Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Скандальная история с отставкой американского командующего в Афганистане генерала Маккристала имеет не только сиюминутно политическое значение – этот сюжет связан и с традициями функционирования демократии в США, и даже с определенным историческим контекстом – с громким конфликтом сразу после войны между президентом Трумэном и генералом Макартуром.

Напомню, как началась эта история: 22 июня в Вашингтоне стало известно, что президент прочел некое интервью генерала Маккристала и тут же вызвал его в Белый дом для объяснений. Позднее в тот же день президент сам объяснил журналистам, что произошло.

Речь шла о статье в журнале Rolling Stones, заголовок которой можно перевести как "Генерал-дезертир" или "Генерал, отбившийся от рук". Текст содержит целый ряд слишком вольных для военного высказываний. Некоторые из них, особенно в адрес вице-президента Джо Байдена и посла США в Кабуле Карла Эйкенбери, можно расценить как оскорбительные. Явной критики президента в тексте нет, но Маккристал говорит, например, что прошлой осенью решение удовлетворить его просьбу об увеличении численности американских войск в Афганистане принималось слишком долго. Для Барака Обамы это решение было политически сложным, и он действительно долго размышлял, выбирая наиболее подходящий момент.

Прочитав статью, вашингтонские журналисты дружно решили, что генералу не удержаться на своем посту. Так оно и вышло: после встречи с Маккристалом Обама объявил о том, что генерал подал в отставку и его прошение удовлетворено. Президент подробно объяснил, за что именно уволен командующий: "Сила и величие наших вооруженных сил коренятся в том, что кодекс поведения одинаков и для новобранцев, и для генерала, который командует ими. Это позволяет нам сплотиться в единое целое. В некотором роде, это одна из причин, почему у Америки лучшая в мировой истории армия. Верно и то, что наша демократия зависит от установлений, которые сильнее людей. Эти установления включают в себя и строгое соблюдение военной субординации, и строгую приверженность армейской иерархии, и уважение принципа гражданского контроля над всей цепочкой военных институций. И именно поэтому я как главнокомандующий полагаю: это решение необходимо для того, чтобы все мы чувствовали свою ответственность за соблюдение норм, занимающих центральное место в нашей демократии".

Российской публике, которая еще не забыла, как при Ельцине боевые генералы то и дело отбивались от рук, трудно понять, что такое гражданский контроль над вооруженными силами в демократическом государстве. Между тем наличие такого контроля – это не просто смена министром обороны мундира на пиджак.

В истории США хватает примеров острых конфликтов между генералами и гражданскими лидерами. Самый известный инцидент такого рода, который сегодня часто вспоминают комментаторы, - отставка генерала Дугласа Макартура с поста командующего силами ООН в Корее в апреле 1951 года. Тогда президент Гарри Трумэн объяснил свое решение в радиообращении к нации: "К моему величайшему сожалению, я был вынужден пойти на этот шаг. Генерал Макартур – один из наших лучших военных командиров. Но мир во всем мире гораздо важнее, чем любой отдельный человек".

Текстуальное совпадение заявления Обамы с заявлением Трумэна несомненно, только Трумэн говорит, что мир важнее любого отдельного человека, а Обама – заменил "мир" на "войну".

В 1951 году Конгресс - в пику президенту - пригласил генерала Макартура выступить на совместном заседании палат и устроил ему восторженный прием. Свою прощальную речь Макартур закончил мелодраматически: "Я завершаю свою 52-летнюю военную службу. Когда я, еще в прошлом веке, поступил в армию, это стало исполнением моих мальчишеских надежд и мечтаний. С тех пор как я принес присягу на плацу училища Вест-Пойнт, мир не раз перевернулся, надежды и мечты померкли, но я по-прежнему помню припев одной из самых известных солдатских песен того времени, в котором есть гордые слова: "старые солдаты не умирают – они просто сходят на нет". И как старый солдат из этой песни, я заканчиваю свою военную карьеру и схожу на нет. Старый солдат, который старался исполнить свой долг так, как сподобил его Господь понимать свой долг. До свидания".

Впрочем, нынешнее противостояние Обама-Маккристал сильно отличается от конфликта Трумэн-Макартур. В 1951 году президент и генерал придерживались противоположных мнений на стратегию Корейской войны. У генерала же Маккристала противоречий с президентом нет. Вот мнение обозревателя газеты Washington Post Чарльза Краутхаммера: "Маккристал – человек, предложивший стратегию, которую одобрил президент, и вполне очевидно, что он – наилучшая кандидатура для ее осуществления. Думаю, в данном случае речь не идет о противоречиях того масштаба, которые имели место между Макартуром и Трумэном. Он не нарушил субординацию в том смысле, что отказывался выполнять приказы или действовал наперекор им. Я думаю, тут надо говорить о весьма серьезном ударе по традиционному уважению, которое военные должны испытывать в отношении гражданского руководства. В результате, полагаю, возникло довольно опасное положение". Однако, по мнению Краутхаммера, не менее опасно и менять командование накануне важнейшей наступательной операции на оплот афганских талибов – провинцию Кандагар. Начало наступления планировалось на июнь, но было отложено по меньшей мере до сентября. "Незаменимым Маккристала делает не его непревзойденный интеллект, или что кроме него некому разработать план наступления – незаменимым его делает нынешний момент. Он находится на месте действия. Планируется атака на Кандагар, и он именно теперь работает над планом операции. С учетом того, что президент установил крайний срок начала вывода войск – лето будущего года, этот план находится под угрозой срыва. В такой момент нельзя сменить командование, не потеряв при этом время".

С Краутхаммером не соглашается обозреватель американского Национального общественного радио Мара Лайассон: "Даже при том, что все считали его лучшим для выполнения такой задачи, в него так верили - и именно это способствовало поддержке Конгрессом новой политики – при всем при этом было бы ошибкой утверждать, что Стэн Маккристал – единственный человек, способный справиться с задачей. В новую стратегию верят многие. Людей хватает. Но создавать впечатление, что президент Соединенных Штатов чувствует себя среди военных неудобно и униженно, - это по-настоящему подрывает его авторитет. И оставить генерала на его посту значит послать сигнал, который вряд ли будет способствовать нашей победе в Афганистане".

Особая позиция у сенатора Джона Маккейна, который лично обсуждал создавшуюся ситуацию с президентом: "Вполне понятно, почему президент принял это решение, учитывая традицию взаимоотношений гражданского руководства и военных, уходящую далеко в прошлое. Помимо того, что я выразил свою твердую поддержку назначению Петреуса, я также обратил внимание президента на то, что нам необходима смена всей команды – возможно, и в нашем представительстве (в Афганистане), и в других сферах. Отношения между военными и гражданскими должностными лицами не такие, какими они должны быть". Получается так, что Маккейн считает виновными в инциденте и тех, кого критиковал Маккристал.

Теперь союзными силами в Афганистане командует генерал Дэвид Петреус, отличившийся на последнем этапе войны в Ираке.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG