Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Если кто-то думает, что оружие в школе – явление новое, пусть почитает "Кондуит и Швамбранию" Льва Кассиля, где описана провинциальная гимназия дореволюционной России.

"Запах пороха пропитывает гимназию. Классы огнеопасны. Каждая парта - пороховой склад, арсенал и цейхгауз. Кондуит ежедневно регистрирует:

У ученика IV класса Тальянова Виталия, пытавшегося бежать "на войну", отобран г. надзирателем, при задержании на пристани, револьвер системы "Смит и Вессон" с патронами и краденый чайник, принадлежавший старьевщику и им опознанный. Вызваны родители..."


Оружию в школе, разумеется, не место. Равно как и наркотикам, насилию, сквернословию. Курить или даже иметь при себе курительные принадлежности в американской школе тоже запрещается. Ну а чего еще не имеет права делать американский школьник? И на что он, напротив, имеет полное право?

Нью-йорский городской департамент образования разработал и опубликовал проект нового кодекса поведения учащихся государственных школ. Кодекс обновляется каждый год. Ныне действующий переведен для сведения родителей на иностранные языки – желающие могут ознакомиться с русским вариантом, а также с распиской ученика и его родителя в том, что они документ прочли и обязуются его исполнять.

Кодекс, который вступит в силу в сентябре, вызвал особенно бурную реакцию родителей и правозащитников. Состоявшееся на прошлой неделе публичное обсуждение проекта, на котором выступила исполнительный директор Нью-Йоркского городского союза гражданских свобод Донна Либерман, отличалось высоким эмоциональным накалом.

Главная претензия к кодексу состоит в том, что он слишком строг. Даже за такие относительно мелкие проступки, как нарушение дресс-кода или опоздание на урок, полагается отстранение от занятий. Школьные администраторы, как показывает практика, часто преувеличивают социальную опасность действий учеников и вызывают полицию по незначительным поводам. Недавно я писал о том, как 12-летняя девочка была доставлена в полицейский участок в наручниках за надпись фломастером на столе.

Союз гражданских свобод считает, что департамент должен запретить школам прибегать к помощи полиции в качестве дисциплинарной меры. Участие полицейских в "воспитании" детей не улучшает, а, наоборот, криминализирует атмосферу в школах, а отстранение от занятий нарушает право ребенка на образование.

Самую острую дискуссию вызвал раздел, ограничивающий свободу слова ученика или, как гласит кодекс, "право на свободу личности и волеизъявление". Но, может быть, читателю будет интересно узнать, какое самовыражение ему разрешено. Школьникам разрешается устраивать мирные демонстрации, создавать "политические, религиозные и философские группы", издавать газеты, распространять на территории школы политические листовки, носить любые значки, эмблемы и нарукавные повязки любой политической направленности. Исключение составляют материалы клеветнического, непристойного и коммерческого характера, а газеты и бюллетени, кроме того, должны соблюдать нормы журналистской этики.

Нынешний кодекс возбраняет использование школьных компьютеров для вывешивания в Интернете непристойных изображений и текстов, описывающих насильственные действия в отношении учащихся или сотрудников школы. Но в будущем учебном году школьное начальство решило распространить запрет и на домашние компьютеры, и на библиотечные – словом, любые, которыми может воспользоваться ученик, даже в неурочное время.

Мотивы запрета понятны: кибер-буллинг, то есть организованная травля в Интернете, превратился в повальную эпидемию среди американских подростков и довел до самоубийства уже не одну жертву. Тем не менее многие родители уверены, что департамент зашел слишком далеко. Против кибер-буллинга есть закон, и не дело школы брать на себя функции правоохранительного органа и не только расследовать, но и наказывать ученика все тем же отстранением от занятий. Но глава департамента образования Джоэл Кляйн убежден, что нашел правильный баланс между свободой и ответственностью.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG