Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Российские регионы: Новосибирск


Кирилл Кобрин: Вторую часть выпуска откроет очередной материал из серии "Российские регионы". На очереди – рассказ о Новосибирской области. У микрофона Игорь Яковенко.

Игорь Яковенко: Мой постоянный партнер в этом проекте профессор Наталья Зубаревич и сегодняшний наш собеседник - новосибирский издатель, журналист Вячеслав Корягин. Наталья Васильевна, что происходит в экономике области? И сразу могу на ваш и суд Вячеслава Александровича вынести свое ощущение, что как-то область, несмотря на то, что это столичная область, столица Сибирского региона, она как-то находится в тени. Красноярский край со своими ресурсами масштабными, Томская область со своим знаменитым интеллектуальным потенциалом, такая студенческая, научная аномалия, Иркутская область со своим экологическим движением, они как-то затмевают столицу Сибири. Нет такого ощущения?

Наталья Зубаревич: Я как человек со стороны, наверное, попробую с некоторой опаской, осторожностью, но тем не менее, свою точку зрения высказать. Мне кажется, что Новосибирская область за эти 20 лет пережила могучую трансформацию от промышленного машиностроительного и плюс большая наука центра в совершенно другой структурно город. Потому что промышленность отмерла, в основном машиностроительная в 90 годы, сейчас жива и осталась то, что обслуживает конгломерацию – пищевка, пивоварение и прочее. Большая наука в лице Академгородка рассеялась от Австралии, Израиля до Канады, часть, к счастью, осталась людей. Но к сожалению, руководят этими людьми традиционно мыслящая верхушка академии наук, которая живет теми представлениями, которые сложились в советское время. Город в этом тяжелом трансформационном периоде вдруг стал превращаться, проходить этапы такого раннего капитализма, с рынком, с тем, что это крупнейший центр в Сибири по торговле китайскими товарами, привозимыми через Казахстан, и соседние регионы ездят туда покупать подержанные праворульки японские. Этот капитал выросший пошел в политику, муниципалитет города в немалой степени формировался людьми из низового бизнеса. Потом появился средний класс, сервисный, зарабатывающий, которому вся эта политическая, культурная составляющая не очень интересна, важно зимой в Таиланд, а летом еще куда-то. И вот город естественно трансформируется, хотя болезненно, на мой взгляд, но немножечко блеск потерял.
Перенос туда столицы с господином Квашниным в придачу лоска не добавил, скажем прямо. Но тем не менее, это большой город, у него есть потенциал развития. Просто был тяжелый трансформационный период и пиарщики новосибирские заведомо слабее прочих. И еще один маленький момент: меня очень порадовало то, что Новосибирск сначала не получив знаменитых особых зон, потом, когда все регионы, считающие себя продвинутыми, получили щелчок в виде Сколково, Новосибирск присоединился к Томску и другим региона и была выставлена декларация 8 или 9 субъектов, которые говорят: вот вы нам денег не даете, но все равно мы попытаемся быть инновационными. Это мне очень понравилось.

Игорь Яковенко: Вячеслав Александрович, уже 11 лет у власти в Новосибирской области Виктор Толоконский, человек, у которого устойчивый и, на мой взгляд, оправданный образ интеллигента у власти. Насколько успешен этот эксперимент, не очень типичный для России, когда у власти находится интеллигентный человек?

Вячеслав Корягин: Вы знаете, если сравнивать с предыдущим руководителем или даже, по всей видимости, с двумя предыдущими руководителями области, в сравнении с этими предшественниками губернатор все те процессы, о которых говорила Наталья Васильевна, ознаменовал. Действительно 20-25 лет назад Новосибирск был городом, в котором 85-95% промышленности составляла оборонка, она неплохо финансировалась, что давало стимул для развития всей городской инфрастуктуры. И для той экономики, в которой не требовалась какая-то инновационно-креативно-предпринимательская жилка у руководителя региона, те люди соответствовали. Виктор Александрович пришел на волне всех тех процессов, которые охватили Новосибирск в начале и середине 90 годов. Безусловно, упал брэнд Академгородка, он упал содержательно, и упал в силу слабого пиара. Безусловно, на это повлияли процессы недофинансирования науки, огромное количество молодых специалистов, талантливых ученых покинули регион, а остались в основном те, кто не был востребован на мировом рынке науки, и это действительно обесценивало брэнд очень сильно. На этом фоне Новосибирск стал выделяться как торгово-финансовый центр. В город пришли структуры, которые активно создавали биржевые институты, одни из первых в стране, во всяком случае за Уралом появлялись в Новосибирске. В город пришли достаточно серьезные игроки финансовые, процессы перетрансформации, переориентации города из торгово-промышленного в финансовый, они вызывали к жизни новые требования к руководству. По сути дела Виктор Александрович был востребован этим новым трендом, и он соответствует тому, что происходит в городе в его базовых вещах.

Игорь Яковенко: Вячеслав Александрович, Наталья Васильевна очень аккуратно и осторожно высказалась, что новосибирские пиарщики явно проигрывают соседям по Сибири, красноярским и другим. У меня сложилось такое ощущение, что у интеллигентного умного губернатора Виктора Толоконского как-то не очень заметно, чтобы была команда. Это ошибочная точка зрения?

Вячеслав Корягин: Сложный вопрос, потому что все зависит от того, кто на него отвечает.

Игорь Яковенко: В данный момент я задаю его вам. Потому что на самом деле каждый из нас общался, встречался, я имею в виду участников этого разговора, общался с некоторым количеством губернаторов, президентов республик. Обычно чувствуется сразу, когда имеешь дело с Татарстаном, то там очевидно, что есть команда, есть вертикаль, есть начальник, который руководит процессом. Во многих других регионах может быть не так явно, но проскальзывает, почерк единый, стиль, все понимают свое место, все понимают, кто в доме хозяин. В некоторых случаях это демократично, в некоторых не очень, но тем не менее, есть команда. В Новосибирской области я не почувствовал совсем. В чем дело, в чем причина?

Вячеслав Корягин: Вы знаете, если судить по формальным признакам, то минувшая реформа административная, которая прошла полтора месяца назад в администрации областной, она переименовалась в правительство, и появились министерства, она по большому счету показала, что коренного переоформления руководящих кадров администрации области не произошло. Практически все те чиновники, которые руководили департаментами либо в статусе заместителей главы администрации, либо в статусе руководителя департаментов, они все пересели в те же самые кресла, только с новыми табличками. Поэтому если с этой точки зрения судить формальной, то команда губернатора не меняется, она достаточно давно, люди, которые сегодня работают в администрации, за редким исключением практически все те годы, которые работает Виктор Александрович, они все годы с ним. Но если говорить не о неформальной стороне дела, о каком-то командном духе, инновационной стратегии, которую бы поддерживали все члены администрации, то я склонен согласиться с Натальей Васильевной, здесь практически не чувствуется некоей командной игры, и это связано с тем, что люди, входящие в администрацию, в руководящую верхушку администрации области - это очень разные люди, они в принципе практически не всегда могут дополнять друг друга, они имеют разный менталитет. С этой точки зрения ощущение, которое есть у эксперта, совпадает с ощущением местных жителей, местных наблюдателей.

Игорь Яковенко: Все-таки интеллигент у власти пока не очень оправдывает себя. Наталья Васильевна, скажите, пожалуйста, что должна с вашей точки зрения сделать областная власть для того, чтобы Новосибирская область, скажем так, засверкала на фоне всех остальных сибирских областей, потому что все-таки ощущение того, что есть невостребованный потенциал, у области есть?

Наталья Зубаревич: Мне кажется, что какое-то брэндирование, нужно простите за этот вульгаризм, понять свое место, свою функцию. Да, столица Сибири. Какая столица, в чем столица? Это первое. Просто командно проиграть, про что поем, за что боремся. Второй момент очень важный: интеллигент у власти в городе, в хорошем городе с населением полтора миллиона человек - это лучше, чем авторитарный лидер. Город - сложная структура, он должен развиваться тонкими настройками, там нельзя сапогом стучать. А у Новосибирска, безусловно, есть ресурс развития. И вот здесь такое руководство лучше, чем тупой пиар или тупой окрик. Поэтому медленно, шаг за шагом Новосибирск будет восстанавливаться. Что с окружающей территорией? Это область одного города по факту. Новосибирск крупный торговой центр. Пока не хватает функций финансового центра. Острейшим образом не хватает инвестиций. На месте Толоконского я бы инвесторов притягивала всеми руками, ногами и частями тела. Создайте лучше условия, они придут сами, потому что мастерство не пропьешь. Полтора миллиона человек из столичной Сибири работают сами за себя, не хватает открытости инвесторам и правильного пиара, не дурного, а правильного пиара.
XS
SM
MD
LG