Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Юрист Семён Эпштейн – об обороте сельхозземель


Далеко не все российские сельхозземли так хорошо обработаны.

Далеко не все российские сельхозземли так хорошо обработаны.

Россия резко сокращает перечень стратегических предприятий, запрещенных к продаже частным, в том числе и иностранным, инвесторам. Однако власти по-прежнему не готовы разрешить свободный оборот важнейшего для страны стратегического актива – земель сельскохозяйственного назначения.

Дальнейшая приватизация государственной собственности должна стать одним из основных источников пополнения федерального бюджета и снижения его дефицита, говорится в бюджетном послании президента страны. Ранее Дмитрий Медведев подписал указ о сокращении перечня государственных компаний, продажа которых запрещена частным российским и иностранным инвесторам. Он предполагает уменьшение числа стратегических предприятий в пять раз – с 208 до 41, а федеральных унитарных предприятий почти на треть – с 230 до 159. Впрочем, новая волна приватизации вряд ли приведет к отмене существующих ограничений на оборот земель сельхозназначения, предусмотренных действующими законами и разрешающих их продажу в собственность только российским компаниям. Иностранные же инвесторы могут владеть российскими сельхозугодиями исключительно на правах аренды. На вопросы Радио Свобода, как привлечь российских и иностранных инвесторов в сельское хозяйство страны, в интервью Радио Свобода, ответил партнер юридического бюро "Падва и Эпштейн" Семен Эпштейн:

– Начнем с того, что экономика, которая считается полностью свободной и открытой, имеет минимальное количество запретов и ограничений, которые на нее накладываются регулирующими органами и, в первую очередь, государством. Ограничение оборота земли во многих странах отсутствует. Россия не избалована иностранными инвестициями, в том числе и в сельскохозяйственный сектор.

Что же касается скупки земли, то масштабы бедствия не столь высоки, как это рисуют некоторые представители левых партий. На самом деле скупкой земли грешат в основном не иностранцы. Их в этом упрекать не приходится. Под эгидой различных офшоров чаще всего работают так называемые "возвратные деньги", которые в свое время были выведены из России на Запад. Все эти граждане-бенефициары имеют российские паспорта или двойное гражданство.

– Тем не менее, получается, что с формальной точки зрения земли сельхозназначения покупают все-таки иностранцы. Как им удается обойти установленные законом ограничения?

– Как обычно в таких случаях происходит оформление? Иностранная фирма регистрирует "дочку" на территории России, которая в свою очередь регистрирует российскую фирму со своим участием. Именно она уже напрямую приобретает сельскохозяйственные земли.

Способов обойти закон много. Поэтому речь идет о том, чтобы выработать и внести изменения, которые дали бы возможность абсолютно законно, известным и понятным сельхозпроизводителям способом приобретать земли сельскохозяйственного назначения для развития на них сельхозпроизводства. Никто не захочет на птичьих правах (а аренда – более низкая степень права по отношению к собственности) развивать сельхозпроизводство, исходя из того, что денег на вложения оно требует в пять, а, может быть, и в десять раз больше, чем стоит сама скупка земли.

– Но если запреты на приобретение сельскохозяйственных земель в собственность для иностранцев будут отменены, не приведет ли это к бесконтрольной их скупке?

– Это самый тяжелый, может быть, в России сектор может и должен регулироваться государством с точки зрения ограничения предельно допустимых норм приобретения земли. То есть, например, можно установить среднюю районную норму не более 5 процентов от общего объема земель.

Но я не думаю, что кто-то будет скупать больше. Надо будет еще уговорить тех рисковых инвесторов, может быть, даже альтруистов, приобрести эти земли, потратиться на покупку ГСМ, удобрений, сельскохозяйственной техники, на строительство зданий и сооружений, на обучение работников, на новые технологии.

А ограничения можно было бы оставить для каких-то земель в приграничных зонах или, например, для особо редких и продуктивных земель. Хотя и они, я считаю, не используются надлежащим образом.

– Вы начали разговор с ограничений на продажу сельхозугодий иностранцам. Они должны быть только по размерам?

– Речь должна идти о свободном обороте земли, ограниченном определенным пределом. Допустим, условный предел – 5 процентов от среднего районного объема. То есть, если в районе, например, 100 тысяч гектаров, то продать в одни руки, в том числе и в иностранные, можно не более 5 тысяч гектаров. Причем покупателей необходимо связать инвестиционными условиями, к которым я бы отнес исполнение целого ряда позиций, главная из которых – обязательное производство на этой земле: три года не используется – понуждение к обязательной продаже. Причем возможно введение достаточно жестких штрафов, чтобы землю покупали для производства.

– Когда в России принимались законы об обороте земли, споров о допуске иностранцев к таким сделкам было очень много. Сейчас страна уже готова к принятию этого, во многом политического, решения?

– На мой взгляд, в этой теме много популизма: как же так - придут иностранцы и скупят землю? Прежде всего, земля сейчас в своем большинстве не обрабатывается, а оставшаяся часть обрабатывается достаточно плохо. Поэтому и население в сельскохозяйственных регионах избыточно и социально слабо обеспечено. Создание рабочих мест в высокотехнологических сельхозпредприятиях с участием иностранных инвесторов было бы желательно.

Большое влияние имела бы и позиция государства, чтобы эти земли не пускались в спекулятивный оборот. Эти земли, в отличие от капитала, невозможно быстро и ликвидно вывезти – то есть никто эту землю в мешке за границу не унесет. А в том, что крестьяне будут работать уже не на своей земле, а на земле иностранцев, ничего страшного нет – многие городские жители работают на предприятиях, созданных с участием иностранного капитала. Разницы нет никакой, главное, что люди будут получать устойчивую заработную плату, будут платиться налоги, а на селе будет создаваться более позитивная среда и инфраструктура. Все остальное – это дешевый популизм.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG