Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экс-прокурор Эндрю Маккарти – о шпионском скандале


Пока подозреваемые, а не шпионы

Пока подозреваемые, а не шпионы

Группа обвиняемых в шпионаже в пользу России предстанет перед судьями в Нью-Йорке, Бостоне и Александрии, штат Вирджиния. Но это ещё не основной процесс, до которого пока далеко. Это очередное предварительное слушание.

В Александрии, штат Вирджиния, перед федеральным судьёй предстанут трое из 11 обвиняемых в том, что они – иностранные агенты. Это Михаил Семенко, Майкл Зоттоли и Патриция Миллс. На слушаниях в Александрии по поводу содержания подозреваемых под стражей судья Тереза Бьюкенен должна решить, оставить ли троих в заключении вплоть до начала процесса или отпустить под залог. Предполагается, что этих троих отправят в Нью-Йорк, где были оформлены обвинительные документы. В Нью-Йорке помощник прокурора Майкл Фарбиарз ещё 28 июля представил суду аргументы против того, чтобы обвиняемую Анну Чепмен отпустили до суда под залог. 28-летняя Анна уже готовилась покинуть Америку, но была арестована. Для неё прокуратура требует 5-летнего тюремного наказания - как незарегистрировавшемуся иностранному агенту. Многим другим грозит в совокупности до 25 лет.

Бывший прокурор Эндрю Маккарти из Фонда в защиту демократии дал разъяснения относительно судебной процедуры:
Арестованных ныне обвиняют пока лишь в том, что они не зарегистрировались как иностранные агенты. Это тоже преступление, но не такое серьёзное, как шпионаж

– По американскому закону любой арестованный имеет право на то, чтобы федеральный судья разъяснил суть обвинений. На этом этапе судья может сразу отпустить арестованного до суда под залог либо назначить день специального слушания об осовобождении под залог. Судья, дав арестованному разъяснения, должен убедиться, что задержанный понял, в чём его обвиняют, что у него есть адвокат, что отпускать обвиняемого под залог опасно или не опасно. По закону прокуратура получает разрешение судьи на арест лишь на основании достаточно веских подозрений, представленных в суде.

На первом этапе таких предварительных слушаний от арестованных не требуется признания или отрицания вины. Если человек остаётся в заключении, то даётся примерно 30 дней для обвинительного акта. Это означает, что обвиняемый должен предстать перед жюри присяжных, которое должно подтвердить правомочность обвинений. И вот тут обвиняемый должен объявить, признаёт он себя виновным или нет.

Думаю, сейчас, после того как 11-й подозреваемый - Кристофер Метсос, арестованный на Кипре и отпущенный под залог в 32,5 тысячи долларов - скрылся, прокуратура будет твёрдо настаивать на том, чтобы в Америке никого из этой группы под залог не отпускали. Но здесь важна тяжесть предъявленных обвинений. Если человеку грозит всего 5 лет, его могут отпустить, если 20, то вряд ли. Учитывается также, что можно конфисковать у человека, отпущенного под залог, но потом скрывшегося.

Нынешнее дело называют шпионским, хотя обвинений в шпионаже пока не предъявлено. Бывает, что в судебной процедуре обвинение переклассифицируется. Это зависит от новых обстоятельств дела, от признаний арестованных. Новая информация позволяет добавить обвинения и переклассифицировать их. Пока же мы используем слово "шпионаж" в средствах массовой информации не вполне правильно с юридической точки зрения. По американскому закону шпионаж – очень серьёзное преступление, которое подразумевает добычу строго секретной информации, касающейся национальной безопасности. Арестованных ныне обвиняют пока лишь в том, что они не зарегистрировались как иностранные агенты. Это тоже преступление, но не такое серьёзное, как шпионаж.

По замечанию судьи Рональда Эллиса, имеются различные свидетельства, в том числе аудио- и видеоматериалы, о встречах арестованных с официальными российскими представителями. Впрочем, пока нет сведений о намерении американских властей выслать из страны кого-либо из российских дипломатов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG