Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Зачем власти переносят выборы в законодательные собрания Петербурга и Челябинской области. Как строятся отношения президента Дмитрия Медведева и "Единой России". Есть ли у российской демократической оппозиции шанс принять участие в выборах 2011-12 годов



Михаил Соколов: В июне челябинцы узнали две политические новости: во-первых, согласно недавно внесенным изменениям в городской устав, отменяющим прямые выборы мэра, были избраны глава города, (он же спикер городской думы), и сити-менеджер. Во-вторых, выяснилось, что очередные выборы в областное законодательное собрание решено перенести с марта 2011 года на октябрь 2010-го.
репортаж из Челябинска Александра Валиева.

Александр Валиев: Первая новость была вполне ожидаемой, но все же не обошлась без сюрприза. Борис Видгоф, глава городской думы Челябинска, который еще в середине мая, когда были приняты изменения в устав города, прямо заявил, что намерен претендовать на пост градоначальника, в день голосования вдруг снял свою кандидатуру.
На должность главы Челябинска был предложен Станислав Мошаров, на тот момент заместитель спикера, ранее работавший руководителем компании "Горсвет".
Станислав Мошаров совершенно неизвестен в Челябинске, и его избрание на пост мэра выглядит довольно странным. Особенно в свете его же заявления о том, что самоотвод Бориса Видгофа вызван его намерением баллотироваться в Челябинское областное законодательное собрание.
Вот что сказал Станислав Мошаров журналистам после голосования в думе.

Станислав Мошаров: Неожиданно, может быть, по срокам, но по сути решение ожидаемое. Потому что мы знали, что Борис Ефимович собирается в законодательное собрание и поэтому все это было ожидаемо. Вы знаете, что происходит сдвиг по срокам по выборам в заксобрание.

Александр Валиев: Однако уже через несколько дней стало известно, что имени Бориса Видгофа нет в выборном списке партии "Единая Россия".
Политолог Александр Подопригора считает, что самоотвод Видгофа был вынужденным. А повод надуманным.

Александр Подопригора: Это человек, который не вписался в команду, в принципе никогда не был ее членом. Его назначение в свое время главой городской думы было продуктом достаточно сложного компромисса. Время показало, что нужны в команде исполнители, а такие амбициозные политики абсолютно не нужны. И выбор Станислава Мошарова на должность главы города, то есть человека, которого ни один челябинец, за исключением его знакомых и сотрудников, не знает – это лишний раз доказывает. Юревич сформировал тот состав руководства городской думой и города более удобными ему людьми для беспроблемных исполнения всего. Для этого отменялись выборы.

Александр Валиев: Между тем, в соответствии с уставом фактическая власть в Челябинске будет сосредоточена в руках главы администрации, или сити-менеджера. И здесь никаких неожиданностей не произошло. Его кандидатура была представлена конкурсной комиссией, в состав которой вошли 6 депутатов городской думы, три беспартийных и три единоросса, а также три представителя областного законодательного собрания, предложенные губернатором Михаилом Юревичем.
Все трое - также члены партии "Единая Россия". При утверждении их кандидатур недовольство высказали члены фракции КПРФ, но оказались в меньшинстве.
Комиссия представила на утверждение городской думе бывшего первого вице-мэра Челябинска Сергея Давыдова, отсеяв его единственного конкурента, руководителя малоизвестной фирмы.
За кандидатуру Сергея Давыдова проголосовали также единогласно. Предстоящую совместную работу мэра и главы администрации комментирует Станислав Мошаров.

Станислав Мошаров: Та форма, которая принята сегодня в городе Челябинске, она уже доказала свою эффективность во многих городах, поэтому работа и главы города, и работа сити-менеджера в одной связке, я думаю, что будет полезна для всех. И самое главное, будет видна для горожан. Мы сделаем все возможное для того, чтобы жители Челябинска ощутили это на себе. Все у нас впереди. Впереди формирование команды, впереди разграничение функций, разграничение полномочий, которые прописаны в регламенте и уставе. Поэтому, поживем – увидим.

Александр Валиев: Вторая новость перенос выборов в Челябинское областное Законодательное собрание на 4 месяца раньше срока. Политолог Александр Подопригора считает данное решение политической технологией, направленной на устранение возможных конкурентов партии "Единая Россия".

Александр Подопригора: Продолжается использование технологий политических, но они становятся другими. Я отношу, допустим, перенос даты выборов, это такой скачок во времени, когда приближается дата выборов, то, естественно, что все оппозиционные партии сразу же загоняются в цейтнот. Это очень сложно. Партия власти может с места в карьер, собирались и пошли вести избирательную кампанию, поскольку в руках административный ресурс, финансовый и так далее. А для оппозиционных партий все это очень сложно.

Александр Валиев: Кроме того, в Челябинской области планируется изменение самой системы выборов, которое тоже едва ли будет выгодно для оппозиционных партий. Объясняет политолог Александр Подопригора

Александр Подопригора: Раньше был партийный список, голосовали по существу за партийный брэнд. Сейчас же списка не будет как такового, списочники будут включены в региональные группы. То есть одномандатный округ и там же списочник. То есть оппозиционные партии, прежде всего КПРФ, как обладающая наиболее сильным брэндом, ставятся в ситуацию, когда им уже недостаточно, грубо говоря, потратить деньги на три видеоролика, пустить их по телевидению и электорат, который придет и проголосует за партийный список. Им надо будет вести 30 кампаний в одномандатных округах. Вот это оружие, которое было одно из последних у крупных оппозиционных партий, голосование за список, за брэнд, оно по существу выбивается из рук.

Александр Валиев:
Между тем, накануне выборов в Челябинский парламент одна из главных оппозиционных партий, КПРФ, демонстрирует на Южном Урале отсутствие единства. Поводом для конфликта стало решение первого секретаря обкома Владимира Горбачева, без согласования с центральным руководством, поддержать кандидатуру Михаила Юревича на посту губернатора. В результате Владимир Горбачев лишился своего кресла первого секретаря, а впоследствии решением президиума ЦК КПРФ Челябинский областной и городской комитеты партии были распущены. Сейчас, по сути, в местной организации КПРФ раскол.
Исполняющей обязанности первого секретаря назначили Светлану Поклонову, но у Владимира Горбачева немало сторонников. Впрочем, координатор фракций КПРФ в Уральском федеральном округе Петр Свечников считает, что на пост лидера нужна совершенно новая фигура.

Петр Свечников: Можно с этим решением соглашаться, можно не соглашаться, но оно принято. А в партиях, так же, как и в армии, есть определенный порядок. Если решение принято, члены этой организации обязаны его выполнять. Поэтому выход какой из всего, что создалось? Выход один: на мой взгляд, сегодня нужен новый лидер в организации, не имеющий отношения ни к той, ни к другой, ни к пятой, ни к десятой стороне. Лидер, который мог бы объединить, который мог бы собрать организацию на выполнение той главной задачи, ради которой она создавалась.

Александр Валиев:
Нового лидера челябинские коммунисты изберут на конференции, которая состоится, скорее всего, лишь в октябре. Эксперты считают, что подобные факторы сыграют против кандидатов коммунистов на предстоящих выборах в областное законодательное собрание.

Михаил Соколов: В Санкт-Петербурге также идут дискуссии о переносе выборов в Законодательное собрание города.
Из Санкт-Петербурга сообщает Татьяна Вольтская.

Татьяна Вольтская: Фракция единороссов заявила о том, что она считает целесообразным перенести региональные выборы с марта 2012 года на октябрь 201. Вв том же духе высказалась и губернатор Петербурга Валентина Матвиенко, объяснив, что лучше не отягощать президентские выборы мелкими проблемами местного значения. Говорит член фракции "Единая Россия" Виталий Милонов.

Виталий Милонов: Мне кажется, что выборы переносить полезно, поскольку в конце года партии могут подвести некий итог работы за год, и традиционно явка избирательной кампании в целом, которая идет в конце года, она идет более спокойно, не такое зимнее время, люди более активно участвуют в общественной жизни – это статистика.
Что же касается выборов весной, то люди менее активно интересуются политическими вопросами, отвлекаются на другие. Ну а тут уже сады-огороды закончились, все хорошо, урожай собран, банки стоят замаринованные, все замечательно.
Если честно говорить и без шуток, наверное, это полезно, когда мы будем проводить следующие выборы, они же тоже будут по партийным спискам в большинстве своем, будут усилена партийная компонента, которая будет на федеральном уровне развиваться как самостоятельная тема в рамках кампании наших старших товарищей из Государственной думы. Мы тут же с ними будем развивать региональный аспект общепартийной кампании. Даже удобно. Да и другим всем партиям более удобно.

Татьяна Вольтская: А то, что сейчас нет такого закона федерального?

Виталий Милонов: Мы выступаем за это, мы же не можем его принять. Мы выступаем и сами с такой инициативой, и поддерживаем имеющуюся инициативу ряда наших коллег из Государственной думы. В конце концов, последнее слово за ними и решающее слово тоже за ними.

Татьяна Вольтская: А вот глава фракции ЛДПР Елена Бабич относится к этой идее плохо, как к любым потрясениям.

Елена Бабич: Вообще должны существовать четкие конкретные правила игры. Если были выборы на пять лет, значит пять лет депутаты должны работать. Может быть кто-то из депутатов так свою работу спланировал, что именно в последние полгода он завершит очень много начатых дел, которые четыре с половиной года у него в процессе. В последние полгода будут самые лучшие законопроекты представлены. А мы человеку не дадим доработать, не дадим исполнить свои обязательства перед избирателями.
И более того, у нас очень часто так делают: мы начинаем что-то по одним правилам и в ходе игры правила меняют. Так жить нельзя. Вот сейчас для того, чтобы перенести нам выборы с марта на какой месяц – непонятно по закону, наши выборы могут быть либо в марте, либо в октябре. Выборы в Госдуму в декабре. Совмещать выборы по закону опять-таки региональные с выборами в Государственную думу невозможно. Это значит нужно сейчас менять федеральное законодательство.
А если мы постоянно меняем законодательство – это очень плохо. Люди должны привыкать к определенному ритму жизни, к определенным законам. А когда мы не знаем, по каким законам мы живем, очень трудно требовать от людей уважать законы, соблюдать законы. Если у нас закон, что дышло, куда повернул, так и вышло.

Татьяна Вольтская: Если были бы выборы вместе с президентскими, это так бы уж помешало президентским выборам или выборам в Законодательное собрание?

Елена Бабич: Что касается президентских выборов, мне кажется, это не так страшно. Потому что мы избираем президента, голосуем за человека, конкретную личность. И если кому-то не нравится, что предвыборные кампании будут накладываться, они не будут масштабно накладываться. Потому что президентские выборы – это выборы прежде всего по телевидению. Что касается наших – это больше листовки, газеты. Не так страшно это совмещение. Такую широкомасштабную личность всероссийского значения, а то и планетарного значения любой выделит избиратель.

Татьяна Вольтская: Намерение перенести региональные выборы связано с плохим положением в экономике, считает член фракции КПРФ Юрий Карпенко.

Юрий Карпенко: В июле ожидается новая волна кризиса. За последние десятилетия страна забыла, что такое производительность труда, нормирование труда. Страна сидит на нефтяной игле - откровенно это все уже признают. Страна не самостоятельная, мы теряем продовольственную безопасность. И если оттягивать выборы, то может ухудшиться экономическое положение в стране, и просчитали, что хватит резервного, стабилизационного фонда на такой-то срок. И чем раньше проведем выборы, тем лучше и быстрее будет все, а дальше посмотрим. Вот это позиция правящей партии.
Естественно, с их точки зрения она абсолютно правильная, а с точки зрения населения, давайте смотреть правде в глаза. Сейчас как бы ни была сложная экономическая ситуация, джипов в Петербурге меньше не стало, коттеджи как стояли, так и стоят. То есть роскошь как была, так и осталась. Петербург дает 5% избирателей по стране, Москва дает 10% избирателей, все остальные крупные города, Свердловск, средняя часть России дают еще процентов 15-20, таким образом набираются необходимые 30-40% голосов. Плюс сельские населения, которые контролируемы полностью губернаторами, которые из "Единой России" все. Вот уже хорошие показатели, можно проводить выборы.
Очень важно для проведения президентской кампании в эпоху кризиса, чтобы все региональные проблемы, чтобы это средствами массовой информации не было освещено и не поставлено в качестве проблемы. Потому что, если есть проблема на Дальнем Востоке, ее надо решать. А как ее решить? Ее невозможно решить. Если есть проблема в Сибири, ее надо решать. Ее невозможно решить. Если есть проблема в Питере, вот, опять-таки, у нас безработица сейчас, нельзя ее решить. Если региональные проблемы будут вынесены на федеральный уровень, то окажется полная неспособность нашей власти решить эти проблемы.
Опять-таки, нет механизма, нет пути. То есть у людей нет даже представления о том, как будут решаться эти проблемы. Поэтому президент должен здесь с точки зрения правящей верхушки, которая находится в Кремле, должен быть чистым, белым, пушистым, без никаких региональных проблем. А региональные проблемы пускай решают губернаторы, то есть страна не должна знать, что делается в других уголках.
Я ничего плохого не вижу в переносе выборов. Если они состоятся, вопрос, выгодно ли это будет людям. А людям все равно, мне кажется. Выйдите на улицу и спросите, когда будут выборы и что изменится? Люди скажут: нам все равно.

Татьяна Вольтская: Во фракции справедливороссов другие настроения, хотя глава партии спикер Совета федерации Сергей Миронов посоветовал выборы не переносить, член фракции "Справедливая Россия" Сергей Соловьев придерживается другого мнения.

Сергей Соловьев: Я считаю, что это не самый худший вариант, поскольку действительно выборы президента - это совершенно другой уровень. И может быть не имеет смысла, когда вы выбираем главу государства, одновременно рассказывать нашим избирателям, сколько мы хотим посадить деревьев, принять законы местного значения. Целесообразно было бы рассмотреть другие варианты. Поскольку наиболее ближайшие выборы от нас – это Государственная дума, наверное, было бы целесообразно, это представительная власть, программы во многом схожи, просто одни предлагают свою программу на федеральном уровне, другие на региональном, поэтому каких-то больших проблем не вижу.

Татьяна Вольтская: "Яблоко" в законодательном собрании не присутствует, но член бюро партии Борис Вишневский мнение по поводу переноса выборов имеет, а именно, что это полное беззаконие.

Борис Вишневский: Федеральное законодательство не позволяет менять срок полномочий органов государственной власти, пока он длится. Понятно, что все это диктуется конкретными политическими интересами, то есть президентские выборы хотят оставить в гордом одиночестве, чтобы с ними ничего не совмещалось. Но федеральный закон не содержит такого ограничения ни в одной своей норме. И более того, у нас вместе с президентскими часто проводились выборы разных уровней, и муниципальные выборы, и довыборы в законодательное собрание.
Я не вижу никаких оснований для того, чтобы переносить выборы городского парламента с того срока, на который они должны быть назначены в соответствии с законодательством, то есть на март 2012 года. Получается разница в четыре месяца, понятно, что это диктуется только конкретными политическими интересами. Видимо, очень хочется, чтобы новое законодательное собрание было избрано до президентских выборов, чтобы после этого можно было утвердить или нового или старого губернатора, чтобы этот человек обеспечивал нужные результаты на президентских выборах.
Тем более, что как показывает практика, когда идут президентские выборы, они привлекают к себе больше внимание в том числе международных наблюдателей, сложнее осуществить фальсификации. На сегодняшний день закон не позволяет перенести выборы законодательного собрания на декабрь 2011 года. Если федеральный закон соответствующий будет принят, тогда это, конечно, возможно. Понятно, что этот закон будет приниматься в конъюнктурных политических целях совершенно конкретных лиц. И на мой взгляд, это к праву не будет иметь ни малейшего отношения. Я полагаю, что нужно просто исполнять закон, а не подстраивать его под нужды конкретных политических сил.

Татьяна Вольтская: Примет ли в итоге законодательное собрание решение сократить срок своих полномочий, будет зависеть от того, примет ли аналогичное решение по переносу выборов Госдума.

Михаил Соколов: На прошлой неделе в Москве состоялась презентация доклада сопредседателя движения "Солидарность" Бориса Немцова – и президента Института энергетической политики Владимира Милова "Путин. Итоги. 10 лет".
Исследование двух авторов подробно рассматривает деятельность Владимира Путина не только на президентском посту, как это было в первой версии работы, но и за последние два года, в должности премьер-министра.
Борис Немцов считает, что задача соавторов развеять существующие в российском обществе устойчивые мифы, навязанные официальной пропагандой. Миф о том, как Путин усмирил Кавказ и победил терроризм, миф о том, как при нем стали чаще рожать и реже умирать, миф о том, как он победил олигархов и как успешно решаются социальные проблемы населения. Даже официальная статистика показывает: Путин не является успешным премьером, если судить с позиций интересов населения, - считает Владимир Милов:

Владимир Милов: Ничего у нас лучше не стало. И все, чем хвастался Путин два года назад, когда уходил с президентского поста, на самом деле все это оказалось чепухой и мыльными пузырями.
Мы рассчитываем, что как можно больше людей, россиян прочитают правду о том, что происходит в нашей стране, и отношение к Путину и к действующей власти в целом в нашей стране, у наших людей изменится.

Михаил Соколов: Исследование показывает, как российская власть реагировала на мировой финансовый кризис, как она выдавала бюджетную финансовую помощь друзьям главы правительства Олегу Дерипаске. Роману Абрамовичу и другим, как росло социальное расслоение, но увеличивалось число миллиардеров. Особое место в докладе занимает тема коррупции в высших эшелонах власти. Рассказано о сказочном обогащении друзей и приятелей Путина, которые до его прихода к власти никакими бизнес-талантами не отличались.
Есть и другие важные выводы – говорит Владимир Милов.

Владимир Милов: Например, есть некоторые интересные вещи, такой эксклюзив. Скажем, посчитали по официальным сообщениям, которые шли каждый год от российских официальных лиц, чиновников, сколько в России было терактов. Так вот, число терактов по сравнению с 2000 годом выросло в шесть раз. Это результат 10 лет контртеррористической так называемой политики, которая была основана на том, чтобы мочить террористов в сортире. Взрывной рост числа терактов, особенно в последние два года.
Социальное расслоение, ситуация с демографией – все это резко ухудшилось по сравнению с 2000 годом.
Вы знаете, это сенсация не столько по фактам, многие люди, которые интересуются проблемой, это знают, сколько это сенсация для широкого круга людей, которые не в курсе. Они считают, что Россия просто расцвела за последние 10 лет, а на самом деле она в лучшем случае топталась на месте, по многим направлениям ситуация резко ухудшилась.

Михаил Соколов: Что доклад говорит о правлении Дмитрия Медведева?

Владимир Милов: Там есть очень короткая глава, которая называется "Медведев. Итоги", она действительно полстранички занимает. Основной ее смысл, что ничего не изменилось, что Медведев активно занимается демагогией, в частности, на коррупционную тему, вместе с этим ситуация с коррупцией резко ухудшилась буквально за два года его правления. Число преступлений по статье "взяточничество" выросло, при том, что вся остальная преступность чуть-чуть снижалась. Россия еще сильнее упала в мировом рейтинге коррупции, хотя разглагольствования о коррупции – это чуть ли не ежедневный медведевский пафос.
Поэтому никаких реальных изменений в связи с появлением такой декоративной фигуры, как Медведев в президентском кресле, мы не увидели.

Михаил Соколов: Вопрос о президенте Дмитрии Медведеве я задал и Борису Немцову.
Почему так мало места уделено действующему уже два года президенту Дмитрию Медведеву?

Борис Немцов: Честное слово, мы хотели написать побольше про Медведева. Но мы поняли, что итогов всего три – это продление полномочий для президента до 6 лет, позорное и катастрофическое в плане коррупции дальнейшей, застое. Это признание Осетии и Абхазии катастрофическое для единства России. И это грабительский для России договор о базировании Черноморского флота на 40 миллиардов долларов. Все. Вы не назовете ни одного серьезного президентского итога за время правления Медведева.

Михаил Соколов: А Сколково?

Борис Немцов: Это не итог – это болтовня. Еще можно статью "Россия, вперед!" вспомнить, что свобода лучше, чем несвобода. Мы говорим про содержательный конкретный итог. Согласитесь, итога три. Нет, он еще снимал с работы, например, руководство Федеральной службы исполнения наказаний, он снимал генералов за пожар в Ульяновске. Вот он журил правительство. Только сформулировать в серьезной книжке это как итог я не могу, просто не могу – это не формулируется.

Михаил Соколов: Борис Немцов считает, что главный успех доклада "Путин. Итоги. 10 лет" – миллионный тираж брошюры:

Борис Немцов: Тираж миллион экземпляров.

Михаил Соколов: Кто оплатил?

Борис Немцов: Я и мои товарищи-единомышленники, которые разделяют взгляды "Солидарности", но не очень афишируют свое участие в этом деле, естественно.

Михаил Соколов: Они не пострадают?

Борис Немцов: Я их имена в камере пыток, наверное, не скажу. Так что абсолютно исключено.

Михаил Соколов: Как вы будете распространять?

Борис Немцов: Интернет, раздача у метро в Москве и Питере, раздача на больших остановках, может быть в супермаркетах в провинции, там, где нет метро.

Михаил Соколов: Первые проблемы с распространением брошюры возникли в Петербурге.
100 000 экземпляров тиража работы Немцова и Милова "Путин. Итоги. 10 лет" при перевозке в СПБ офис партии "Яблока" были перехвачены питерской милицией и арестованы.
Неожиданно возникли и проблемы в самом движении "Солидарность".
Один из авторов доклада "Путин. Итоги. 10 лет" - Владимир Милов покинул Федеральный политсовет движения, поссорившись со сторонками Гарри Каспарова, считая, что надо заниматься выборами, а не бессмысленной и бесплодной возней.
Без раскола либералы, как видим, жить не могут.
Теперь Владимир Милов входит в организацию "Демократический выбор", где заметны активист бывшего московского СПС Сергей Жаворонков и национал-демократ Алексей Навальный. Новый "Демвыбор" провел конференцию "Выборы 2011-2012: что делать демократической оппозиции?".
После встречи Дмитрия Медведева с руководством партии "Единая Россия" политологи, - как приближенные к Кремлю, так и "равноудаленные" от него, - дискутируют о том, кого поддержит партия власти в 2012 году, Дмитрия Медведева или Владимира Путина, и окончательно ли отказался нынешний президент от идеи создания своей собственной коалиции "За модернизацию" из различных политических сил. Разные точки зрения изучал корреспондент Радио Свобода Виталий Камышев.

Виталий Камышев: Если еще недавно многие полагали, что президент Дмитрий Медведев намерен заняться выстраиванием некоей новой политической силы под себя, то теперь это заблуждение развеялось, уверен директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов.

Дмитрий Орлов:
Игра на коалицию и игра на новую партию были направлены, конечно, против "Единой России". Главный итог этой встречи в том, что эта игра потеряла политический смысл. Медведев ясно дал понять, что политический союз президента Медведева и "Единой России" во главе с ее лидером премьер-министром Владимиром Путиным сохраняется.
Были разочарованы те, кто ожидал развития событий по конфликтному сценарию. Такие предположения были, что президент подвергнет критике руководство "Единой России", обратится к партии напрямую через голову ее руководителя и заявит о своем неформальном лидерстве. А этого не произошло, как и не произошло и отставок в руководстве партии. Это означает, что и технологически, и с точки зрения кадров президент тоже опирается на "Единую Россию".
Для Медведева это абсолютно адекватный выбор и в прагматическом смысле, потому что нет другой силы, которая может стать реальной основой национальной модернизаторской коалиции, нет другой силы, которая реально может обеспечить социальную опору власти.

Виталий Камышев: Политолог Дмитрий Орлов уверен также, что партия "Единая Россия" во главе с ее лидером Владимиром Путиным останется демиургом российской политики, даже если в 2012 году в президенты будет выдвинут Дмитрий Медведев.

Дмитрий Орлов: Лидером "Единой России", конечно же, продолжает оставаться Владимир Путин, именно он будет лидером списка на парламентских выборах 2011 года. Об этом можно говорить с очень высокой степенью вероятности. Но если допустить, что единым кандидатом правящей элиты на выборах 2012 года будет Дмитрий Медведев, то нет другого института, который может его выдвинуть на этот пост, кроме партии "Единая Россия".

Виталий Камышев: Независимый политолог Дмитрий Орешкин считает, что не следует преувеличивать значение такого рутинного по сути мероприятия, как встреча президента с лидерами партии власти. Было бы странно, если бы там публично проявились какие-то разногласия. Столь же странно предполагать, что верхушка "Единой России" всецело контролирует самый эффективный на сегодня инструмент – административный ресурс, убежден Дмитрий Орешкин.

Дмитрий Орешкин: Это люди со своими политическими интересам, я имею прежде всего региональные элиты, которые понимают, что для их интересов в данной ситуации выгоднее находиться в рамках "Единой России". Просто нет никакой реальной альтернативы. Но это не значит, что они всерьез поддерживают политическую программу. Это значит, что они просто одели майку, на которой написано "Единая Россия".
Реальная их позиция заключается в том, что им надо сохранить власть, им надо обеспечить свои интересы. И в этом смысле они с интересом наблюдают за тандемом, ожидая, кто что пообещает, в частности, в региональной политике. Удобнее ли им будет руководить своими регионами и своими соответственно группами интересов под президентом, фамилия которого начинается на М или под президентом, фамилия которого начинается на П. В этом смысле партийная принадлежность вспомогательная. Если они примут скоординированное решение, они довольно быстро переоденут майки, на которых будет написано все, что угодно, или не написано ничего.

Виталий Камышев: Но собирается ли бороться за лидерство сам Дмитрий Медведев, задается вопросом Дмитрий Орешкин.

Дмитрий Орешкин: Ему "Единая Россия" не полезна и не вредна. Если вдруг элитные группы примут решение, что общим интересам больше соответствует Медведев, то и "Единая Россия" его поддержит. Если те же самые группы примут решение, что Путин, то естественно поддержат Путина. У Медведева ситуация сложная. Рассчитывать на то, что "Единая Россия" поддержит его на выборах, если это не понравится Путину, не приходится.
Более того, мне кажется, что знаком готовности Медведева к реальной политической схватке, то есть к выходу из этой вторичной своей роли, послужило бы изменение в избирательной системе. Коль скоро у нас избирательной системой руководит Владимир Чуров, который сел в кресло, заявив, что Путин всегда прав, то понятно, что до тех пор, пока Путин будет избираться, избирательная система будет работать на Путина, если Путин не велит ей работать на Медведева.
Дмитрий Анатольевич до сих пор не определился, во всяком случае он не решается на то, чтобы заняться какой-то самостоятельной политикой, отдельной от Путина. Он, по-видимому, согласен на то, что вопрос будет решаться по каким-то внутренним договоренностям за закрытыми дверьми, и по существу он выполняет роль ведомого в такой ситуации.

Виталий Камышев: Приходит к выводу независимый политолог Дмитрий Орешкин. О той реальной роли, которую, по его мнению, играет Дмитрий Медведев в нынешней российской политической системе, говорит президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов.

Михаил Ремизов: Медведев достаточно эффективно канализирует энергию недовольства системой и неудовлетворенности существующим порядком вещей. Эта энергия существует - это факт, и она может возрастать. Два года Медведева, за это время намеков, ожиданий, слухов, что-то происходит или не происходит, но может произойти или происходит не так, как нужно - эту систему режим делает гораздо устойчивее. Более стабильной является та конструкция, которая успешно канализирует эпоху перемен - простой тезис. Эта конструкция во главе с президентом Медведевым. И если исходить из предположения, что решение будет принимать некие распределенные системы, а не отдельные лица, то с точки зрения распределенной системы вариант Медведева президента близок к оптимуму.

Виталий Камышев: Своя прикладная функция отведена и так называемым миноритарным политическим партиям, а поэтому они, а не только "Единая Россия", понадобятся любому следующему президенту, будь то Медведев или Путин. Парламентские выборы 11 года важнее президентских 12, считает политолог Михаил Ремизов.

Михаил Ремизов: Опорная партия власти играет весомую роль, она лидирует. Но помимо этого существуют, помимо партии власти существуют партии авангарда, которые пытаются предвосхитить повестку следующего срока, которые пытаются пойти несколько дальше, чем может пойти центристская бюрократия.
В 99 году это была партия СПС, в 2003 году это партия "Родина". Если мы посмотрим на повестку первого срока Путина, он в существенной степени был задан повесткой СПС – административная, налоговая реформа, радикальное сближение с США, такой либерал-милитаризм. Если мы посмотрим на повестку второго срока Путина, то это не повестка партии "Единая Россия" – это повестка партии "Родина". Природная рента, создание институтов развития, мюнхенская речь. Скорее всего аналогичной партии авангарда не будет, но качественно возросшая роль малых партий налицо.
Кстати, в 2007 году такой партией, если бы не специфика этого момента перед 8 годом, могла бы стать "Справедливая Россия". Потому что если мы посмотрим, на что они давили – это повестка дебюрократизации. Очень близко к тому, вокруг чего все крутилось первые годы медведевского президентства.
Получилось иначе. Почему получилось? Потому что все было заточено под технологию передачи власти. Хотя естественная эволюция гораздо в большей степени способствовала бы развитию политической системы, но естественная эволюция, при которой "Единая Россия" не получила бы конституционного большинства, миноритарные партии получили бы большую свободу маневра. На это у нас есть шансы в 2011 году. Минувшие выборы весенние показали, что в принципе это возвращение к отметке до 2007 года, оно возможно. И оно с точки зрения нынешней системы больше будет способствовать стабильности, чем восстановление монополии "Единой России".

Виталий Камышев: Независимый политолог Дмитрий Орешкин сомневается как в долговечности политической конструкции, стержнем которой является партия "Единая Россия", так и в способности Дмитрия Медведева в сложной ситуации использовать в своих целях энергию недовольства партией власти.

Дмитрий Орешкин: Если, скажем, к 12 году накопится некоторое разочарование лично во Владимире Владимировиче Путине, то это же неизбежно отразится на статусе "Единой России", потому что "Единая Россия" сияет отраженным светом популярности Путина. Сама по себе она политическим игроком не является, не имеет какой-то серьезной партийной программы, которая на самом деле сводится к тому, что "мы – люди Путина". Программа, естественно, написана, но никакой избиратель ее не читает и на самом деле он смотрит на "Единую Россию", как символ всего того, что сейчас происходит в стране.
Вот если все то, что сейчас в стране, серьезно разочарует избирателя к 2012 году, тогда можем получить неприятную ситуацию, когда вся эта замысловатая элитная конструкция, построенная над обществом, вдруг перестанет удовлетворять общество целиком. И тогда неважно, Медведев, Путин, "Единая Россия", "Справедливая Россия", просто появляется такая возможность, что вся эта надстройка перестанет удовлетворять общество, и тогда у нас получается какая-то система, вообще выворачивающаяся из-под контроля. На самом деле, мне кажется, что нынешняя политическая ситуация тухлая.

Виталий Камышев: В этой ситуации, считает Дмитрий Орешкин, у "Единой России" не будет иного выхода, как выдвинуть в президенты Владимира Путина, как заведомо более политически сильную фигуру.

Михаил Соколов: Смогут ли либеральные политические оппоненты режима Владимира Путина - участвовать в парламентских и в президентских выборах 2011 и 2012 года.
Дискуссию провела общественная организация "Демократический выбор", организовав конференцию
" Выборы 2011-2012: что делать демократической оппозиции"?
Независимый политик Владимир Рыжков предложил свой подход, что делать оппозиции в связи с окном возможностей, открывающимся в выборные 2011-12 годы:

Владимир Рыжков: За последние несколько лет в России создана, как я бы ее назвал, инфраструктура статус-кво, инфраструктура сохранения статус-кво. Речь идет не только о политической воле Кремля ничего не менять, но эта политическая воля Кремля подкреплена целым рядом инфраструктурных институциональных конструкций, которые исключают саму возможность что бы то ни было поменять. Я имею в виду отмену выборов губернаторов, все множащуюся отмену выборов мэров, отмену одномандатных округов на выборах в Государственную думу, изменение законодательства о президентских выборах, которое сделало участие оппозиции в них практически невозможным.
Итак, что делать с парламентскими выборами 2011 года? Есть только три сценария наших действий. Первый сценарий: создать и зарегистрировать партию. Создание новой партии – это невероятно сложное и финансово затратное дело. Минюст всегда обнаруживает ошибки.
Готова ли демократическая оппозиция бросить почти все имеющиеся не такие великие силы и ресурсы на выполнение этих безумных требований закона о политических партиях или можно эти невеликие силы и ресурсы направить на что-то более эффективное?
Вторая возможность участия в парламентских выборах – это идти по списку одной из существующих партий. Их селекционеры-мичуринцы кремлевские оставили семь штук. Из этих семи штук номинально под демократические, либеральные подходят две. Могу сказать, что, на мой взгляд, обе эти партии совершенно не самостоятельны ни в подборе кадров, ни в проведении своей политической линии. Поэтому никакую несистемную оппозицию, как они выражаются, в свои ряды они не допустят. Можно, конечно, проводить переговоры с "Правым делом" и "Яблоком", но я лично считаю, что результат заранее известен.
Последний сценарий, третий мыслимый, который остается – это курс на делегитимизацию этих выборов. Курс на то, чтобы объяснять обществу и собирать вокруг этого поддержку, что эти выборы несвободные, нечестные, нелегитимные. Орган, который на них будет сформирован – Государственная дума несвободная, нечестная, нелегитимная. Что миллионы граждан были лишены возможности участвовать в этих выборах. То есть подорвать насколько возможно доверие и к самому процессу выборов, и к их результату, и к тому, что в итоге будет на них сформировано.
Вот этот третий путь, пожалуй, самый реалистичный в наших условиях.
Теперь, что делать с выборами президентскими? На мой взгляд, история 2004 года показала, что ни один оппозиционный кандидат зарегистрирован не будет. Даже если он соберет два миллиона подписей, у него будут на это деньги, подписи объявят фальшивыми, а подписчиков будут гонять уголовными делами.
В этой ситуации, опять-таки, кто знает законодательство, знает, что это безумно сложная и дорогостоящая процедура. Там, по-моему, два месяца на сбор, два миллиона подписей, 5% брак. Плюс сейчас приоритет отдан партиям, которые заседают в Госдуме, четырем, а остальные кандидаты очень сильно поражены в правах.
В этой ситуации наиболее, на мой взгляд, эффективный, рациональный вариант – это выдвинуть одного кандидата. С пониманием того, что этот кандидат на 99% в выборах принять участие не сможет, поэтому во многом это будет символическая кампания.
На мой взгляд, проще провести консультации, определиться с какой-то фигурой. В принципе, не так важно, с какой, важно, чтобы был единый кандидат, который будет олицетворять демократическую оппозицию и наши лозунги, наши ценности. Создать штаб, начать собирать подписи, понаделать как можно больше шума вокруг этого, проводить акции протеста, митинги, демонстрации за регистрацию этого кандидата. Естественно, он не будет зарегистрирован, и опять-таки это создаст впечатление совершенно нелегитимных выборов.
Понятно, что Кремль обязательно подберет спаринг-партнера от либералов. Я знаю, что с одним из видных наших либералов такие переговоры уже проведены с просьбой, чтобы он обязательно поучаствовал и создал видимость демократических выборов.
Но единый кандидат от демократической оппозиции, от реальной демократической оппозиции с очень активной избирательной кампанией может дать эффект делегитимизации вслед за парламентскими и президентских выборов.
Какие темы больше всего беспокоят россиян и какие темы конкретно больше всего беспокоят и напрягают демократическую часть общества. Это семь тем. На первом месте идет коррупция, в том числе высших эшелонах власти. Затем засилье монополий. Третья – отсутствие свободных и честных выборов, монополия "Единой России". Четвертая – сращивание повсеместное чиновников и бизнеса. Пятая – засилье полицейщины и спецслужб. Шестая – монополия одной партии, навязывание одной точки зрения. И седьмая – бюрократические препоны предпринимательству.
Это темы, на которых можно охватить демократическую часть общества – это 9-10%, по более жесткому фильтру. По более мягкому, я думаю, что это даже больше, как Левада-центр говорит, 15-20%. Если мы будем проводить кампанию вокруг этих семи тем, а желательно по двум-трем из них, то это может вызвать массовую поддержку миллионов людей.

Михаил Соколов: Известный экономист Евгений Гонтмахер говорил о той обстановке, в которой должна будут действовать власть и оппозиция:

Евгений Готмахер: Ничего хорошего в ближайшие годы, безусловно, с точки зрения экономики и социалки нас не ждет – это абсолютно понятно. Действия властей не играют никакой существенной роли, потому что эти процессы более глубинные, более существенные, чем желание быстренько залатать какие-то дыры.
Все прогнозы говорят о том, что на ближайшие несколько лет у нас точно рецессия. Никаких стимулов для модернизации экономики в России нет, потому что нет институтов, которые бы реально нас вывели куда-то в более современное общество. Потому что бизнес действительно зажат, коррупция все усиливается.
Насчет статус-кво – это все очень зыбко, и мне кажется, невозможно. Да, власть будет пытаться действительно при помощи выборных манипуляций, удлинения сроков как-то сохраниться дальше, но, с моей точки зрения, шансов на это практически нет.
Власть потеряла контроль над развитием ситуации в стране. Есть очень много фактов, то, что происходит в нашей милиции, во всяких силовых структурах. Это все расползается по швам. Эта система, которая до 2007 года еще как-то выживала за счет огромных денег, которые поступали за счет нефти, газа и прочего, она сейчас абсолютно не имеет никаких перспектив. Она имеет шанс через год, через два, через три, трудно сказать, на то, что будет резко обостряться ситуация в стране, исходя из объективных причин, исходя из того, что происходит внизу, не в политической элите, которая между собой будет выяснять отношения, кто ближе к кормушке, кто дальше, а то, что происходит реально внизу.
И как раз вся проблема заключается в том, что нет той платформы единой организационной, которая могла бы реально в этом процессе социальной турбулентности адекватно участвовать.
Есть политические партии зарегистрированные, которые закапсулировались. "Правое дело" трудно вообще назвать партией. В каком-то смысле очень похоже на "Единую Россию", только различается в масштабах, в деньгах, которые есть, но по способу действия один к одному.

Михаил Соколов: Видный экономист Сергей Алексашенко предложил все же попытаться провести переговоры с партией "Яблоко".

Сергей Алексашенко: Мне кажется, все согласны, что тема коррупции – тема номер один в любой предвыборной кампании. Мы должны найти какие-то политические лозунги, очень ограниченные, один-два и сказать: "Яблоко" – вот наша платформа, вот наш список, вот 150-200 человек, которые готовы вас своим авторитетом поддержать.
Нам не нужны места в первой тройке, не надо, заберите их себе, оставьте нам места в списке с номера 31, с номера 51, пусть у нас не будет шансов попасть в думу вообще, мы отказываемся. Давайте попытаемся объединиться, давайте попытаемся вместе под очень ограниченным количеством лозунгов.
Понятно. Что когда "Яблоко" говорит: давайте мы осудим "лихие" 90-е, понятно, что со мной они тут же попадают в идеологический конфликт, "лихие" 90-е я не буду осуждать никогда в жизни.
Но мне кажется, что эта политическая платформа, мы обязаны воспользоваться этой попыткой и делать это публично.
Есть один-единственный лозунг предвыборной кампании – борьба с коррупцией. Может быть еще один, если договоримся. Не договоримся – не надо, под одним лозунгом идем.

Михаил Соколов: Борис Немцов по поводу переговоров с "Яблоком" высказался скептически:

Борис Немцов:
Я считаю, переговоры с "Яблоком" при нынешнем руководстве "Яблока" делом нервным, бессмысленным и бесперспективным. Я сам всегда был за то, чтобы все-таки как-то договориться, но 20 лет разговоров, согласитесь, это срок. За 20 лет мне уже стало ясно. Алексашенко, видимо, такого опыта как я не имеет, поэтому ему кажется, что если он этим займется, все будет хорошо. Я буду счастлив, если у него это получится.
Кроме того, эта партия "Яблоко" имеет лицензию на определенных условиях. Условия такие: это не оппозиционная партия, она не имеет права критиковать Путина, она не имеет права критиковать Медведева, она не может всерьез с Лужковым бороться, как вы знаете, они адвокаты Лужкова. Таким образом, это не оппозиционная партия.
Как только в списке этой партии появляются оппозиционеры, у партии отбирают лицензию. Я думаю, это условие существования партии.
Поэтому можно, конечно, попытаться с ними о чем-то договориться, но мне представляется, что это абсолютно бесперспективное занятие.

Михаил Соколов: Замечу, что в эфире Радио Свобода лидер партии "Яблоко" Сергей Митрохин на предложение Сергея Алексашенко ответил крайне неопределенно.

Сергей Митрохин: Что касается возможности вхождения в наш список представителей других политических сил, то мы всегда открыты. Кстати, у нас и на московских выборах был представитель "Солидарности", в наших списках, и на региональных выборах были представители "Солидарности", когда нас не пустили.
Почему не обсуждать и тройку? Я думаю, что вопрос вхождения в тройку кого бы то ни было. Конечно, удивительно слышать от Бориса Ефимовича, который обвинил "Яблоко", что мы не можем критиковать ни Путина, ни Медведева. Человек называет черное белым, а белое черным.

Михаил Соколов: Никаких объединительных проектов не будет. Надо разоблачать Владимир Путина и "Единую Россию", - призвал юрист Алексей Навальный:

Алексей Навальный: Никакого объединительного проекта не будет. То есть не будет никакого объединенного движения демократов или чего-то такого. Мы все отлично понимаем, что часть этого объединительного демократического либерального движения будет моментально куплено-перекуплено и так далее. Забудьте свой фетиш – окно возможностей.
Знаете, как в фильмах про Лару Крофт: раз в 9 лет сходятся планеты, они выстраиваются в ряд, магический кристалл нужно донести до Центризбиркома, положить в специальную ячейку и тогда появится пятый элемент. Ничего этого не будет. Это не имеет абсолютно никакого практического смысла. 11 год. 12 год, 145 год…
Либо возникнет ситуация, когда мы все сможем участвовать в выборах, либо такой ситуации не возникнет. Значит ее сейчас нет, над ней надо работать.
Реальная поддержка режима кроется не в какой-то вертикали власти, не даже в машине принуждения, каких-то мифических силовиках, а в том, что лично конкретно Путин обладает поддержкой порядка 40-45% населения. 40% плюс те 25%, которые для него рисуют, являются основой, на которой они все пляшут. На эти 45% он заработал в начале своего избирательного срока на тех вещах, от которых ничего не осталось. Поборол неорганизованную преступность, заменив ее организованной в виде милиции, ФСБ, навел какой-то порядок в регионах, понятно, кому подчиняются губернаторы, кому не подчиняются.
В настоящий момент от этих достижений не осталось ничего. Говорить о том, что губернаторы кому-то подчиняются или что он заменил губернатора-жулика, просто смешно. Кто у нас там, напомните, пожалуйста, губернатор Приморья, по кличке Серега Шепелявый. Губернатор Калмыкии прямо много лет уже обвиняется в организации заказного убийства в том числе.
Мы с полной ответственностью можем утверждать и доказывать, что лично Путин и лично его окружение непосредственно замешены в коррупционных скандалах и непосредственно работают на личное обогащение. Должна быть непосредственная работа по развенчанию всех этих людей, мочить и корежить рейтинг "Единой России". Участие в выборах должно быть, извините меня, одно сплошное "мочилово" "Единой России", которое мы можем делать жестко, аргументировано и успешно, я в этом абсолютно уверен.

Михаил Соколов: Один из активных деятелей движения "Солидарность" Илья Яшин настаивает, что с легальными, как бы демократическим партиями оппозиции либеральной и демократической на самом деле не договориться:

Илья Яшин: Я считаю, что в "Яблоке" есть вменяемые силы, они, к сожалению, сегодня находятся в меньшинстве. Но никакого взаимодействия с действующим руководством "Яблоко", я убежден, наладить не получится. Эти люди абсолютно подконтрольны и зависимы от администрации президента, они никогда ни с кем не объединятся, практика это доказала уже многократно. Последний опыт Касьянова поставил жирную точку в этом процессе.
Мы все хотим участвовать в выборах, мы все мечтаем о том, чтобы в России появилась объединенная демократическая партия. Но реальность заключается в том, что сегодня в России нет института выборов.
Когда мы выходим к избирателю и говорим им два тезиса. Первый тезис: уважаемый избиратель, в России уничтожены выборы. Второй тезис: пожалуйста, за нас проголосуйте. Мы выглядим смешно. Мы можем выглядеть как угодно, мы можем выглядеть слабыми, дезорганизованными, деморализованными, но мы не имеем права выглядеть смешными.
Прежде, чем говорить о создании оппозиционной партии, прежде, чем говорить об участии в выборах, мы должны возродить сам институт выборов в нашей стране. И в этом смысле мы обязаны создавать не столько партию, столько широкое демократическое движение и обязаны находить взаимодействие с другими представителями флангов политической оппозиции, как с левыми, так и с правыми.

Михаил Соколов: Что конкретно тогда делать?

Илья Яшин: Что делать? Ответ очень простой. Что эффективнее: собрать 45 тысяч человек в списки будущей партии, которую может быть зарегистрируют, может быть не зарегистрируют или вывести 45 тысяч человек на Триумфальную площадь? С моей точки зрения, ответ очевиден. Конечно, больший ущерб нынешней власти нанесет 45 тысяч на Триумфальной площади. Вот это и должно быть нашей стратегией – максимальная мобилизация людей на улице.

Михаил Соколов: Подавляющее большинство участников конференции "Выборы 2011-2012" предлагало демократической оппозиции больше полагаться на тактику давления на власть, просвещать народ, работать в Интернете, участвовать в местных выборах, и даже создать, как предложил профессор Евгений Ясин "теневое правительство".
Идея закулисные переговоров и попытки найти себе тот или иной вариант поучаствовать в регулируемых из Кремля выборах популярностью среди оппозиционеров из либерального и демократического лагеря не пользовалась.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG