Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

С днем рождения, герцог! (Его королевское высочество герцог Эдинбургский Филипп и советские товарищи)


Москва. Ипподром. Герцог Эдинбургский принц Филипп (на снимке слева) после вручения приза Гунте Лауга, победившей в заезде на рысистых лошадях, 1973 год

Москва. Ипподром. Герцог Эдинбургский принц Филипп (на снимке слева) после вручения приза Гунте Лауга, победившей в заезде на рысистых лошадях, 1973 год

Владимир Тольц: На минувшей неделе совсем незаметно для англичан отметил свой день рождения супруг британской королевы Елизаветы Филипп, герцог Эдинбургский. Но мы решили не обойти это событие своим вниманием и в честь отца наследника британского престола повторить нашу передачу шестилетней давности.

* * *

"Список запретных тем:

Судьба царской семьи;

советская внутренняя политика;

национализм;

советские евреи;

политические заключенные и диссиденты;

вторжение в Чехословакию в 1968 году;

советские шпионы в Великобритании.

Разрешенные темы:

Спорт;

пионерские лагеря;

защита окружающей среды;

космос;

научное сотрудничество;

советский флот (за некоторыми исключениями);

Вторая мировая война".

Владимир Тольц: Это не райкомовская инструкция советских времен для выезжающих за границу - о чем можно там говорить и о чем нельзя. Это рекомендации британского Министерства иностранных дел супругу Королевы герцогу Эдинбургскому перед его первой поездкой в СССР в 1973 году. Документы, хранящиеся в Британском Национальном архиве в Кью, рассекречены и опубликованы Аланом Тревисом в газете "Гардиан". Публикация озаглавлена в стиле Ле Карре - "Принц (т.е. Герцог Эдинбургский), Шпионы и КГБ". На мой взгляд, это типично британская (по крайней мере, соответствующая нашим стереотипам об Англии) публикация, предполагающая британское же прочтение. Мы попробуем предложить и другой подход к этой истории, опираясь на документы и свидетельства, неизвестные, похоже, автору статьи в "Гардиан".

Владимир Высоцкий (запись):

"Опасаясь контрразведки,

Избегая жизни светской,

Под английским псевдонимом

Мистер Джон Ланкастер Пэгг

Вечно в кожаных перчатках,

Чтоб не делать отпечатков,

Жил в гостинице "Советской".

Несоветский человек.

Джон Ланкастер в одиночку

Преимущественно ночью

Чем-то щелкал, в чем был спрятан

Инфракрасный объектив.

А потом в нормальном свете

Представало в черном цвете

То, что ценим мы и любим,

Чем гордится коллектив".

Владимир Тольц: Итак, Герцог и Шпионы.

Вот как начинается публикация в "Гардиан":

"В те дни, когда Герцог Эдинбургский Филипп прервал эмбарго королевского дома Виндзоров на визиты в Советский Союз, большинство британских СМИ уделяли основное внимание падению его дочери с лошади во время международных соревнований.

В соответствии с документами, выставленным в Национальном архиве в Кью, Герцог Филипп, отправившись в Советский Союз в 1973 году в качестве президента Международной федерации конного спорта, был принят там со всеми почестями.

Это был первый визит члена британской королевской семьи с тех пор, как большевики казнили Романовых. Советские власти надеялись, что он послужит прелюдией к официальному визиту английской королевы".

Владимир Тольц: Все это так. Или почти так. Верно то, что, что супруг британской королевы Елизаветы II, герцог Эдинбургский, был в свое время знатным конником, и про эмбарго на поездки в Советский Союз для членов Виндзорской королевской семьи тоже. Ведь они не могли забыть Советам убийства их родственников - русской царской семьи. Тем более супруг Елизаветы, считавший себя прямым родственником Романовых "по крови", что, кстати, подтвердила позднейшая международная экспертиза останков Николая II.

Но до этого, как и до единственного официального визита в Россию Елизаветы Второй было еще ой как далеко. И советские власти (то есть партийная верхушка и возглавлявшийся бывшим послом в Великобритании Андреем Громыко МИД) тогда такой нереалистичной цели, похоже, не ставили. Секретари ЦК и представители его международного отдела, не расставшиеся еще полностью с химерой рыщущего по Европе "призрака коммунизма", предпочитали тогда общаться с британскими коммунистами и "левыми". К примеру, весной 1972-го приезжал в Москву О'Риордан, генеральный секретарь Компартии Ирландии, уже в который раз выпрашивавший оружие и взрывчатку для боевиков ИРА (Ирландской республиканской армии). Бывший зам. зав. Международного отдела ЦК КПСС Анатолий Сергеевич Черняев рассказывал мне, что ушлый ирландец и "схему" (якобы безопасную) придумал: пусть советская подводная лодка сбросит где-нибудь километрах в ста от Ирландии груз, - оружие пусть будет китайское, лютых тогда врагов СССР, а взрывчатка без маркировки или на худой конец чехословацкая – сбросит и оставит буек и – восвояси, а "мирные ирландские рыбаки" из ИРА через денек это подберут...

Любители "мировой революции" со Старой площади и Лубянки и рады бы, но риск "засветиться" велик! Другое дело, пообщаться, как это было летом 1973-го, с делегацией британских лейбористов (тем очень хотелось в преддверии выборов показать соотечественникам, что в Москве их ценят не меньше консерваторов, представителей которых принимал советский премьер Косыгин). Ну и устроили им публичную встречу с Громыко. (Правда, лейбористам это на выборах, кажется, не помогло...) А боевитому О'Риордану пришлось отказать "по техническим причинам".

Правда, думается мне, были тут причины и политические. Дело в том, что именно в этот период Брежнев, чей политический вес в партийных верхах достигает его личного максимума (дальше была лишь карикатура на пресловутый "культ личности"), а здоровье и ментальные возможности начинают постепенно "минимизироваться", обретает новое "амплуа" - "миротворца". Это вовсе не означает в данном случае, что Савл обратился в Павла. Просто (хотя это было вовсе не просто!) прагматичный Леонид Ильич и часть его внешнеполитической обслуги осознали, что курс на мирное сотрудничество с мощным и экономически богатым "капиталистическим окружением" может оказаться куда более выгодным, нежели старая партийная установка на "мировую революцию" и "всемирную победу социализма".

Этот заржавевший старый революционный курс становился к началу 70-х уже не просто невыгодным, но и непосильным: четверть стоимости советского экспорта составляло оружие и оборудование, поставлявшиеся в "развивающиеся" страны, две третьих советских кредитов шло на Кубу, во Вьетнам, в Монголию... Экономическая польза от этого была близка к нулю. Политические выгоды? - Ничего, кроме постоянных новых "усложнений мировой обстановки". А невоинственный контакт с "Западом" (прежде всего с США и крупнейшими европейскими державами) сулил и денежный выигрыш (прежде всего за счет расширения нефтегазового экспорта), и мирное достижение важных политических приоритетов (прежде всего решение проблем границ в Европе и "проблемы ГДР).

И вот - в результате - две встречи Брежнева с американским президентом Никсоном, на которых дается взаимное "джентльменское" обещание не решать мировые проблемы военным путем, начало подготовки знаменитого документа, который впоследствии получит имя Хельсинкского Акта, подготовка и проведение в Москве в конце 1973 года "Всемирного конгресса миролюбивых сил"...

Побывав у Никсона в США, где его принимали весьма сердечно, Брежнев ощутил себя не только мировым лидером-миротворцем, но и главой великой державы. Но формально-то он таким "главой" не был. - Формальным главой государства был (и это признавалось за рубежом!) председатель Президиума Верховного Совета Николай Викторович Подгорный - не самый блестящий человек, из тех, кто поддержал Брежнева во время антихрущевского переворота 64 года. А обожавший чины, звания, должности и награды Леонид Ильич, уже захотел такого формального признания для себя. И визит герцога Филиппа был тут как нельзя кстати...

Обратимся к публикации в "Гардиан":

"Специально для принца были подготовлены списки тем, которые можно затрагивать, и тем, которых следовало избегать. "Черный список" возглавляла тема судьбы семьи Романовых. Следующим пунктом шли Сталин, Хрущев и другие лидеры прошлого, которых тоже не рекомендовалось упоминать".

Владимир Тольц: Ну, об этом мы уже говорили. Я-то лично считаю, дурацкие списки. Но есть и другие мнения. Вот, к примеру, из Лондона Олег Гордиевский:

Олег Гордиевский: Во-первых, англичане всегда боятся дипломатических скандалов любого типа, больших и маленьких, даже когда они внутренние и не доходят до прессы. Во-вторых, они не хотят поставить в трудное положение людей, которых они посылают в Советский Союз - премьер-министр, министр иностранных дел или член королевской семьи. Поэтому вырабатывается очень тщательно так называемая инструкция, о чем не нужно говорить, что не нужно затрагивать, а о чем разрешается говорить с какими-то оговорками. Например, про Вторую мировую войну можно говорить, а про конвои английские, которые доставляли продовольствие и вооружение Советскому Союзу и которые сильно пострадали от немецких подводных лодок, говорить не нужно, потому что Советский Союз не любит выражать благодарность. Вот такие пункты были в этой обширной инструкции. Это совершенно нормальная практика для всех стран, для Англии особенно, потому что у них изощренная дипломатия.

Владимир Тольц: Вновь вернемся к статье в "Гардиан":

"В процессе подготовки к визиту было учтено все до малейших деталей. Из Лондона в посольство Великобритании в Москве была направлена телеграмма с просьбой уточнить правила этикета в одежде.

Русские хотели полностью взять на себя контроль над программой визита. Они отменили запланированное британской стороной посещение ресторана, объяснив это нежеланием подвергать принца неприятному лицезрению (вполне традиционной) картины русского пьянства".

Владимир Тольц: Все шло весьма "протокольно". Но вот тут-то и обнаружилось:

"Недавно опубликованные документы Министерства иностранных дел Великобритании демонстрируют, что за кулисами этой истории таился шпионский заговор в лучших традициях Ле Карре. (...)

Сложности (...) возникли, когда в британском посольстве узнали, что некий А.А.Гресько, участвовавший в "спортивном событии" в качестве организатора, был одним из 105 советских шпионов, выдворенных из Лондона двумя годами раньше".

Владимир Тольц: Совершим краткий детективный экскурс в осенние события 1971 года. Вот отрывок из статьи писателя Михаила Любимова. Он, также как и Олег Гордиевский – знаток и любитель всего английского, бывший советский шпион и давний участник моих передач:

"Англичане провели беспрецедентную высылку 105 сотрудников советских учреждений в 1971 году, среди которых лишь человек 60 составляли кадровые разведчики.

Мы всегда прекрасно знали, что МИ-5 легко вычисляет всех разведчиков в Англии по режиму дня (разведчики и днем, и вечером - в городе, "чистые" же спокойно работают в посольстве), но мы всегда считали, что только тот разведчик обязан покинуть страну, кого схватили за руку. КГБ также достаточно легко вычислял разведчиков. Главный критерий здесь тот же - время, проведенное за пределами посольства. И конечно же, показания агентов".

Владимир Тольц: Я лично очень люблю рассказы сочинителей из числа бывших шпионов. (Очень почти всегда складно и увлекательно!) Только вот верю я им не всегда. Ну, а кто им вообще-то верит полностью? Ну, вот здесь, скажем: откуда цифра "60 кадровых разведчиков"? Кое-кто из высланных тогда, - например, Георгий Кузнецов, значившийся в Лондоне вначале корреспондентом "Труда", а затем "дипломатом", считает иначе (по английским источникам называет цифру 120).

Или вот рассуждение Любимова о том, что вычисляли "по режиму дня" и "показаниям агентов". - Верно, в общем. Но, в частности, Михаил Петрович прекрасно знает, - но не пишет об этом! - что в сентябре 1971-го все было несколько иначе. Незадолго до высылки "красной сотни" в Лондоне исчез сотрудник внешнеэкономического объединения "Разноэкспорт" Олег Лялин, ведавший закупкой женского трикотажа. О том, что он, как говорили тогда на Западе, "выбрал свободу", вскоре узнала вся советская колония в британской столице. В советском посольстве начались накачки по "всемерному повышению бдительности". Лялина знали в Лондоне многие советские. Завидовали ему тоже многие. Прежде всего его роману с секретаршей - "соломенной блондинкой потрясающей красоты", женой одного из сотрудников советского торгпредства. (Между прочим, она тоже исчезла вместе с Лялиным. А вот его собственная жена с ребенком осталась.) Однако немногие тогда знали, что "Разноэкспорт" и трикотаж для Лялина – только "крыша". Это только потом его высланные коллеги стали откровенничать друг другу, что и в школе КГБ Лялин "зарекомендовал себя так плохо, что после выпуска был направлен на работу в провинцию. Но какая-то "волосатая рука не только вытащила его из глуши, но и помогла оказаться в Лондоне". Ну и так далее. Сами понимаете, что могли наговорить люди про того, из-за которого прервалась внезапно их устоявшаяся лондонская жизнь. А именно по его показаниям и был составлен список высылаемой шпионской сотни, в который включили и Гресько, вынырнувшего через 2 года, во время визита герцога Эдинбургского в СССР.

Снова из "Гардиан":

"Поначалу в посольстве приняли решение сохранять хладнокровие в связи со столь "хамским" поступком советской стороны: "Мы будем хранить гордое молчание. Если факт просочится в прессу, это может быть воспринято как пощечина Его Королевскому Высочеству".

Посольские служащие опасались критики в связи с тем, что они не выявили заблаговременно того обстоятельства, что Гресько - неподходящий кандидат для участия в подобном событии. В посольстве надеялись, что, если что-нибудь произойдет, они смогут просто высмеять это как очередную выходку кагэбэшников.

Но когда Гресько объявил, что планирует сопровождать принца Филиппа в Москве и Киеве в качестве постоянного компаньона, Британия выразила официальный протест. Русские отступили, но, как следует из документов Министерства иностранных дел, для этого британской стороне пришлось пожертвовать планами использовать этот визит для внедрения пары своих агентов в Москве.

В частности, Министерство иностранных дел не позволило отправиться в эту поездку в качестве "конюха" капитану Ричарду Уилсону - действующему офицеру разведывательной службы, имеющему доступ к сверхсекретным материалам. А также Тони Бишоп, которого выдворили из России, не смог вернуться в Москву "под крылом королевского визита".

Владимир Тольц: Ну, этот шпионский пассаж я попрошу прокомментировать Олега Гордиевского.

Олег Гордиевский: В данном случае автор, журналист газеты "Гардиан" просто не понимает, какая была дипломатическая и разведывательная обстановка в то время. Капитан Уилсон, скорее всего, военный контрразведчик с опытом работы в Северной Ирландии, там стреляли, он знал, как действовать в условиях трудной ситуации, - его хотели просто посадить в команду герцога, принца Филиппа, чтобы он охранял его лично. Но поскольку англичане боялись, что русские узнают, что он из контрразведки, может быть скандал, и они его попросили не участвовать. Хотя он имел профессию конюха, кроме того, и был бы очень полезен...

Владимир Тольц: Через несколько дней после публикации статьи Алана Трэвиса в "Гардиан" появилось письмо упомянутого в ней Энтони Бишопа:

"Хотел бы категорически заявить, что я не являюсь и никогда не был агентом или служащим MI-6. Сразу же после окончания университета, в 1961-м, я был принят на службу в Министерство иностранных дел в качестве сотрудника Исследовательского отдела, где я специализировался на советских и российских вопросах. В течение моей карьеры и до отставки в 1998 году я был и всегда оставался исключительно штатным сотрудником Министерства иностранных дел. Заголовок статьи намекает на то, что я был "шпионом". Но это полностью не соответствует действительности".

Олег Гордиевский: Я должен начать здесь с этого второго разведчика, так называемого, - с Гресько, сотрудника КГБ. Когда приехала уже делегация в Москву, оказалось, что в числе людей, которые будут обслуживать делегацию, будет некто Гресько, сотрудник КГБ, который был в 1971 году выслан из Великобритании. И боялись, что из этого пресса, особенно британская пресса может развернуть кампанию скандального типа, что вот едет второй человек, королевская личность в Москву, а там его обслуживает высланный из Британии шпион. И они потребовали, чтобы Гресько убрали. В ответ КГБ и Москва потребовали убрать Тони Бишопа, потому что, мол, он шпион. Это чистая чепуха, потому что Бишоп на самом деле никакой не шпион, а профессиональный переводчик! Он и тогда был профессиональный блестящий переводчик и до сих пор продолжает работать, он работал с Горбачевым. Его обвинили, что он шпион, потому что когда-то, видимо, в том же 1971 году, когда советские власти выгнали в ответ на британскую высылку 30 человек, он попал совершенно необоснованно в группу высланных и был поставлен в "черный список".

В КГБ знали, что он не шпион, ему потом разрешали неоднократно приезжать в СССР. Бишоп настолько профессиональный блестящий знаток русского языка и техники, что он, даже уже уйдя на пенсию, был приглашен снова в МИД, чтобы время от времени на высшем уровне переводить. И он переводил Блэру и Путину. Вот такая у него блестящая карьера, у этого Бишопа!..

Владимир Тольц: Ну и, наконец, еще один из рассекреченных в Великобритании документов - "словесные портреты людей, с которыми герцогу Эдинбургскому, как ожидалось, придется встречаться":

"Генеральный секретарь Леонид Брежнев был описан как "волевой человек, излучающий уверенность и компетентность, не обладающий при этом блестящим интеллектом. Несмотря на цветущий вид, перенес несколько сердечных приступов. Любит охоту, футбол и вождение; по-английски не говорит".

Алексей Косыгин, второй по степени влиятельности человек в Советском Союзе и председатель Совета министров, был назван "приятным и легким в общении человеком с хорошим чувством юмора, несмотря на постоянно угрюмое выражение лица".

Глава государства Николай Подгорный описан как "здоровый и энергичный в свои 70 лет".

Владимир Тольц: В оценках этого "брифа" мы с Олегом Гордиевским опять расходимся:

Олег Гордиевский: Их краткие характеристики совершенно абсолютно меткие, четкие, короткие, умные, объемные, хотя по нескольку строчек о каждом. Явно, что британское посольство в Москве с большим вниманием и с большим опытом наблюдало за развитием ситуации и писало хорошие, интересные отчеты о развитии обстановки в СССР.

Владимир Тольц: Не стану полемизировать с этим. Вместо этого просто приведу неизвестное ни Гордиевскому, ни "Гардиан" свидетельство приставленного к герцогу, так сказать, "от АПН" фотокорреспондента. Сами судите, сколь полно и адекватно отражает форринофисовский портрет своеобразие советского "президента" Подгорного:

"Подгорный доверительно сообщил Филиппу, что и сам любит "всякие спорты", что в молодости играл в футбол за какую-то команду украинского сахарного завода и его изрядно "покостыляли". В доказательство он задрал штанину и показал - куда именно. Герцог разглядывал с любопытством…"

Владимир Тольц: Ну, а статья в Гардиан про визит 1973 года заканчивается вот каким поразившим меня сообщением:

"Герцог вручил Гресько "небольшой сувенир за труды" в конце визита, "конфиденциально и с минимумом церемоний"…"

Владимир Тольц: "Разница во времени". Над передачей работали: в Англии – Наталья Голицына, в Праге – Елена Воронцова.

  • 16x9 Image

    Владимир Тольц

    На РС с 1983 года, с 1995 года редактировал и вел программы «Разница во времени» и «Документы прошлого». С 2014 - постоянный автор РС в Праге. 

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG