Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российский рынок труда в условиях экономической неопределенности


Кирилл Кобрин: Продолжим разговор на экономические темы – но на этот раз речь пойдет о России и о рынке труда. Общая численность безработных в стране в последние месяцы сокращается. Более того, по мере постепенного восстановления роста промышленного производства, на крупных и средних предприятиях снижается и так называемый «потенциал новых увольнений». О некоторых тенденциях на рынке труда в России в первой половине 2010 года – экономический обозреватель Свободы Сергей Сенинский...

Сергей Сенинский: Общая численность безработных в России, рассчитываемая по методологии Международной организации труда, в течение мая сократилась сразу на 9,6%. Соответственно, уровень безработицы в стране, по данным Росстата, снизился за месяц с 8,2% до 7,3%, то есть на 0,9 процентного пункта. Еще в апреле снижение было вдвое меньшим.
Из Москвы – сотрудница Института комплексных стратегических исследований Елена Киселева:

Елена Киселева: Вообще говоря, снижение безработицы, начиная с апреля и до октября, является традиционным явлением и для России, и для других стран. Поэтому сокращение показателей связано именно с сезонным фактором, со стороны методологии вряд ли вводились какие-то изменения в расчет этого показателя.
Наверное, изменения более выражены от того, что в предыдущий период безработица была достаточно высокой, поэтому, скажем так, “база” для этого показателя была высокой. В итоге сокращение оказалось более заметно, нежели в ситуации, когда этот показатель был более или менее стабилен.

Сергей Сенинский: В годы, предшествовавшие нынешнему кризису, в России, даже на фоне внушительного экономического роста, тем не менее, предприятия сократили немало рабочих мест. По данным Центра трудовых исследований при Высшей школе экономики, всего за период с 2000 до середины 2008 года в стране было сокращено, в основном на крупных и средних предприятиях примерно 4 миллиона рабочих мест – почти 10% от общего их количества. Это стало итогом внутренней реструктуризации самих компаний и предприятий на фоне экономического роста.
Теперь они проводят следующую рестуктуризацию – уже на фоне кризиса. Сотрудница Центра трудовых исследований при Высшей школе экономики Анна Лукьянова:

Анна Лукьянова:
Действительно, в 2000-ые годы было значительное сокращение численности занятых на крупных и средних предприятиях. При этом, если мы посмотрим на всю занятость, то она росла. Она росла за счет малых предприятий, за счет предприятий так называемого неформального сектора, в том числе за счет предпринимателей без образования юридического лица.
И вопреки тому, как может казаться, что меры правительства были направлены на всяческое сдерживание сокращение занятости на крупных и средних предприятиях, по статистике, здесь занятость сокращалась существенно быстрее в 2009 и в начале 2010 года, чем в других секторах экономики. То есть, если мы посмотрим на численность занятых, она сократилась где-то на 3,5% за 2009 год, по сравнению с 2008-ым. А на крупных и средних предприятиях это сокращение составило порядка 5-6%, а в обрабатывающей промышленности - уже 8%.
Более того, когда во втором полугодии 2009 года наметилась стабилизация численности занятости в целом в экономике, то этой стабилизации на крупных и средних предприятиях мы не наблюдали. На крупных и средних предприятиях стабилизация занятости пришлась уже примерно на окончание первого квартала 2010 года…

Сергей Сенинский: В 2009 году, на фоне кризиса, объемы выручки российских компаний, по экспертным оценкам, сократились примерно на 15%, тогда как их фонды оплаты труда – всего на 2-3%. Столь внушительный разрыв не может существовать долго. Если выручка не перестает падать, предприятия неминуемо сталкиваются с необходимостью сокращать расходы на зарплату. И как результат – проводить новые сокращения персонала.
Как менялся этот разрыв с начала 2010 года? Главный экономист исследовательского "Центра развития" Валерий Миронов:

Валерий Миронов: В последние месяцы в российской промышленности и вообще в экономике в целом наблюдается ускорение темпов экономического роста по отношению к “провальным” первым месяцам прошлого года. Но это не говорит о каких-то значимых улучшениях…
В принципе можно отметить, что фонд оплаты труда в промышленности, если брать по отношению к тому же периоду прошлого года, вырос примерно на 5,3% в первые четыре месяца этого года. Это произошло за счет того, что численность занятых сократилась в этот период примерно на 6-7%, а заработная плата выросла процентов на 10.
Но и прирост выпуска за этот период, если брать по отношению к тому же периоду прошлого года, тоже вырос примерно на 7 процентных пунктов. Таким образом мы пока ушли от того “разрыва”, который наблюдался в целом по прошлому году: когда выпуск - сокращался, в фонд оплаты труда - рос. Сейчас выпуск растет.

Сергей Сенинский: С самого начала кризиса предприятия переводили все больше своих работников на режим неполного рабочего дня, либо отправляли в отпуск по инициативе администрации. Это была попытка подстроиться под ситуацию, при которой, с одной стороны, увольнять нельзя – из-за риска обратить на себя гнев правительства, а с другой – каким-то образом необходимо компенсировать по затратам общее сокращение производства. То есть фактически речь шла о "скрытой" безработице.
И еще осенью прошлого года количество таких работников – на предприятиях, которые попадают в мониторинг Росстата – увеличивалось на 25-30% в месяц. Что изменилось в 2010 году? Елена Киселева, Институт комплексных стратегических исследований:

Елена Киселева: Нужно сказать, что на фоне улучшения на рынке труда в целом ситуация со “скрытой” безработицей тоже улучшается. И основные показатели, которые характеризуют “скрытую” безработицу - например, работа неполный день, отпуск по инициативе администрации, эти показатели, если сравнивать май 2010 с маем 2009 года, они - на 70% ниже. То есть постепенно, поступательно ситуация со “скрытой” безработицей выправляется, и такие безработные приходят в “легальную” социальную безработицу. В мае, например, отмечено очень низкое соотношение между общей безработицей и социальной - минимальное значение с 1996 года. А это означает, что все больше и больше людей, оказавшихся без работы, обращаются в службу занятости.

Сергей Сенинский: Можно ли выделить в российской экономике некие секторы или даже целые отрасли, где восстановление рабочих мест идет сегодня значительно быстрее, чем в других? Анна Лукьянова, Центр трудовых исследований при Высшей школе экономики:

Анна Лукьянова: Те отрасли, которые сильнее всего пострадали в период кризиса, они еще не восстановились. Это и строительство, это и подавляющее большинство отраслей обрабатывающей промышленности. А восстановление наблюдается в тех отраслях, которые не очень сильно пострадали в период кризиса. Это и финансовая отрасль, это и распределение нефти и газа, это отдельные отрасли добывающей промышленности, а из обрабатывающей – пищевая промышленность.
Еще можно отдельно подчеркнуть особую роль государственного сектора, потому что в государственном секторе в начале 90 годов занятость росла существенно медленнее, чем в целом по экономике. А в период кризиса некоторые тенденции того, что мы наблюдали и в 90-ые годы, когда работа в государственном секторе была своего рода средством социальной защиты, мы наблюдаем и сейчас. То есть и в “кризисном” 2009 году занятость в государственном секторе - прежде всего, в образовании, здравоохранении, в государственном управлении – росла. Она продолжает расти и в 2010 году…

Сергей Сенинский: Когда эксперты проводят сравнение стран мира по производительности труда, обычно за 100% принимают уровень в Соединенных Штатах. А наиболее распространенный способ оценки – объем ВВП, произведенный одним работником в течение одного отработанного им часа.
В канун кризиса средняя производительность труда в России составляла примерно 25-30% от уровня США, то есть в 3-4 раза меньше. Примерно столько же было в Турции и Мексике. В Польше – уже 40%, а в Португалии – 50% от уровня США. Но это - почти два года назад... Валерий Миронов, исследовательский "Центр развития":

Валерий Миронов: С учетом того, что произошло сокращение численности в промышленности примерно на 6-7%, и одновременно, в силу низкой “базы” прошлого года, на несколько процентов вырос выпуск, в России в первые месяцы этого года, по отношению к тому же периоду прошлого года, отмечены, может быть, рекордные, по мировым меркам, темпы роста производительности труда. На уровне 10-12%...
Но, естественно, если учесть, что темпы роста промышленности, со снятой сезонностью, близки к нулю, а, по отношению к уровню последних месяцев прошлого года, такого же активного сокращения численности занятых уже не было, то реальные темпы роста производительности труда будут гораздо более умеренными - может быть, на уровне
1-2%. То есть даже ниже, чем, например, в экономике США, в которой перед кризисом производительность труда росла на
2-3% в год.
Таким образом, думаю, если представить в целом итоги 2010 года, по отношению к предыдущему году, производительность труда выросла всего на несколько процентов – то есть рост был на текущем уровне развитых стран. А это значит, что разрыв, к сожалению, не сократится…

Сергей Сенинский: Снижение общего уровня безработицы в России в мае этого года оказалось вдвое большим, чем в апреле, и к началу июня он составил 7,3% от общей численности экономически активного населения страны.
Для сравнения, в 16 странах еврозоны уровень безработицы в апреле, более поздних данных пока нет, составил 10,1%, а в Соединенных Штатах – в мае – 9,7%...
XS
SM
MD
LG