Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Гости Виктора Резункова рассказывают о том, почему они решили поехать на пикник на озеро Комсомольское, расположенное около кооператива "Озеро"


Берега рек и озер становятся недоступны простым гражданам

Берега рек и озер становятся недоступны простым гражданам

Виктор Резунков: Сегодня у нас в Петербургской студии в гостях координатор общественного движения "Белая лента. Питер" Светлана Павлушина, бывший старший следователь по особо важным делам отдела расследований преступлений в сфере коррупции и экономики Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации Андрей Зыков, и по телефону у нас на связи из Ленинградской области активистка "Движения против захвата озер" Ирина Андрианова.

Предположительно 10 июля активисты общественных экологических и правозащитных организаций, в том числе "Белая лента" и "Движение против захвата озер", в сопровождении журналистов намерены устроить пикник на берегу озера Комсомольское в поселке Соловьевка, Отрадненской волости, Ленинградской области. Разумеется, это будет не просто пикник. Именно здесь, на берегу озера Комсомольское, располагаются виллы известных российских чиновников, зарегистрировавших в 1996 году знаменитый теперь дачный кооператив "Озеро". Среди этих чиновников нынешний премьер-министр Владимир Путин, медиа-магнат, председатель совета директоров банка "Россия" Юрий Ковальчук (кстати сказать, этот банк был создан в свое время по инициативе управления делами Ленинградского обкома КПСС), президент РАО "Российские железные дороги" Владимир Якунин, братья Андрей и Сергей Фурсенко, первый является министром образования и науки, Николай Шамалов, президент негосударственного пенсионного фонда "Газфонд", контролирующего сегодня свыше половины пенсионных денег в России, и так далее. Кооператив "Озеро" сегодня называют символом путинского правления. Все бы ничего создали кооператив, построили дачи, благо деньги есть, дышите свежим воздухом… Однако чиновникам оказалось этого мало. Они стали захватывать, нарушая закон, территорию на берегу озера Комсомольское, устанавливать шлагбаумы, перекрывая муниципальные дороги, строить трехмерные заборы, захватывая землю садоводов. Наняли вооруженную охрану, которая травит собаками местных жителей, несмотря на их протесты. Далее ситуация ухудшилась. Чиновники поменьше рангом стали брать с учредителей кооператива "Озера" пример и захватывать берега других озер. Только по трем района Ленинградской области – Всеволожскому, Приозерскому и Выборгскому – таких захватов сегодня насчитывается более 200. И процесс продолжается. Вот против этого беспредела чиновников, против коррупции и решили протестовать активисты общественных и экологических организаций.

Андрей, вы один из активнейших участников этой акции протеста, которая ожидается. Какую цель вы преследуете, почему сотрудничаете с движением "Белая лента. Питер" и что вообще собираетесь предпринять?

Андрей Зыков: 10 июля этого года мы собираемся провести своеобразную акцию – акцию принуждения власти к соблюдению действующего законодательства. Как известно, закон должен быть превыше всего, закон должны соблюдать все. Как говорил Юрий Шевчук, у нас общество раскололось, есть баре и есть тягловое сословие. У нас записано в Конституции, что все люди равны, и чтобы люди почувствовали, что законы обязательны для всех, в том числе для действующей власти, мы и собираемся провести данную акцию. Хочу сразу сказать, что наши действия в правовом плане 100-процентно законные. Никаких претензий со стороны власти о том, что мы будем нарушать действующее законодательство, не может быть.

Вот статья 6-я Водного кодекса Российской Федерации гласит: "Полоса земли вдоль береговой линии водного объекта общего пользования предназначается для общего пользования. Ширина береговой полосы водных объектов общего пользования составляет 20 метров. За исключением береговой полосы каналов, а также рек и ручьев". Если мы посмотрим Земельный кодекс Российской Федерации, пункт 8-ой статьи 27-ой, там зафиксировано: "Запрещается приватизация земельных участков в пределах береговой полосы, установленной в соответствии с Водным кодексом Российской Федерации". То есть 20 метров береговой полосы запрещается приватизировать. Если мы придем на этот берег, нас туда вдруг кто-то вздумает не пустить, следовательно, если это будет милиция, значит, она стоит не на страже закона, а стоит на страже правонарушителей, и следовательно, этот орган будет не правоохранительный называться, а правонарушительный. То же самое, в общем-то, будет, если насилие со стороны нас будет со стороны охранников данного кооператива "Озеро", в данном случае мы будем возбуждать уголовные дела по факту причинения, допустим, телесных повреждений и что нам мешали соблюдать наши конституционные права. Если же прокуратура и милиция не будут опять же реагировать на наши заявления, ну, будут иски соответствующим органам власти.

Виктор Резунков: Светлана, как будет проходить акция протеста? Я знаю, что в ней собирается принимать участие лидер вашего движения "Белая лента", экс-майор Алексей Дымовский.

Светлана Павлушина: Алексей сказал, что хочет прийти, отдохнуть, искупаться, может, даже поправить здоровье, так как ходят слухи о лечебных свойствах данного озера. Мы проводили ряд встреч с активистами других движений, еще ряд встреч намечен, поддержали нас уже нацболы, партия "Яблоко", собираемся встретиться с "Солидарностью". Возможно, присоединятся либертарианцы, поддержали "ТИГР" и автомобилисты. Спектр достаточно широкий.

Виктор Резунков: Ирина, как жители селения на Комсомольском озере вообще сопротивляются, что там происходит сегодня?

Ирина Андрианова: Я хотела бы сделать небольшое уточнение. Вы назвали цифру, что по трем районам Ленинградской области 200 водозахватов – это не совсем точно. 200 локализаций водозахватов, то есть это не означает, что всего лишь 200 коттеджей перекрывают берега рек и озер, а каждая локализация – это либо коттеджное скопление какое-то, либо коттеджный поселок. То есть, на самом деле, таких объектов в несколько раз больше.

Виктор Резунков: Такие vip-анклавы.

Ирина Андрианова: Совершенно верно. Что касается озера Комсомольское, там возник кооператив "Озеро", и спустя некоторое время с одной из сторон к ним начали пристраиваться другие vip-господа со своими участками. Они принуждали людей продавать свои наделы, чтобы у них была возможность расшириться. И это не могло не вызвать недовольство местного населения и дачников, которые там исторически находились. А там два довольно больших дачных кооператива было еще с советского времени. Когда там таких господ стало слишком много, когда они отгородили огромный кусок берега, и для того чтобы попасть к воде, искупаться, нужно было обходить два километра, то люди не выдержали и в середине 2000-х годов эти садоводства объединились и подали в суд против части водозахватчиков. Суд длился несколько лет, и в конце концов, во всех судебных инстанциях дачники проиграли, несмотря на то, что были даже выездные заседания суда, и судья на месте видела заборы, которые преграждают доступ к воде, но это на ее решение, к сожалению, не повлияло. И таким образом, суд встал на сторону захватчиков. Более того, была попытка садоводов организованно, преодолев забор кооператива "Озеро", проникнуть на берег, и уже вот прообраз той акции, которая будет 10 июля, осуществить. То есть попытаться реализовать свое право на отдых на этой береговой полосе. И у них произошло столкновение с охранниками, они были изгнаны, и даже одной из участниц этой акции была нанесена травма головы. Таким образом, конечно, надо понимать, что люди там весьма непростые, охрана может себя вести неадекватно, но если никак не сопротивляться, то вконец обнаглевшие федеральные чиновники, которых вы перечислили в начале передачи, они будут чувствовать себя совершенно безнаказанно и в дальнейшем.

А ситуация очень серьезная, потому что захват берегов в Ленинградской области уже на эпидемию похож. Абсолютно не контролируется этот процесс нарушения статьи 6 Водного кодекса компетентными контрольными и надзорными органами, которые должны это делать, начиная от прокуратуры и заканчивая профильными комитетами правительства Ленинградской области. Предписания о сносе заборов, если они и бывают, они не выполняются, и их выполнение никем не контролируется. В суд прокуратура практически не подает. Из ста жалоб, наверное, один иск в суд она сформирует, и не факт, что он будет выигран. Есть предписания судов о сносе незаконных построек на берегах, которые не выполняются. Таким образом, мы можем утверждать, что система отточена таким образом, чтобы просто позволить элите в кратчайшие сроки поделить берега и другие ценные природные территории под себя, с тем чтобы эта приватность берега нами воспринималась как данность.

Виктор Резунков: Ирина, а Владимир Путин часто бывает на озере Комсомольское?

Ирина Андрианова: Сейчас, по сведениям дачников, нет. Там в последние годы видели только его жену.

Виктор Резунков: А правда ли, что остальные члены кооператива "Озеро" прилетают туда на вертолетах? Там что, вертолетные площадки установлены?

Ирина Андрианова: Вы знаете, про вертолетные площадки непосредственно на Комсомольском не могу ничего сказать, но я неоднократно такое видела на захваченных берегах. Например, озеро Нахимовское. Да, действительно, вертолетные площадки – это реальность.

Виктор Резунков: Ваше "Движение против захвата озер" составило список авторитетных захватчиков, и в этом списке 15 фамилий. Вы бы могли их назвать?

Ирина Андрианова: Например, дача бывшего премьера Зубкова находится на озере Суходольском. Там же рядом к этой даче примыкает дача его зятя Сердюкова. В то время, когда Зубков был еще местным чиновником в Приозерском районе, он себе построил эту дачу, и видимо, неприлично просто чиновнику такого ранга не иметь собственного берега, поэтому, хотя у него собственного берега не было поначалу, его от озера Суходольского отделяла дорога, он как бы свои владения перекинул на ту узкую полосу берега, которая оказалась между дорогой и врезом воды. И он ее огородил, сделал себе эллинги для катеров, и теперь туда прохода нет.

Бывший прокурор Санкт-Петербурга Сидорук является пайщиком, так же как и Путин, дачного кооператива, который захватил общественный пляж "Сосны" в поселке Токсово. Это общественный пляж, причем на карте Токсово последней редакции он до сих пор обозначен как общественный пляж "Сосны", хотя там с 2004 года все поделено на частные наделы, и к берегу не выйти.

В Токсово же, на Хепоярви, также с нарушения на береговой полосе находится дача бывшего начальника Невско-Ладожского бассейнового управления.

Там же, на Хепоярви, обосновались братья Аркадий и Борис Артенберги, один из них – глава Федерации дзюдо РФ.

Известно, что на озере Мичуринском, в поселке Бережок, со своим частным берегом обитает глава Ленинградской области Валерий Сердюков. Таким образом, ну, вот тон в наплевательском отношении к статье 6 Водного кодекса задается с самого верха. И что удивляться, что это делают чиновники пониже.

Виктор Резунков: Юрий Шевчук недавно заявил, что собирается принять участие в акции протеста против захвата озера Лампушка. Это историческое место, там выступал Высоцкий.

Ирина Андрианова: Действительно, это еще одна очень неприятная история. Связана она с тем, что теперь у нас озера захватывают не только вблизи поселков, каких-то дачных скоплений, на землях категории земель поселений и сельхозземель, но вот в последнее время богатые водозахватчики обратили свои взоры и на красивые лесные озера. Видимо, прочих уже стало не хватать. Лесные озера – это озера, которые находятся на территории лесного фонда Российской Федерации, и как вот сказал Андрей Зыков, сейчас вообще береговую полосу никакой категории приватизировать нельзя. Что касается земель лесного фонда, то их в принципе нельзя продавать, на них в принципе нельзя строить. Тем не менее, чиновники выход нашли. Комитет по природным ресурсам Ленинградской области, который распоряжается лесным фондом Российской Федерации, сдает берега этих лесных озер – участки лесного фонда – в аренду, якобы под рекреационные цели. Но арендаторам совершенно неинтересно строить там две пляжные кабинки и брать деньги за лежаки, продавать пиво и этим ограничиться. Конечно, им интересно под видом аренды просто банальный коттеджный поселок там построить. И, порезав на участки, передать в субаренду пайщикам, что через 50 лет, когда истечет срок аренды, они получат возможность легализовать свои постройки. И судя по коррупции, которая у нас сейчас наблюдается, они справедливо надеются.

Так вот, таких озер лесных, на которых раньше можно было приехать рыбачить, туристы ставили там палатки, уже передано в аренду, фактически продано несколько штук только по Приозерскому и Выборгскому районам. И вот, в частности, в Выборгском районе Солодовское недавно передано в аренду, уже строится там коттеджный поселок и забор по врез воды. Озеро Высоцкое – берут деньги за проход к воде. И вот теперь и Лампушка, оно же Беленькое, в Приозерском районе. Это, естественно, абсолютно незаконно, это нарушение условий аренды. Аренда берега лесного озера не дает права не пропускать туда людей, она не дает права строить там коттеджный поселок, это нарушение условий аренды, но комитет эти нарушения абсолютно не контролирует. Вот и все.

Виктор Резунков: Спасибо, Ира, за участие в нашей программе.

Андрей, прокомментируйте то, что рассказала нам Ирина.

Андрей Зыков: Наверное, уже все граждане нашей страны понимают, об этом неоднократно говорили уже Ходорковский и Платон Лебедев, что наши суды, наша прокуратуры, наша милиция – это одно преступное сообщество. Поэтому искать гражданам правду в этих органах совершенно бесполезно. Рука руку моет. Учитывая, какая у нас власть, власть у нас заведомо коррумпированная, и коррумпированной власти выгодно, чтобы вот эти органы, которые призваны бороться с нарушениями закона, их возглавляли коррумпированные сотрудники. Если их будут возглавлять коррумпированные сотрудники, естественно, они поставят своих нижестоящих, и все будет ладно, то есть любая жалоба погрязнет в этом болоте бумаг, и никто не будет обращать никакого внимания на это. Когда я в свое время обратился к Владимиру Владимировичу Путину и несколько шутейно написал, что группа товарищей на берегу Комсомольского озера бравирует чьим-то именем в Кремле, говорят, что их там здорово прикрывают, и поэтому они могут нарушать действующее законодательство, из администрации президента это пошло к Митволю, и Митволь, как водится, отправил в нижестоящую прокуратуру природоохранную, а оттуда мне дали такой ответ, что это виноваты не члены кооператива "Озеро", а финны. Потому что до этого эта территория была финская, и он следили за озером, а сейчас, в общем-то, никто не следит, поэтому вот так произошло.

Виктор Резунков: Светлана, расскажите нам о своей организации "Белая лента. Питер", сколько людей в нее входит, чем она занимается?

Светлана Павлушина: Изначально послужило толчком обращение Алексея Дымовскому к нашему премьер-министру. Очень многих людей затронуло это обращение, в частности меня, и люди стали объединяться в регионах. Сейчас в восьми регионах создано движение "Белая лента". То есть люди видят, что Алексей делает это искренне. Было много слухов, что это провокация, купленное заявление, но мы Алексею верим и стараемся бороться с коррупцией.

Виктор Резунков: Алексей Дымовский сказал, что 10 июля такие акции будут не только в Ленинградской области, на озере Комсомольское, а еще в других городах, где есть нечто подобное.

Светлана Павлушина: Да, может быть, в Самаре, в Новороссийске. Но, как он говорил, крупная акция планируется в Новосибирске.

Виктор Резунков: Андрей, вы давно исследовали коррупционную составляющую в деятельности высокопоставленных чиновников Санкт-Петербурга и подготовили большой доклад к Владимиру Путину, и вы с ним судились. Ваше дело журналисты уже назвали "делом В.Путина", которым вы занимались. Исторически какова составляющая возникновения кооператива "Озера"?

Андрей Зыков: Ноги у нас растут от Владимира Владимировича Путина везде. Я там рядом снимал дачу примерно с 1980 года, был такой хутор Снежный, вот мы у них мансарду снимали. И где-то в 1994 году вдруг местные жители стали приходить и рассказать, что появился какой-то новый там барин такой, "новый русский", швыряется деньгами, начинает строить свою дачу, скупает земли. Мало того, кто-то добровольно продавал, а те люди, которые не хотели продавать, он их начинал пугать, что "вы можете сгореть, у вас домики деревянные, загореться им недолго, останетесь вообще ни с чем". Но, так или иначе, он построился.

Виктор Резунков: То есть первым был там Владимир Путин.

Андрей Зыков: Совершенно верно. Обсуждалось, как он там бурил скважины для воды, что ему понравилось, что нет. Все это было дорого на тот момент – финские рабочие, мебель из Франции, спутниковую антенну люди там впервые увидели. Потом он уехал в Москву. Так что первым был он.

Виктор Резунков: Надежда из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! На основании закона берега рек, озер, леса, парки являются местами общего пользования, не подлежат приватизации и доступны всем в любое время суток и время года. Значит береговая полоса – метров 100 раньше было, а сейчас 50 метров, по-моему, но все равно это – земли для народа! И второе, проход к этим землям может быть прорублен, условно говоря, прямо через земли этого товарищества. Сделайте там 10-20 метров проход и спокойно проезжайте на земли общего пользования, которые не принадлежат приватизации.

Виктор Резунков: Спасибо, Надежда.

Андрей Зыков: Как я понял, нам только что предложили немного подзаработать, а именно: снести забор. А за снос заборов и таких владений государство обычно выплачивает какие-то деньги, а потом собственники этих заборов должны оплатить проделанную нами работу. Вполне возможно, эта идея нам подойдет, может быть, мы там 15-20 метров и снесем, кто знает, как пойдет, как рука раззудится.

Виктор Резунков: Москвичи еще помнят дело "Речника", вот Лора нам пишет: "Несчастные вы, питерцы. Зачем вы всех нужных людей в Москву отправили? Просите к себе Лужкова и Митволя, пускай они документы проверят. Наверняка что-то не в порядке, а там – бульдозеры и как у нас в "Речнике"." Андрей, давайте по персоналиям немножко поговорим. Смирнов Владимир Алексеевич, советник Кириенко в Росатоме, возглавляет немецкий филиал – это очень интересная фамилия.

Андрей Зыков: Да, фамилия все интересные, которые там находятся, но я лично воспринимаю это как своеобразный филиал "тамбовского преступного сообщества". Учитывая, что там часто был Кумарин (Барсуков), он осуществлял охрану этого объекта, но потом это сообщество решило от него отделиться, даже возбудили в отношении него уголовное дело, посадили. Но самое смешное, у меня вопрос: а что там делает министр образования, господин Фурсенко? Подумайте, вы чему людей учите? Нарушать действующее законодательство? Вам пять баллов за это! Люди усваивают вашу науку здорово.

Виктор Резунков: Алла Павловна из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Здравствуйте! У меня такой вопрос питерцам. Я недавно лежала в больнице, и мне рассказали историю, что отец Владимира Владимировича, Владимир Спиридонович, он последние годы жизни жил в радиологическом центре, на Песчаной улице, у него там была своя комната, и сын его очень редко навещал. Мало того, там сестра, которая за ним ухаживала, стала для него очень близким человеком, и он дал указание, чтобы эту сестру к нему не пускали. В общем-то, он и умер там. Вы в курсе дела?

Виктор Резунков: Алла Павловна, не могу вам это подтвердить, все это на уровне слухов. Известно из воспоминаний высокопоставленных чиновников, что Владимир Путин чуть ли не каждую неделю приезжал, когда его отец болел, перед его смертью особенно, он прилетал на самолет с ним встречаться. Майоровы, наши постоянные слушатели, пишут: "Дорогие, вы умные, сильные и толковые, у вас есть руки и мозги. Сколько можно бороться с ветряными мельницами? Тем более что со времен Сервантеса они очень изменились. И России больше нет, есть совершенно непонятное образование под совершенно непонятной властью. Пожалейте себя. Всем надо уезжать". Андрей, что скажете?

Андрей Зыков: Наверное, надо вспомнить, был такой декан собора Святого Патрика в Дублине, и примерно 300 лет назад он в письме английскому поэту Александру Попу писал: "Пожалуйста, если я умру в Ирландии, сделай так, чтобы меня не захоронили в Ирландии, чтобы меня похоронили в Англии. Я не хочу умереть и быть похороненным в стране рабов". В принципе, вы поставили вопрос о том, что Россия – страна рабов. И вот для того, чтобы не быть похороненным в стране рабов, мы должны все-таки… Я не знаю, кому мне писать сейчас в Англию, чтобы мой прах перезахоронили, допустим, в Великобритании, в Германии или во Франции. Очевидно, мой прах будет захоронен здесь. И чтобы я бы не на земле рабов похоронен, а на земле свободных людей, вот, наверное, для этого мы и устраиваем наше движение, для этого мы и боремся.

Виктор Резунков: А что скажет Светлана?

Светлана Павлушина: Что значит – уезжайте из этой страны? Мы – русские, это наша страна, нам здесь жить. И мы должны бороться за свои права. Я оптимист, и я верю, что мы добьемся своего.

Виктор Резунков: Андрей, в свое время очень много писали о том, что создание кооператива "Озера" уходит в дело, которое вы расследовали, это "20-ый трест". Что это такое?

Андрей Зыков: Да, нами расследовалось в свое время уголовное дело №144128 по корпорации "20-ый трест", а там, куда ни копнешь, все выходили взятки чиновникам. То взятки нынешнему министру финансов Кудрину, то взятки еще кому-то, где-то Кожин проскальзывает не с совсем порядочной стороны. Да практически все, кто уехал в Москву, все так или иначе проходили по этому делу.

Виктор Резунков: А что это за "20-ый трест"?

Андрей Зыков: Это была крупнейшая строительная компания, которая занималась кирпичным домостроением, затем она в 1991 году приватизировалась. Приватизации помогал наш Владимир Владимирович Путин. Ну, она была за такие копейки приватизирована, что каждый из нас мог позволить себе приватизировать эту корпорацию. Там действительно жалкие были деньги. Я помню, что бульдозеры продавались там по 130-150 рублей, самосвалы, которые перевозили бетон, тоже стоили где-то 120 рублей, так что представляете, какие цены были! А в 1991 году за "Жигули" "шестерку" надо было заплатить 6 тысяч рублей, а здесь самосвал списывали по 120 рублей. Вот за такие деньги она была приватизирована. А потом, когда мы стали заниматься этой корпорацией, вдруг смотрим – господин Никешин, глава этой корпорации, господин Харченко, главный архитектор города, и господин Путин едут в Финляндию, живут там, в Финляндии, в соседних номерах в одной гостинице, летят на одном самолете, питаются тоже друг за другом. И я как раз вспомнил, что Путин строил дачу, и мы решили, а не помогали ли ему в строительстве этой дачи? Я пригласил оперативника Олега Калиниченко, мы с ним съездили на озеро, посмотрели, что там творится, там уже был этот огромнейший забор, огромнейшая территория огорожена им, которая уходила метра на полтора в воду этого озера. Ну, Калиниченко был оперативником в отделе расследований коррупционной деятельности, он многих видел дачи коррупционеров, но когда увидел эту, даже у него челюсть отвисла. Так что, да, действительно, знаком с этой дачей давненько.

Виктор Резунков: Петр Павлович из города Троицка, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер! Я уже давно слушаю Радио Свобода, благодарен вам за поднятие таких тем, потому что это очень такие темы тяжелые – и людям слышать, и видеть это все. Я как-то лет пять назад был в Крыму, и вот возле колокола в городе экскурсовод разъясняет все, и была сказана такая фраза: "Что же погубило этот город? А погубило его коррупция". И вот эта фраза вошла в мою память, и я думаю, что наше государство, если оно не поправит свои эти делишки, неизмеримая жадность правителей погубит наше государство. Правители не ведают, что творят.

Виктор Резунков: Спасибо, Петр Павлович.

Андрей Зыков: Я думаю, наши правители ведают, что творят, наши правители хорошо ведают, что творят. Они воруют. И в СМИ уже давно была цифра озвучена, что состояние Владимира Владимировича – примерно 40 миллиардов долларов. А если мы посмотрим, был доклад за 2000 год, и там отмечалось, что чиновник такой – Дмитрий Анатольевич Медведев на 1994 год уже владел порядка 10 процентами акций крупнейшего холдинга "Илим Палп". Они начинали воровать давным-давно, в 1991-92 годах. Почему они не ведают? Они как воровали, так и воруют. Вот Салье еще в 1991 году в своем докладе отмечала, что Путина нельзя допускать к государственной службе! Его нельзя допускать к службе, связанной с деньгами, вообще нельзя. То, что он там разворовал в то время, ну, это просто за голову можно схватиться! А вы говорите – не ведают, что творят. Теперь он у нас премьер-министр, до этого был президентом. Ведают, хорошо ведают!

Виктор Резунков: Николай Михайлович из Москвы, пожалуйста.

Слушатель: Спасибо, товарищ Резунков! Блестяще аргументирует товарищ, масса конкретных, ярких, наглядных примеров. Я только в дополнение. Зурабов, Починок, Чубайс, Горбачев, Ельцин – это та же самая волна, которая вбросила нам тот самый вариант начального развития капитализма в самой его извращенной форме. И Путин это дело продолжил, особенно на пенсионерах. Он запустил пенсионную реформу, зурабовскую, которая рухнула, и он начал новую пенсионную реформу под видом валоризации. Это такой цинизм над нашим народом! Когда был сталинский мобилизационный проект, страна прошла за 20 лет 100-летие, у нас были все виды промышленности: судостроение, авиастроение, металлургия. Сейчас все угроблено! Кох уничтожил наш завод, который выпускал и гражданскую продукцию, и военную продукцию. Сейчас – 50 шарашек. Вся Москва – это мыльный пузырь! Хотя все страны мира все лучшее взяли от социализма, социальные программы, там профсоюзы нормальные работают. А здесь – полная дисгармония! Спасибо!

Виктор Резунков: Спасибо Николай Михайлович. Ну, по поводу Сталина мы будем спорить, это обычная история, с этим можно соглашаться или нет, оставим это на вашей совести. Андрей, если говорить не о Ельцине, а вот Анатолия Собчака я хотел бы упомянуть. Если бы не Анатолий Собчак, у Владимира Путина не было бы возможности руководить и взять под контроль все – игорный бизнес, еще что-то. Как вы считаете?

Андрей Зыков: Я не понимаю, почему здесь упоминается Анатолий Чубайс. Анатолий Чубайс другой проект придумал разграбления России – вот эта приватизация, вот эти ваучеры. И вот товарищ сказал, что у нас строился капитализм, а он у нас не строился никогда. У нас строилось государство мародеров. Потому что капитализм подразумевает, так или иначе, но свободный рынок, сводное предпринимательство. У нас его никогда не было. Если появляется предприниматель, на него тут же милиция лапу наложит, еще кто-то, ФСБ лапу наложит, кого надо - посадят, если бизнес не отдает. У нас государство мародеров строилось, и вот мы приближаемся к тому, что у нас оно будет скоро или уже построено.

Виктор Резунков: Виктор Артемьевич из Калининграда, пожалуйста.

Слушатель: Добрый день! Разрешите выразить высочайшее уважение вашим гостям! Я инженер, подполковник в отставке. Несмотря на все путинские повышения пенсий нам, военным, я с 1985 года на пенсии, с декабря месяца, и моя пенсия по состоянию на сегодняшний день стала меньше на 600 рублей от той, которую я получал в 1985 году. Это первое. А из телевизора врут все! Меня поражает другой момент – почему Путин инструктирует наших академиков, как распоряжаться финансовыми средствами внутри своих учебных заведений. Он что, гений во всех вопросах? И когда это кончится, и кончится ли вообще? Мой сосед, например, считает, что Россия – это место для ада на земле, и никогда этот ад не кончится. И когда мы слушаем таких прекрасных людей, как ваши гости, даже как-то жаль становится, что ничего в этой стране изменить невозможно. Столетиями были рабами, и там рабами и останутся. Каждый – "моя хата с краю".

Виктор Резунков: Спасибо, Виктор Артемьевич. Все-таки, вы знаете, я смотрю на молодежь, и мне кажется, что молодежь еще что-то может изменить в этой ситуации. Пожалуйста, Андрей.

Андрей Зыков: Если прокомментировать ранее сказанное, то в прошлом году в "Новой газете" Сергей Ковалев, известный правозащитник и бывший омбудсмен написал великолепную статью "За идеал ответишь". И в этой статье он поставил вопрос, что Иосиф Виссарионович был не только великолепным, как сейчас говорят, менеджером, но он еще был и великолепным селекционером, генетиком. И он вывел новое сообщество – советский народ. И вот этот советский народ привык, что власть может все. Советский народ привык, что власть ему лжет в глаза. И советский народ должен эту ложь считать за правду. То есть, как какие-то дети, вот нам говорят, что этот кубик является машинкой, этот является самосвалом – и мы должны в это верить, мы это должны воспринимать. Вот если мы разучимся, если мы генотип этот в себе поломаем советского народа, разучимся и скажем, что у нас есть своя голова, и не надо нам диктовать… А наш Дмитрий Медведев сказал: "То, что я говорю, я лью в граните". Я спрашиваю знакомого скульптора: "Слушай, Василий, ты можешь что-нибудь вылить в граните?" Тот смотрит на меня… Я говорю: "Да нет, это я не тебе предлагаю, а наш президент говорит, что он умеет лить в граните". Ладно… Наши президенты – они действительно уже очень зарвавшиеся люди.

Виктор Резунков: Андрей, перед акцией вы обратились к президенту с открытым обращением. Это некий ультиматум или такое своеобразное политическое обращение?

Андрей Зыков: Сначала было видеообращение на сайте Дымовского, а затем, чтобы человек получил в письменном виде документ, 22 июня, в день объявления войны, мною в письменном виде было отправлено ему соответствующее… не то что бы разрешение мне какое-то от него требовалось, а просто оповещение, что я, такой-то, собираюсь прийти и осуществить свое право на отдых. Если будете мешать, ну, значит, последуют какие-то с моей стороны объяснения ваших поступков в эфире, на сайте Дымовского. Я буду просто объяснять, почему вы являетесь не юристом, а практически юридическим подонком. Ну, вот и все, что я хотел сказать.

Виктор Резунков: Не гарантом Конституции.

Андрей Зыков: Далеко не гарантом. У нас нет гаранта, у нас нет президента. У нас есть человек, занимающий пост президента Российской Федерации. Президента у нас нет! Президент – тот, кто соблюдает Конституцию. Наш президент Конституцию не соблюдает, поэтому он не является президентом. Это человек, занимающий пост президента Российской Федерации. У нас нет министра внутренних дел. У нас есть человек, занимающий пост министра внутренних дел. И так далее, и тому подобное. У нас и судей нет. Все это у нас – какая-то иллюзий, какой шаржа на судейское сообщество. А вот те, которые проиграли в 2008 году этот иск к "Озеру", так эту судью давно надо было осудить по статье 305-ой Уголовного кодекса Российской Федерации за то, что она вынесла заведомо неправовое судебное решение. Нет, она будет и дальше гробить судьбы людей.

Виктор Резунков: Светлана, вы тоже считаете, что на самом деле бессмысленно верить в какие-либо либеральные настроения, которые сейчас пытаются приписать Дмитрию Медведеву? Или вы надеетесь на то, что либеральные изменения в России возможны сверху?

Светлана Павлушина: Конечно, возможны. Я думаю, что ситуация будет меняться, я в этом уверена.

Виктор Резунков: А вы, Андрей?

Андрей Зыков: Сверху ничего не произойдет. Сверху у нас сидят мошенники и воры. Сверху сидят коррупционеры. Они не будут менять. Зачем? Они же не вывернут свои карманы – берите. Снизу надо всегда делать, снизу помогать. Я сказал: акции принуждения власти к соблюдению закона! Поэтому, если мы, народ, снизу будем принуждать власть, тогда что-то получится.

Виктор Резунков: Ну, хорошо, на этом нашу передачу и мы закончим.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG