Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему в Сербии быть политиком опасно


Ирина Лагунина: Неделю назад стало известно, что на жизнь лидера ведущей оппозиционной Сербской прогрессивной партии Томислава Николича готовится покушение. Первым ему об этом сообщил по телефону президент Сербии Борис Тадич. Ради спасения Николича были немедленно введены усиленные меры безопасности. Но в чьих интересах убирать главного оппозиционного политика? Вскоре в сербской прессе появился ответ: заказчиком убийства является лидер Сербской радикальной партии Воислав Шешель. Рассказывает наш корреспондент в Белграде Айя Куге.

Айя Куге: Когда Шешель в 2003 году отбыл в Гаагу, где по обвинению в совершении военных преступлений предстал перед международным трибуналом, ближайший его товарищ по партии Томислав Николич остался руководить радикалами – в соответствии со строгими указаниями шефа. Но через пять лет близкие друзья разошлись, и Николич создал новую, менее националистическую, Сербскую прогрессивную партию, в которую перешли большинство членов Радикальной партии. Сам Томислав Николич утверждает, что получил доказательства того, что его жизни серьезно угрожают.

Томислав Николич: Впервые я имел серьёзный разговор о своей безопасности. Мне предоставлены все доказательства того, что опасность столь велика, что нужно согласится на круглосуточную охрану. Для меня это не просто. Если я даже кому-то навредил, то не в такой мере, чтобы потерять жизнь. Теперь, в возрасте 58 лет, я теряю часть своей свободы. Я согласился на усиленные меры безопасности лишь потому, что не завершил некоторые свои политические дела – иначе старался бы жить как и прежде. Но мне не всё равно и я не могу понять, как кто-то может быть настолько неадекватен, чтобы организовать покушение на мою жизнь. Я знал кое-что про Шешеля, что могло бы указать на такую опасность. И я его больше знать не хочу, не хочу знать и некоторых его соратников, которые точно были обо всём информированы. Кто-то из них распоряжение своего шефа должен был передать из Гааги в Белград. Они к Шешелю в Гаагу ездят на таких же условиях, на каких раньше ездил и я. Поэтому я хорошо знаю, что оттуда возможно передать любой приказ.

Айя Куге: Известно, что информацию о том, что подготовлено убийство Томислава Николича, предоставил недавно арестованный член земунской преступной группировки Милош Симович, приговорённый к тридцати годам заключения за участие в убийстве премьер-министра Сербии Зорана Джинджича. Правда, государственные органы до сих пор не подтвердили, что убийц нанял именно Воислав Шешель. Они отмахиваются словами: случай пока ещё только расследуется. Одна часть общественности уверена, что у Шешеля есть причины, чтобы убрать Николича, а другая, что он не в состоянии заказать убийство, находясь в изоляции в Гаагской тюрьме. Политический представитель Шешеля, член Сербской радикальной партии Драган Тодорович сообщил, что подаст в суд на белградскую газету "Блиц", первой распространившую якобы ложную информацию об их лидере как об организаторе убийства.

Драган Тодорович: Это настолько бессмысленно, что не заслуживает комментариев. Ведь всем известно, что этот человек (Шешель) 24 часа в день, каждую секунду, находится под присмотром.

Айя Куге: Но, действительно, есть ли хоть малейшие основания утверждать, как это делает белградская пресса, что Воислав Шешель нанял профессиональных снайперов для убийства своего бывшего друга? С этим вопросом я обратилась к белградскому журналисту Филиппу Шварму.

Филипп Шварм: То, как выступает, как говорит и ведёт себя Шешель, всегда оставляло очень неприятное впечатление. Но трудно на основе лишь этого неприятного впечатления делать вывод о том, готов ли этот "злой дух" в политике заказать убийство, причем убийство бывшего ближайшего товарища. Однако есть определённые подозрения, что он действительно может быть готов на это. Вспомним: на моего коллегу Деяна Анастасиевича и его семью было совершено покушение. На подоконнике спальной комнаты Деяна взорвались гранаты, и он позже получил информацию из серьёзных источников, что за этой попытки убийства стоит Воислав Шешель, что гранаты подбросил телохранитель Шешеля, по его распоряжению. Полиция эти подозрения не расследовала. Но всё-таки я не берусь утверждать, что Шешель из изолятора Гаагского трибунала заказывает убийства людей.

Айя Куге: Напомню, три года назад лишь по счастливой случайности не пострадал занимающийся Гаагскими темам белградский журналист Деян Анастасиевич. Он должен был выступать в качестве свидетеля против Шешеля перед судом в Гааге. По его словам, Международный трибунал предупредил его, что Воислав Шешель направил в Белград список возможных свидетелей, которых нужно либо запугать, либо убить.
Кстати, вы хорошо знаете систему Гаагского трибунала. Ведь правила безопасности в следственном изоляторе строгие – телефонные разговоры обвиняемых прослушиваются, а встречи с гостями записывают видео камеры – за исключением встреч с супругами.

Филипп Шварм: В любом случае такие распоряжения по телефону не отдаются. Однако нет таких мер безопасности в изоляторе трибунала, которые нельзя обойти. Сам Томислав Николич рассказывает, как он один раз получил от Шешеля записку, содержащую доверительную информацию. Сказано было прочитать и немедленно уничтожить. Это указывает на то, что всё возможно. Возможно переправить любую информацию через кого-нибудь, кто посещает его – через друзей, адвокатов, членов семьи. И за этим не всегда в состоянии следить охрана тюрьмы в Схевенингене.

Айя Куге: Наш следующий собеседник – сербский специалист по вопросам безопасности, профессор Зоран Драгишич. Кажется ли вам достоверной информация о том, что готовится покушение на Томислава Николича? Многие политические оппоненты Николича считают, что всё это политический маркетинг с целью поднять рейтинг главных противников радикалов. Ведь ожидается, что вскоре Шешель вернётся в Сербию – полный желания восстановить прежнюю силу сербских экстремистов.

Зоран Драгишич: Учитывая тот факт, что Николичу это сообщили государственные органы, то есть информация была доставлена со стороны, а не произошла из самой Сербской прогрессивной партии – я её считаю достоверной. Партийную информацию еще можно воспринять как политический маркетинг, а властям такое строить ни к чему. Ведь Томислав Николич - оппозиционный политик, а органы безопасности Сербии контролирует правящая коалиция, не в интересах которой поднимать рейтинг Николича. Поэтому я считаю, что это информацию нужно воспринимать всерьёз.

Айя Куге: А как истолковать тот факт, что информация об угрозе жизни Николича немедленно просочилась в средства массовой информации – разве её не следовало бы держать в секрете?

Зоран Драгишич: Это не совсем обычно, конечно, что такая информация появляется в средствах информации. Но нужно учесть тот факт, что Томислав Николич в данный момент является одним из самых популярных политиков в Сербии, а в Сербии ведь практически ничто не может оставаться секретом дольше, чем на полчаса. Правда, лучше бы было, если бы Томислав Николич получил охрану, если бы защиту его безопасности тихо подняли на самый высокий уровень – до ареста подозреваемых в покушении на жизнь или другого способа устранения опасности. И только потом стоило бы давать информацию о том, что произошло. В ситуации, когда опасность не миновала, действительно, не дело выходить с такой информацией на публику.

Айя Куге: Допускаете ли возможности, что убийство мог заказать Воислав Шешель?

Зоран Драгишич: Я считаю, что да!

Айя Куге: Социал-демократы Воеводины вышли с инициативой: в случае, если будет доказано, что за всей этой историей с покушением на Николича стоит руководство Сербской радикальной партии, нужно запретить эту партию. Не секрет, что Шешель и его товарищи поддерживали тесные личные связи с ведущими членами сербских преступных группировок.

Зоран Драгишич: Существует, конечно, информация о том, что Сербская Радикальная партия была близка к определённым криминальным структурам. Однако я считаю, что было бы преувеличением обвинять в этом всю партию. Большинство её членов всё-таки приличные люди, у них нет никаких связей с преступным миром, и поэтому нельзя перекладывать вину на всю партию. Если Воислав Шешель или другие функционеры радикалов имели контакты с организованными преступными группировками, если они причастны к уголовным делам, то они и должны отвечать. Партия здесь ни при чём.

Айя Куге: До сих пор осталось не ясным, почему Воислав Шешель в 2003 году добровольно и поспешно отправился в Гаагу – за три недели до убийства премьер-министра Зорана Джинджича. Говорят, что он тогда сказал: "лучше живым в Гааге, чем мёртвым в Белграде". Как вы считаете, связан ли этот отъезд лидера радикалов в Гаагу с подготовкой убийства Джинджича?

Зоран Драгишич: Моё впечатление, что это очень даже связанно.

Айя Куге: В Сербии между политиками и криминальными кругами существуют странные и опасные связи. Всё чаще просачивается информация о том, что поступают серьёзные угрозы президенту Борису Тадичу, министру внутренних дел Ивице Дачичу, некоторым оппозиционным политикам. По вашему мнению, политики в Сербии больше под угрозой, чем в других государствах?

Зоран Драгишич: Я считаю, что безопасность политиков в Сербии в большой мере под угрозой – ведь самые опасные формы преступности у нас не побеждены. Есть в Сербии и террористические, хотя временно затихшие, организации, способные угрожать жизни политиков. У нас был убит премьер-министр Зоран Джинджич, было ранее несколько попыток покушения на жизнь лидера оппозиции тех времён Вука Драшковича. Политики и сегодня получают угрозы, на них совершаются физические нападения. Я уверен, что политики в Сербии больше под угрозой, чем в других странах. Под "другими странами" я подразумеваю другие европейские государства. Наша страна всё ещё нестабильная – следы войн и режима 90-х годов не исчезли полностью. Политическая жизнь не освобождена от страстей и борьбы не на жизнь, а на смерть. Искренне надеюсь, что вскоре мы это преодолеем, и процесс выборов и политическая жизнь в Сербии приобретёт нормальные формы. Что не будет больше причин политикам ненавидеть и угрожать друг другу, прибегая даже к оружию. Когда политическая и экономическая система наладится, когда самые опасные преступные группировки будут побеждены, только тогда мы сможем говорить о том, что в Сербии нормальная политическая жизнь.

Айя Куге: Сейчас информацию о готовившемся покушении на лидера ведущей оппозиционной Сербской прогрессивной партии Томислава Николича расследует Специальная прокуратура по делам организованной преступности Сербии.
XS
SM
MD
LG