Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Хезболлах" - политическое наследие шиитского духовного лидера, который разрешил женщинам отвечать мужу кулаком


Это горькая потеря. Он был для нас отцом. Он был самым большим авторитетом. Никого подобного ему нет. Он вобрал в себя все лучшие качества человека.

Ирина Лагунина: Ливан простился с духовным лидером "Хезболлах" – Великим аятоллой, Сайидом, Мохаммадом Хуссейном Фадлалла. Десятки тысяч людей прошли по черным флагам, которые устилали южные пригороды Бейрута. Фадлалла, которого Соединенные Штаты занесли в список террористов, родился в 1935 году в Ан-Наджафе, где учился его отец. С детства обнаружил склонность к литературе и поэзии, в 10 лет начал писать стихи. Отец сначала отправил его в традиционную шиитскую школу, но мальчику она показалась скучной, и он перешел в более современную духовную гимназию, где помимо Корана преподавали литературу и искусства, юриспруденцию и логику. После 21 учений в Наджафе Сайид Фадлалла вернулся на родину семьи - в Ливан, где открыл библиотеку, культурный центр для женщин и поликлинику. Гражданская война в Ливане заставила его еще больше расширить сеть социальной помощи - он стал открывать детские дома, школы для инвалидов, медицинские центры, и даже три института для слепых и глухих. Одновременно с аятоллой Сайидом Мухаммадом Бакиром ас-Садром в Ираке - дядей нынешней головной боли Ирака Моктады - Сайид Фадлалла в Ливане начал развивать и укреплять шиитское движение. После казни ас-Садра режимом Саддама Хусейна в 1980 году остался фактически основным проповедником радикального арабского шиитского движения. 26 апреля 2003 года в обращении к верующим сказал: "Иракский режим, режим диктатора, который жертвовал своим народом и нацией в нескольких внутренних и внешних войнах, пал. Он даже не рассматривал возможность пожертвовать собой, чтобы спасти свой народ. /.../ Открыта новая глава в истории региона, которую навязали международные разведывательные органы, оставив людей без права голоса и превратив страну в тюрьму, где репрессии и пытки - единственный способ обращения с живыми людьми". В этом отношении к войне в Ираке - основа идеологии Сайида Фадлалла. Из книги "Хезболлах - политика и религия". Это исследование в Университет Бирмингема вела Амаль Сааб-Горайеб:

" Центральным в подходе "Хезболлах" к политическим действиям является разделение мира, как его сформулировал аятолла Хомейни, на угнетателей и угнетенных. /.../ Более того, и Открытое письмо 1985 года, и предвыборная программа 1992-го года адресованы угнетенным. А поскольку ни слабость, ни высокомерие не являются ценностью ни одного религиозного сообщества, интерпретация "угнетения", которую дает Коран, намного более универсальна, чем даже марксистская интерпретация. Угнетенными могут быть не только любые социальные классы, но и представители любых религий. /.../ Это распространяется и на ООП, ее светский подход не помешал "Хезболлах" осудить развязанную движением "Амаль" Войну против лагерей и активно вмешаться на стороне суннитских палестинских беженцев".

Ирина Лагунина: Палестинские беженцы оказались в Ливане в ходе арабо-израильских войн 1948 и 1967 годов. В 1985-м бойцы шиитского движения "Амаль" развернули против них практически полноценные боевые действия, которые продолжались до 1988 года и привели к массовому голоду и смерти. Палестинский лагерь Шатила был в осаде почти полгода. Итак, отношение "Хезболлах" к угнетенным в точности повторяет учение лидера исламской революции в Иране аятоллы Хомейни. Из книги "Хезболлах" - политика и религия:

"...Надо подчеркнуть, что любая угнетенная светская группа или государство получают не только прощение, но даже моральную поддержку партии. "Хезболлах" симпатизировала не только светским христианским, но даже и марксистским лидерам третьего мира: Нельсону Манделе, Даниэлю Ортеге и Фиделю Кастро, поскольку их страны находятся в категории угнетенных. Кастро, например, даже "уважаем" за сохранение независимости Кубы от американского влияния и за противостояние американской гегемонии в Южной Америке".

Ирина Лагунина: Как умещается это учение о своеобразном всепрощении угнетенных, которое проповедовал Великий аятолла Фадлалла, с террористической деятельностью, благодаря которой "Хезболлах", собственно, и стала известна в мире. Мы беседовали об этом с автором одного из самых обширных исследований террористической деятельности Партии бога Магнусом Рансторпом.

Магнус Рансторп: Конечно, если посмотреть на эволюцию "Хезболлах" как организации, то зарождалась она как маленькая группа, которую использовали, с одной стороны, иранская разведка, а с другой, Сирия для своих внешнеполитических целей. Они направляли ее деятельность все 80-е годы. Яркий пример - участие "Хезболлах" в теракте против американских морских пехотинцев в 1983 году, когда погибли 243 человека. К той же категории действий относится и серия похищений иностранцев в годы гражданской войны в Ливане, которая продолжалась с 1973 года по конец 80-х. Конечно, во всех этих действиях есть элементы террористической деятельности. "Хезболлах" существовала во всем этом хаосе и использовала терроризм как часть своей тактики. Однако проблема состоит в том, что "Хезболлах" за годы своего существования с момента образования в 1982-м переросла в основного политического, социального и военного игрока на ливанской сцене. И по мере того, как она развивалась как шиитское движение на политическом, социальном и военном фронтах ей все меньше и меньше приходилось прибегать к терроризму для того, чтобы добиться своих политических целей.

Ирина Лагунина:
Вот все говорят, что "Хезболлах" - продукт времени и политической ситуации в Ливане в начале 80-х годов, что она образовалась в 1982 году. Но есть исследования, которые показывают, что на самом деле "Хезболлах" имеет более глубокие корни в шиитском обществе. Например, что она взяла начало от движения "Аль-Даува", которое изначально задумывалось в 60-е годы как международное шиитское движение, но не укрепилось в Ливане. Зато стало довольно популярным в Ираке. Оно тоже начинало как террористическая организация, а сейчас представлено даже в новом переходном правительстве Ирака.

Магнус Рансторп: Да, конечно, "Хезболлах" - это продукт эволюции. Годы формирования этого движения прошли под воздействием учений, развивавшихся в Ан-Наджафе. Оттуда сеялись знания в шиитском мире. Духовный лидер "Хезболлах" шейх Фадлала учился в Ан-Наджафе в 50-60-х годах. И большинство сегодняшнего командного состава "Хезболлах", большинство лидеров этой организации тоже получили образование в Ан-Наджафе, но чуть позже - в 60-70-х годах. Радикализация шиитского движения в Ливане произошла в 70-е годы под воздействием радикального палестинского движения. Палестинцы же и вооружали шиитов. Именно в эти годы - в 1974-м - появилась группировка "Амаль". Политика "Амаля" во время ливанской гражданской войны была намного более умеренной, чем политика иранцев или сирийцев. Более того, она была более умеренной, чем того хотела определенная часть шиитов в Ливане. Именно поэтому многие из тех, кто сформировал "Хезболлах", - это дезертиры из организации "Амаль". После того, как в 1982 году Израиль оккупировал Ливан, эти радикально настроенные шииты сформировали небольшую группировку, взяли себе название "Хезболлах" - Партия бога, заручились иранской поддержкой и начали свое "завоевание" страны - сначала в южных пригородах Бейрута, а затем - и в Южном Ливане. Но все-таки в первую очередь они - продукт оппозиции израильской оккупации и, кстати, они боролись с Израилем так же, как и с другими западными странами.

Ирина Лагунина: Итак, "Хезболлах" прошла на самом деле серьезную эволюцию...

Магнус Рансторп: Постепенно, по мере того, как "Хезболлах" переросла в политического, социального и военного игрока, который определяет тенденции общества, организация вынуждена была сменить ориентиры. И основная перемена, основной день, когда "Хезболлах" стала политической партией, был день подписания Таифского мирного соглашения в 1989 году. Соглашение положило конец гражданской войне в Ливане и требовало, чтобы все вооруженные формирования сложили оружие. Руководству "Хезболлах" пришлось переориентироваться, поскольку только таким образом они могли заявить, что они - партия сопротивления. А, став партией сопротивления, они смогли сохранить свои силы и продолжить борьбу против израильской оккупации Южного Ливана. Важно учитывать одну вещь: террористический компонент партии "Хезболлах" всегда был незначителен и с годами становится все меньше и меньше. Это - очень малая доля деятельности партии. Основной источник существования и поддержки "Хезболлах" - в ее социальной работе, в помощи, которую они оказывают шиитскому сообществу.

Ирина Лагунина: Давайте говорить о политической составляющей партии. Вот ее политическая платформа на парламентских выборах 1996 года. Пункт второй: достижение равенства и установление справедливого государства:

"Достижение справедливости и равенства между ливанцами рассматривается нами как одна из основ установления стабильной и уважаемой процветающей страны, в которой все ливанцы заняты созидательным процессом с энтузиазмом и солидарностью при равных возможностях, равенстве всех - граждан, классов и районов - в своих правах и обязанностях, будь то в политической, экономической или социальной сферах".

Ирина Лагунина: И я уже не говорю о том, что составной частью этого справедливого государства "Хезболлах" видит свободу слова. Магнус Рансторп, давайте говорить о политической составляющей "Хезболлах".

Магнус Рансторп: В 1992 году "Хезболлах" включилась в официальную политическую борьбу и стала политической партией, у нее появились представители в ливанском парламенте. Они довольно успешно заручились поддержкой не только шиитского большинства в стране, но и других групп общества. Их лозунг - защита от внешних сил, в особенности, от Израиля, - пользовался поддержкой избирателей. Конечно, в то время партия все еще жила с клеймом своего темного прошлого 80-х годов, и США продолжали классифицировать ее как террористическую организацию и пытались заставить ее заплатить за терроризм, особенно за нападение на базу морских пехотинцев.

Ирина Лагунина: Лозунгом ранней организации была "исламизация" Ливана. Затем "Хезболлах" сменила лозунг на "ливанизацию" Ливана. В чем разница?

Магнус Рансторп: Целью ранней "Хезболлах" было установление Исламской республики Ливан. Это записано в первом манифесте организации, опубликованном в 1985 году. Конечно, это не совпадало с устремлениями остальных 16-17-ти конфессиональных групп в Ливане. И поэтому руководство организации решило немного ограничить свои претензии, чтобы упокоить страхи других партий и частей общества. Конечно, "Хезболлах" по-прежнему заинтересована в процессе исламизации страны, но она признает уникальный характер Ливана и тот факт, что это цели - исламизации - вероятнее всего, достичь не удастся. Именно поэтому "Хезболлах" приняла более прагматичный и более умеренный подход: достичь полноценной демократии, не основанной на жестких конфессиональных границах, которые сейчас делят органы власти по принципу религиозной принадлежности. "Хезболлах" хотела бы, чтобы этот элемент в стране был уничтожен, в особенности еще и потому, что нынешнее религиозное деление не отражает демографические перемены, произошедшие в Ливане за последние десятилетия. Сейчас мусульмане по численности явно превышают христианское сообщество. И отход от нынешней системы, переход к более демократическому правлению дал бы "Хезболлах" намного большую роль в структурах власти Ливана.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с Магнусом Рансторпом, сотрудником Шведского национального оборонного колледжа. В последние годы духовный лидер Партии Бога, Великий аятолла Фадлалла отошел от "Хезболлах" и стал проповедовать вполне умеренные социальные взгляды, включая и взгляды на роль женщин. Он, например, издал религиозный указ, фатву, разрешающую женщине отвечать кулаками мужу, если он на нее нападает. И еще он, в конце концов, отверг иранскую политическую модель. "Ни один шиитский религиозный лидер, ни даже аятолла Хомейни, не обладает монополией на правду", - сказал он о лидере Исламской революции в Иране.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG