результата добиться не могут".

Кое-кто сегодня, пожалуй, без словаря не сразу разберется. "Хавтайм", "хаубек" (я тут сразу вспомнил нашего сержанта: "С ночоукой не отпущу – не проси!"), "сидят на голу". Слова пишутся со слуха! Словарь волшебной игры, все еще относительно новой, но полюбившейся.

Кое-где – вспомним словарную статью 1902 года – мелькает как термин и свое, исконное слово. Например, перекладина. Красивое, кстати, слово. А вот "жердь" из Брокгауза, при всей красоте, не прошла. Но футбольная "жердь" по-русски – штанга. И от штанги штангистов футбольная штанга отличается тем, что она стоит торчком. То есть створ футбольных ворот, или тот "гол", на котором в 1939 году "буквально сидели томцы" (мы бы их сейчас томичами назвали, правда?), этот створ сегодня состоит из двух штанг и перекладины. Так вот пока распорядился язык. Почему, мы еще разберемся.

Но сначала – кто играл? Футболисты, да. Не мяченожники, не ногомячники (а точнее-то даже ногомятники – ведь наш мяч – это смятое в комок, а не надутое в шар). Хавбеки, беки, форварды, голкипер. Удаленные или запасные сидели на банке – то есть, на скамейке. Били корнер и пенальти. Из офсайда (офсайта) гол не засчитывался. Мяч улетал в аут.

Голосами первых радиокомментаторов и первых любителей английская игра говорила по-русски новыми словами. Они еще больше вжились в язык в годы войны, когда в Москве выходила даже газета "Британский союзник". А потом вмешалась новая языковая политика. С "холодной войной" в СССР была объявлена генеральная уборка словаря. Это сегодня легко смеяться над упражнениями идеологов. А тогда многим стало не до шуток. Газетчикам было несколько легче, чем радийщикам: во время горячего репортажа каждый работал еще и синхронистом самого себя. Разум спрашивает, кто бьет корнер, но начальство велело говорить "угловой удар". Разум видит "пенальти", а тут надо на одном дыхании выговорить "одиннадцатиметровый". Бек стал защитником, хавбек – держите меня четверо – полузащитником. Тем полумозгом, который отвечал за правильные названия, и был в конце 1940-х перелопачен весь футбольный словарь.

Перелопачен, как всегда, наполовину. Потому что сам футбол-то переименовать все-таки не удалось. С гандболом получилось, а на футбол не смогла идеология взгромоздиться. Где села, там и слезла. Потом настали времена помягче, а те слова, что знатоки никогда не переставали употреблять и в годы официальной "борьбы с низкопоклонством перед западом", мало-помалу снова вернулись в эфир.

Но вот в футбол после этого стали играть похуже. Понимаете, когда взрослые люди "офсайд" называют "положением вне игры", пенальти "одиннадцатиметровым", а хавбека "полузащитником", то и играть они начинают в "ножной мяч", а не в футбол. Слабая оказалась у советской власти вувузела. Хорошим футбольным словом стал, пожалуй, только вратарь.

* * *

Сайт "NewsRu.com" цитирует заявление партии "Коммунисты Петербурга и Ленобласти".
Футболисты КНДР пропустили семь португальских мячей – семь кинжалов в сердце идеологии чучхе, в добрую улыбку Ким Ир Сена, в надежду всех трудящихся на торжество идей мира и социализма"

Коммунисты Петербурга и Ленобласти единодушно поддержали позицию своего центрального комитета, потребовавшего от ФИФА назначения переигровки в присутствии авторитетной международной комиссии исторического матча между командой цветущей и непокорной Корейской народно-демократической республики и слепым орудием НАТО - Португалией, завершившегося со счетом 0:7.

"По международному коммунистическому и рабочему движению нанесен сильнейший удар, – говорится в заявлении центрального комитета компартии. – Команда героической Корейской народно-демократической республики потерпела временное поражение от сил Португальской империи, где подняли головы наследники Салазара. Историки и политики еще долгие годы будут анализировать причины случившегося. Подмененные на южных корейцев, марионеток Чон Ду Хвана, "футболисты КНДР" пропустили семь португальских мячей – семь кинжалов в сердце идеологии чучхе, в добрую улыбку Ким Ир Сена, в надежду всех трудящихся на торжество идей мира и социализма".

ЦК провел свое расследование обстоятельств матча и выявил целый ряд нарушений: манипуляцию, применение допинга и массовую подмену футболистов народной Кореи на "южнокорейских марионеток".

Среди причин, приведших к разгромному поражению сборной КНДР, коммунисты называют стремление спортсменов республики заниматься не только футболом, но и защитой социалистического Отечества, их постоянное – вопреки просьбам Ким Чен Ира – участие в сверхурочном труде на благо Родины и появившееся в результате переутомление. Проигрыш объясним и тем, что бесхитростные и наивные футболисты солнечной КНДР ели только рис и фрукты ради поддержания формы, тогда как португальцы "ежечасно накачивались допингом".

Комиссия пришла к выводу, что свою роль сыграло и похищение четырех лучших игроков КНДР перед матчем. В застенках американского посольства в ЮАР над воинами чучхе ставили бесчеловечные опыты, заставляя их бегать по модели футбольного поля, чтобы изучить приемы команды народной Кореи.

Но все же самым подлым ударом по бесстрашной республике, по данным коммунистов Петербурга, была произведенная ночью замена части игроков футбольной команды КНДР на их близнецов из мрачной Южной Кореи. Двойники не слушали команды народного тренера, отказывались выполнять заветы Ким Чен Ира, специально пропускали португальские голы и заискивающе смотрели на западные рекламные баннеры. Сразу же после игры шпионы скрылись в лагере Южной Кореи, а ничего не понимающих северных корейцев теперь ждет разговор с Родиной.

Коммунисты Петербурга требуют переиграть матч с португальцами. Результаты прежней игры и всех последующих за ней изменений в турнирной таблице должны быть отменены. Если же их не послушают, коммунисты не признают итоги чемпионата мира по футболу в ЮАР.
XS
SM
MD
LG