Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Шпионская история в США. Насколько серьезны были агенты?


Ирина Лагунина: Одновременные аресты в разных штатах Восточного побережья США 10 человек, подозреваемых в сотрудничестве с российской разведкой, породили фурор в мировой прессе и множество самых причудливых предположений. Ряд комментаторов по обе стороны океана считает, что американская контрразведка раздула из мухи слона, выдала дилетантов за опытных шпионов. Но с этим мнением согласны далеко не все. Рассказывает Владимир Абаринов.

Владимир Абаринов: Известие о разоблачении группы российских агентов-нелегалов не могло не стать главной темой очередного брифинга пресс-секретаря Белого Дома Роберта Гиббса наутро после арестов.

- Как президент отреагировал на вчерашний арест лиц, подозреваемых в шпионаже на Россию?

Роберт Гиббс: Разумеется, президент был, как полагается, проинформирован. Это была операция правоохранительных органов, и проведена она была надлежащим образом. Я не знаю о какой-либо его личной реакции.

- Он знал о возможных арестах ранее или вчера он узнал впервые?..

Роберт Гиббс: Нет, ему докладывали об этом деле несколько раз.

- Начиная с какого времени?

Роберт Гиббс: В такие подробности я вдаваться не намерен.

- Все это произошло менее чем через неделю после встреч с Медведевым. Имеются ли какие-либо опасения, что будет нанесен ущерб перезагрузке отношений, учитывая тот факт, что русские шпионили за нами?

Роберт Гиббс: Я не верю, что это окажет влияние на перезагрузку наших отношений с Россией. За последние полтора года мы добились огромного прогресса, работая над проблемами, составляющими предмет нашей общей озабоченности – такими, как новое соглашение о контроле за стратегическими наступательными вооружениями, северокорейский вопрос или Иран. Так что я не думаю, что это скажется на наших отношениях.

Владимир Абаринов: Ответы Гиббса противоречат популярной в России версии о том, что действия ФБР – это происки неких реакционных сил, стремящихся испортить Бараку Обаме отношения с Россией. Президент знал об операции ФБР заранее. Он либо лично дал санкцию на аресты, либо оставил это решение на усмотрение контрразведки.
Держать ответ перед журналистами пришлось в тот день и официальному представителю государственного департамента США Гордону Дагуиду. Он тоже выразил уверенность, что шпионская история не повлияет на американо-российскую "перезагрузку" и сообщил, что дипломаты обеих стран поддерживают постоянный контакт по этому поводу.

- Вы говорите, что находились в контакте с российскими должностными лицами. Где и с кем?

Гордон Дагуид: У меня нет информации, с кем, что касается места, то как здесь, так и в Москве. В течение последних 24 часов.

- В данный момент рассматривается возможность объявления кого-либо из российских представителей в Нью-Йорке или Вашингтоне нежелательным иностранцем?

Гордон Дагуид: В данный момент я ни о чем таком не знаю.

Владимир Абаринов: Вопрос о возможном выдворении российских дипломатов не случаен – по меньшей мере двое сотрудников постоянного представительства России при ООН фигурируют в судебных документах в качестве связников. Соответственно, и американским дипломатам в Москве, по сведениям Гордона Дагуида, выдворение не угрожает.

- Госсекретарь Клинтон говорила со своим коллегой в России?

Гордон Дагуид: Мне об этом в данный момент ничего не известно.

- У вас есть сведения, что кто-нибудь из американских

Гордон Дагуид: Ничего подобного мы не слышали.

Владимир Абаринов: Имела ли место негласная договоренность между Москвой и Вашингтоном относительно дальнейших шагов? И это представителю госдепартамента не известно.

- В своих контактах с российским министерством иностранных дел вы их предостерегали от ответных мер?

Гордон Дагуид: Ничем не могу поделиться с вами касательно наших дипломатических контактов с русскими по этому поводу.

Владимир Абаринов: В Москве весь день кипели страсти. Государственные мужи и эксперты-американисты наперебой обличали врагов перезагрузки. Российский МИД заявил, что действия ФБР и Министерства юстиции США "ни на чем не основаны и преследуют неблаговидные цели". Но к вечеру воинственный тон комментариев сменился на иронически-снисходительный. Его задал Владимир Путин, принимавший в Ново-Огареве Билла Клинтона, который весело рассмеялся в ответ на слова премьер-министра.

Владимир Путин: Дорогой Билл, я очень рад видеть тебя в Москве. Мы давно уже знакомы, давно поддерживаем очень добрые отношения. Я знаю, что в этот раз ты приехал для того, чтобы выступить на международной инвестиционной конференции. Надеюсь видеть тебя почаще у нас. В Москву ты в самое нужное время приехал: что-то у вас там полиция разгулялась, людей в тюрьмы сажают.
(Клинтон смеется.)
Но у них работа такая, правда, у всех. Но я очень рассчитываю на то, что тот позитив, который был набран за последнее время в наших межгосударственных отношениях, не понесет ущерба от последних событий. И мы очень надеемся на то, что люди, которые дорожат российско-американскими отношениями, это понимают - и все мы, и в сегодняшней ситуации тоже.

Владимир Абаринов: Получается, что к тому времени, когда журналисты в Вашингтоне начали терзать вопросами Гордона Дагуида, правительства США и России уже договорились воздержаться от неприятных взаимных мер.

- Путин, кажется, встречался с бывшим президентом Клинтоном и публично выразил свое неудовольствие. Он использовал бывшего президента как канал обратной связи с администрацией, чтобы сообщить о своем недовольстве?

Гордон Дагуид: Я об этом не осведомлен. Бывший президент, будучи экспертом во многих вопросах внешней политики, в полной мере способен выражать свои собственные взгляды на происходящее, что он, конечно же, и делает.

- Нет, речь идет о том, что Путин говорил с бывшим президентом Клинтоном. Меня интересует, были ли его слова посланием, которое он хотел донести при посредстве...

Гордон Дагуид: Я видел только, что Путин донес свое послание посредством прессы.

Владимир Абаринов: Однако путинская шутливая интерпретация случившегося в США устроила далеко не всех. Бывший советник президента Буша по вопросам внутренней безопасности, а ныне комментатор телекомпании CNN Фрэнсис Таунсенд уверена, что речь идет о разоблачении действительно серьезной группы агентов. С ней беседует ведущая CNN Сьюзен Мальво.

Сьюзен Мальво: Они были якобы агентами. Среди них есть семейные пары, у них есть дети. Они жили в предместьях и прекрасно вписались в американское общество. Вас удивляет, что они так умело усвоили американский образ жизни?

Фрэнсис Таунсенд: Нисколько, Сьюзен. Это просто результат настоящего профессионализма. Требуются люди с продолжительной и достоверной легендой – если они навлекут на себя подозрения, они всегда могут сослаться на знавших их людей, пройти основательную проверку, уцелеть в повседневной жизни. Русские отлично умеют это делать. Из заявления Владимира Путина видно, что он, конечно же, очень зол на то, что они попались, потому что он не знал, что и мы не промах.

Сьюзен Мальво: Однако, Фрэн, они добыли какую-нибудь полезную информацию или просто хватали что плохо лежит?

Фрэнсис Таунсенд: Это долгосрочная инвестиция, и они собирали информацию из открытых источников, которая не так уж доступна. Когда собираешь ее здесь, не так просто проследить источник. Они завязывали связи. Стремились встречаться с влиятельными людьми, долго приглядывались к людям с целью их возможной вербовки. Так что я думаю, для них это была весьма важная операция.

Владимир Абаринов: Никому из арестованных обвинения в шпионаже пока не предъявлены. Они обвиняются в том, что не зарегистрировались, как полагается, в качестве агентов иностранного правительства (агент в данном случае – не обязательно шпион) и в том, что отмывали деньги. В данный момент неясно, идет ли речь об их шпионских гонорарах или о каких-то иных, гораздо более крупных суммах. Всего вероятнее, федеральные прокуроры предложат обвиняемым досудебную сделку – откровенные показания в обмен на облегчение участи.
Развязка шпионского сюжета известна сегодня в мелких деталях, но вот с чего началась вся история, каким образом агенты Москвы попали под подозрение – неизвестно. Между тем сопоставление некоторых дат и фактов позволяет предположить, что виновником разоблачения был перебежчик Сергей Третьяков, работавший заместителем главы нью-йоркской резидентуры СВР. В октябре 2000 года Третьяков вместе с женой, дочерью и кошкой исчез из своей служебной квартиры, а в январе американские власти заявили, что Сергей Третьяков в Россию возвращаться не собирается. По данным осведомленных людей, Третьяков получил за сведения, переданные американцам, рекордный гонорар – два миллиона долларов. Он и его семья жили в США под вымышленными именами – и только кошка Матильда не сменила кличку. Два с половиной года назад вышла в свет книга Пита Эрли "Товарищ Ж", повествующая о перебежчике с его собственных слов. Ради рекламной кампании Третьяков на короткий срок вышел из подполья и дал несколько интервью, в том числе телекомпании C-SPAN.

Сергей Третьяков: Два года назад мы стали американскими гражданами – я имею в виду, моя жена, моя дочь и я. Мы очень гордимся этим. Это был один из самых счастливых дней в нашей жизни.

Владимир Абаринов: Третьяков поведал много неприятного о своем бывшем месте работы, а также рассказал, что вербовка агентов – не такая уж непосильная задача.

Сергей Третьяков: Помню, в нью-йоркскую резидентуру приехал генерал Трубников, он возглавлял разведку. Нас всех собрали на встречу с ним. Он говорил о том, что происходит в Центре, а потом сказал: "Коллеги, помните: если вы работаете успешно, то есть успешно вербуете агентов, у вас будет хорошая квартира, мы будем продвигать вас по службе, награждать, но если вы потерпите неудачу, мы вас распнем на кресте". Это очень гэбистский подход к делу. Потом мы говорили с глазу на глаз, и я сказал: "Вячеслав Иванович, где логика? Если мы рискуем жизнью ради страны, страна должна стоять за нас стеной". И он мне ответил: "Сергей, ты знаешь не хуже меня: система работает именно так". Чтобы быть успешным в российской разведке, ты должен добиться конкретных результатов. Конкретный результат – это вербовка. Российская разведка традиционно делает ставку на агентуру. Прослушка, спутники, радиоперехват – все это хорошо и эффективно, но главное – агентурные источники. В этом вся логика, вся школа организации. Они учат тебя приемам вербовки, они ждут от тебя завербованных агентов. В некоторых случаях я взвешивал ситуацию и думал: это невозможно. Но это возможно. Стоит только начать – и можно получить изумительные результаты.

Владимир Абаринов: Из материалов, представленных обвинением в суд, следует, что успехи агентов были весьма скромными – секреты, которые они добывали, можно без особого труда найти в открытых источниках. Зачем же было держать за океаном дорогостоящую шпионскую сеть? Экономить деньги российской разведке сейчас вряд ли приходится, расходы на содержание разоблаченной группы были совсем не астрономическими. А что касается качества информации, то у Сергея Третьякова имеется своеобразное объяснение. В своем интервью он пересказывает диалог генерала Мурова с Сергеем Лавровым, который тогда занимал пост постоянного представителя России в ООН.

Сергей Третьяков: Мы традиционно не верили информации, опубликованной в иностранной прессе. Не потому, что она неверная, а потому что она открытая. Мы верили только разведданным – эта информация секретная и более точная. И потому спрос на разведанные в нынешнем российском правительстве, вероятно, выше, чем он был при советской власти, поскольку в то время не так много выходцев из КГБ находились у власти в России. Помню, в 2000 году, кажется, в августе в Нью-Йорк приехала передовая команда готовить визит Путина на Генеральную Ассамблею ООН. И генерал Муров, глава Федеральной службы охраны, инструктировал Лаврова. Он, между прочим, был в тот момент пьян, но не в этом дело. Он говорил так: "Хочу напомнить вам, что г-н Путин полагается на информацию, которую добывают эти ребята (и показал на нас). Поддерживайте их и всячески облегчайте им жизнь".

Владимир Абаринов: Такова психология нынешней российской власти: любая информация становится ценной, если получена по каналам разведки.
XS
SM
MD
LG