Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Артист Донатас Банионис - о своем "шпионском опыте"


Донатас Банионис - советский разведчик Ладейников в фильме Саввы Кулиша "Мертвый сезон" (1968)

Донатас Банионис - советский разведчик Ладейников в фильме Саввы Кулиша "Мертвый сезон" (1968)

В связи с грядущим обменом Игоря Сутягина и еще нескольких российских осужденных по "шпионским делам" на 11 других граждан России, подозреваемых американскими властями в нелегальной деятельности, - воспоминания участника самого известного российским кинозрителям обмена шпионов на разведчиков.

Кинофильм "Мертвый сезон", ближе к финалу: обмен на границе, вражеский шпион - на нашего разведчика. Именно советского разведчика Ладейникова в "Мертвом сезоне" сыграл знаменитый литовский артист Донатас Банионис. В интервью Радио Свобода он вспомнил подробности съемок:

- Знаете, как обычно бывает, снимали конец фильма в начале. Так случилось. Поэтому я, снимаясь в сцене обмена, ничего не знал о том, что там будет дальше. Ну, знал сценарий, но как придется работать, я еще не знал. Рядом со мной был тогда мой прототип, разведчик Конон Молодый.

– Он же господин Лонсдейл по легенде.


- Да, Гордон Лонсдейл по "роли" на Западе, а Молодый - его настоящая фамилия. Я не знал, что он рядом с нами, спросил у режиссера Саввы Кулиша: "Я слышал, что он будет где-то рядом, мой прототип". Савва Кулиш говорит: "Так вот он, стоит рядом с нами!" Я смотрю - совсем не похож на разведчика. Разведчик должен быть высокого роста, светлоглазый. Это только шпион западный может быть такой некрасивый, а советский шпион должен быть очень красивый, высокий, с широкими плечами. А Молодый был немножко похож на меня. И я на него посмотрел и подумал: неужели это шпион? Нет, это может быть шпион, но только не советский - так мне показалось.

Меня пригласили сниматься, я согласился, и первые съемки были под Москвой, на каком-то шоссе. И тогда я познакомился с Молодым, и мне было очень интересно. Хотя в кинокартине нет его фамилии, есть псевдоним "консультант такой-то".

– Панфилов.

– Может, и так. Так вот, я с ним познакомился в начале съемок, когда снимали обмен. И потом мы с ним очень часто беседовали, я его спрашивал обо всем. Он рядом все время был, как консультант. А мне было приятно, что я видел человека, которого мне пришлось играть. Но он скоро умер, через два года, в 1970 году. Было приятно с ним, поскольку мне не нужно было играть какого-то героя...

Потом меня сняли с роли. Треть картины отсняли, был перерыв, я приехал домой – и меня не вызывают, не вызывают, не вызывают... Я уже обеспокоился. Потом вызвали, приехал на съемки, спрашиваю у Саввы: "Что случилось? Почему меня не вызывали?" - "А, ничего..." А потом мне сказали, что меня сняли с роли, потому что я не похож на советского разведчика - у меня внешность не советского разведчика. Советский разведчик должен быть высокого роста, светлоглазый, светловолосый, с широкими плечами, а я как раз наоборот. А по внешности я был похож только на Молодого. Потом мне сказали, что дорого было переснимать все, поэтому меня оставили. А Госкино было против меня.

– Если бы вы играли шпиона или разведчика сегодня, что было бы для вас главным в работе над ролью?


– Если бы это было, то было; а нет, так и нет. Я художник, я не занимался шпионажем. Я играл человека, который этим занимался, – но мало ли какие роли у меня были. Я не всегда должен был перевоплощаться, хотя я играл разные роли. У меня 80 картин, а я все равно был один. Надо не внешне перевоплощаться, а думать о том, как человек должен в таком случае себя вести. Я смотрел на Конона, я его спрашивал, как ему кажется, – и он мне подсказывал. Я играл человека, а не шпиона.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG