Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нелегалы: у Анны Чэпман были предшественники


Жизнь нелегала трудна и опасна

Жизнь нелегала трудна и опасна

Если читать российскую прессу и смотреть российское телевидение, то может сложиться впечатление, что в Америке происходит какой-то "шпионский" фарс. Увы, это не так.

Перед тем как перейти непосредственно к шпионам, необходимо краткое пояснение терминов, фигурирующих в данном деле.

"Нелегалы" - это агенты или сотрудники внешней разведки, которые работают на территории предполагаемого противника (обратите внимание – не союзника) без дипломатического прикрытия. И поэтому, как в нашем случае, могут быть арестованы, если они предварительно не заявили, что работают на правительство другой страны. "Нелегал" (на Западе такие сотрудники называются NOC – non-official-cover operative) может работать под собственным именем, не скрывая свою национальность (Михаил Семенко, Анна Кушенко-Чэпман, Vicky Pelaez), или под так называемыми документами прикрытия, которые как и "легенду", то есть фальшивую биографию, для них готовит 2-й отдел Управления нелегалов (бывшее Управление "С"). С такими документами и были задержаны остальные восемь человек, включая офицера-связника Центра (штаб-квартира СВР в Ясенево), который проходит по делу как Christopher R. Metsos.

"Шпионаж" - это передача иному государству тайн, секретов и прочей закрытой информации или технологий, которые не находятся в общем доступе. Поскольку обвинения в шпионаже задержанным не предъявили, факт передачи подобных материалов документирован не был.

"Отмывка денег" - это, по законодательству США, сокрытие источника неофициально полученных денежных средств и перевод этих средств в форму, которая кажется легитимной, например, тайное получение от СВР долларов и покупка на них дома или машины, или оплата учебы в университете. В США законодательство по отмывке денег, пожалуй, одно из самых жестких в мире.

Разобравшись с терминами, можно перейти к нелегалам.

История российской внешней разведки, особенно после войны, ясно демонстрирует, что за единичными исключениями (такими как William Fisher/Абель или Конон Молоды/ Lonsdal) практически все, ставшие известными операции советских и российских нелегалов, особенно в Северной Америке, были неудачными и все исполнялись по одной и той же схеме. К сожалению, и этим объясняется растерянность многих журналистов в нынешней ситуации: об этих операциях в России известно крайне мало или совсем ничего. Поэтому очевидно имеет смысл привести несколько примеров.

После ареста Рудольфа Абеля в 1957 году Центру было необходимо восстановить свое присутствие на территории "главного противника" (США). Была подобрана пара – москвич с греческими корнями, ветеран войны, инженер, который был завезен сначала в ГДР под именем Gerhard Max Kohler (кличка КОНОВ), где ему подобрали жену из числа работников Штази, действующую под именем Erna Helga Maria Decker (ЭММА). Это были первые послевоенные нелегальные советские резиденты в США, куда их отправили в 1963 году через Западную Германию.

К этому времени в Канаде уже осели два нелегала – Николай Битнов и его жена Нина. Он действовал под именем бельгийца Jean Leopold Delbrouck (на самом деле юный Delbrouck умер в Польше), а она – Янины Батаровской, француженки русского происхождения (реально Батаровская умерла в Литве в 1956 году). Прожив в Бельгии для прикрытия четыре года (как Анна Чэпман в Англии), Битновы в марте 1960-го переехали в США с годовалым ребенком. После девяти лет безуспешных стараний получить образование, закрепиться и начать какой-либо бизнес, Битнов оказался безработным, с трудом устроился бухгалтером в мелкую фирму и в 1969-м был отозван в Москву и отправлен на досрочную пенсию в возрасте 45 лет.

Пока он пытался пристроится в Канаде, в феврале 1962 года сюда прибыл еще один нелегал, известный по ряду книг как Rudi Herrmann. На самом деле это был советский нелегал чешского происхождения Dalibar Valoushek (ДУГЛАС). Его жена тоже, как и в случае с Битновым, немка из ГДР, работала под именем Ingalore Noerke (ГЕРДА). Через ФРГ их перебросили в Канаду, где они успешно осели. Через 5 лет Руди стал контролером важного канадского агента КГБ Hugh Hambleton, который защитил докторскую диссертацию в Лондонской Школе Экономики и стал профессором в Квебеке. Руди, его жена и двое детей приняли канадское гражданство в 1967 году и через год были переведены в США.

К тому времени в Канаде уже обосновался советский нелегал Геннадий Бляблин (БOГУН), как и предыдущие, действующий под немецким прикрытием Peter Carl Fischer, которого тоже женили на немке из Ганновера. Бляблин смог устроится пресс-фотографом, что давало ему большие возможности, но в 1968 году на его след вышло ФБР, и его с женой срочно отозвали в Москву.

В 1970 году КОНОВ и ЭММА стали американскими гражданами и представляли собой, как в нашем случае Richard и Cynthia Murphy, образцовую американскую пару. На самом деле семейные ссоры стали активно мешать их оперативной работе, и через год после принятия гражданства они тайно развелись на Гаити. ЭММА потребовала от Центра подыскать ей другого партнера. В результате обоих отозвали в октябре 1972 года.

Rudi Hermann (Valoushek) был арестован в 1977-м. Ему предложили работать на ФБР либо сесть в тюрьму вместе с сыном и женой. 15-летний Петер согласился стать советским нелегалом и прошел спецобучение в Москве (как, видимо, и Аня Кущенко (Chapman), перед поступлением в университет летом 1975 года. Руди согласился работать на ФБР, но, как и Juan Lazaro из нынешней группы, сохранил лояльность к КГБ и передал, что работает под контролем. Впрочем, этого в Центре никто не заметил, и он продолжал "работать" еще два года. В сентябре 1979-го семья Herrmann при помощи ФБР тихо исчезла из своего дома в маленьком городишке Hartsdale.

Cреди других юных нелегалов был и Клементий Корсаков (КИМ), сын русского отца и немецкой матери, которая, в свою очередь, тоже была нелегалом КГБ. Легко получив немецкий паспорт, Корсаков перебрался в США в 1978 году. Однако через два года, проходя очередное обучение в Центре, КИМ разочаровался в своей работе и попросил политического убежища в посольстве США в Москве. Он был арестован в Шереметьево и после многочисленных допросов объявлен шизофреником и отправлен в психушку. Tаких примеров можно привести бесконечно много.

Что же касается нынешней группы российских нелегалов, я обратил внимание на собственную ошибку в интервью с Дмитрием Волчеком на Радио Свобода (4 июля). Tам я сказал, что удивлен, что группа состояла из 11 человек, ибо это грубое нарушение правил. Последуюший анализ показал, что речь должна идти о двух индивидуальных нелегалах (Anna Chapman - Mikhail Semenko), о группе из 4-х человек (семья Murphy, Михаил Кутцик/Zottoli и Наталия Переверзева/Mills) и двух отдельных парах Juan Lazaro с Vicky Pelaez и ‘Donald Heathfield’ с ‘Tracey Foley’. Их обслуживали два офицера линии "Н" (поддержка нелегалов) из нью-йоркской миссии России при ООН, а также неназванный офицер, который был в контакте с Чэпман, и еще один офицер линии "Н" из посольства России в южно-американской стране, который курировал Lazaro/Pelaez. Им помогал офицер по связи из Центра, путешествующий с канадским паспортом на имя Christopher Metsos. Ни Чэпман, ни Семенко, ни супруги Lazaro/Pelaez не знали о других нелегалах, и у каждого был свой канал связи.

Что же касается отсутствия обвинений в шпионаже, то это нормально, так как нелегалы, как правило, не предназначены для сбора разведывательной информации. У них другие задачи.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG