Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Востоковед Александр Федоровский - о ситуации в КНДР


Эксперты сомневаются в том, что власти КНДР смогут провести необходимые политические и экономические реформы.

Эксперты сомневаются в том, что власти КНДР смогут провести необходимые политические и экономические реформы.

Младший сын северокорейского лидера Ким Чен Ира, Ким Чен Ин, тайно стал членом парламента КНДР. Эксперты расценивают это как новый знак того, что именно он станет преемником своего 68-летнего отца, который, по некоторым сведениям, перенес инсульт.

Как обычно, сведения о происходящем в Северной Корее носят обрывочный и неподтвержденный характер. Точный возраст Ким Чен Ина неизвестен, ему 27-28 лет. Предположительно он учился в Швейцарии. Сообщалось, что он соперничал за право наследовать отцу со своим старшим сводным братом Ким Чен Намом. Последний живет сейчас в Макао, занимаясь, по всей видимости, финансовыми делами семьи. После серии скандалов его перестали считать вероятным преемником. Поступали сообщения о готовившихся покушениях на него. Недавно Ким Чен Нам подтвердил, что не хочет в преемники.

О том, каким может стать курс Северной Кореи, если Ким Чен Ин придет к власти, и сможет ли вообще сейчас новый лидер поменять курс страны, - Александр Федоровский, специалист по Корее, заведующий сектором Института мировой экономики и международных отношений РАН:

– В сентябре планируется Третья конференция Трудовой партии Кореи. Партийный форум такого масштаба не собирался свыше 40 лет. Видимо, на этой конференции будут обнародованы перспективы, которые ожидают северокорейское государство в ближайшем будущем. Перспективы эти очень непростые, связаны они с тем, что государство находится в глубоком кризисе. Я опасаюсь, что выбор этот будет традиционным: жесткий административный контроль над политической ситуацией и какие-то мягкие послабления к рыночным отношениям на низшем уровне. Речь идет о некой серой экономике, теневых капиталистических отношениях, которые власти официально не признают, не поддерживают, но подавить их они не способны, чтобы не вызвать уже прямое сопротивление.

Когда на посту главы правительства Ким Ен Ира сменил Чхвей Ен Рим – 80-летний, старый, проверенный партийный кадр, это напомнило мне о смене фигур в последние годы брежневской эпохи. Что касается политического блока, то в последнее время выдвинулся и был назначен заместителем председателя Государственного комитета обороны, по существу заместителем Ким Чен Ира, муж его сестры Чен Сон Хек. Эта фигура, видимо, должна консолидировать политическую власть и обеспечить ее переход к наследнику - Ким Чен Ину, младшему сыну. Хотя все-таки остается неясным вопрос: идет ли дело к тому, что будет очередной преемник у династии Кимов, или Чен Сон Хек может стать переходной фигурой к какому-то коллективному руководству.

Но в любом случае не просматривается самое главное – готовность северокорейской верхушки к реформам, которые давали бы какой-то шанс этой стране выжить в нынешней ситуации. Упущено время, упущены десятилетия. То, что совершили в Китае, во Вьетнаме, северокорейскому режиму оказалось не по зубам. И есть опасения, что перестройка системы грозит ослаблением внутри страны – а значит, рухнет режим изоляции от внешнего мира. В этих условиях режим может просто не выжить, поскольку сосед - Южная Корея - обладает гораздо большими возможностями: и экономическими, и политическими, и военными.

Нам достоверно не известно, какое образование получил Ким Чен Ин, насколько он впитал наследие мировой цивилизации. Он находится в очень узких рамках, и возможностей для маневра у него очень немного. Дадут ли ему рисковать те кадры, которые десятилетиями правили страной, которые больше всего боятся потерять власть?

- Называют старшего сына - Ким Чен Нама - как человека, на которого, вероятно, ставит Китай как на преемника Ким Чен Ира. Можно ли сказать, что идет такая борьба?

- К возможному возвышению старшего сына Ким Чен Ира – Ким Чен Нама - многие эксперты относятся очень скептически. В прошедшие годы Ким Чен Нам оказался замешан в нескольких медийных скандалах, связанных с богемной жизнью в Макао. Для политического деятеля Северной Кореи такой багаж известности и гламурности – не лучшая характеристика. Ким Чен Нам, конечно, связан с финансовыми операциями северокорейского режима. Он в достаточной степени интегрирован в международные связи и контакты. Но, повторяю, в политическом плане эта его известность может служить ему внутри страны не плюсом, а минусом.

Вообще можно выделить две группы. Первая связана с внешними торговыми связями Северной Кореи, с получением внешней помощи: здесь и часть партийной номенклатуры, и силовики, и хозяйственники. Эти люди вкусили от некоторого приоткрытия северокорейского рынка в начале 2000-х годов. Они хотели бы найти какой-то путь адаптации страны к современному миру, одновременно стремясь сохранять свою власть. Этой группировке противостоит жесткая традиционная партийно-силовая номенклатура, которая не имеет подобных связей. Пока складывается впечатление, что традиционная группа сохраняет свои позиции в управлении страной и препятствует каким-то нововведениям. Но никто не может исключить, что альтернативная группировка может попытаться бросить вызов.

Тем не менее, я полагаю, что режим уже опоздал с нововведениями, с реформами. Он, по-моему, обречен.
XS
SM
MD
LG