Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о "Запретном искусстве"


Митинг на Чистых прудах в поддержку Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева

Митинг на Чистых прудах в поддержку Юрия Самодурова и Андрея Ерофеева

Правозащитники осудили приговор, вынесенный в понедельник, 12 июля, Таганским районным судом Москвы организаторам выставки "Запретное искусство". Бывший директор музея имени Сахарова Юрий Самодуров и куратор проводившейся в 2007 году выставки Андрей Ерофеев были признаны виновными в возбуждении ненависти на религиозной почве и, по решению суда, должны заплатить штраф - в размере 200-т и 150-ти тысяч рублей - соответственно.

Владимир Кара-Мурза: В понедельник в Таганском районном суде завершилось рассмотрение дела организаторов выставки "Запретное искусство-2006". Куратору выставки Андрею Ерофееву и тогдашнему директору центра имени Сахарова Юрию Самодурову инкриминировался пункт Б части 2 статьи 282 - "Возбуждение ненависти либо вражды по признакам отношения к религии". Истцами в деле выступали активисты православных движений "Народный собор" и "Народная защита". По их мнению, организаторы выставки, которая проходила в Сахаровском музее с 7 по 31 марта 2007 года, оскорбили их религиозные чувства. Суд приговорил организаторов выставки, признанных виновными в разжигании религиозной розни, к денежным штрафам. Бывший директор Центра имени Сахарова Юрий Самодуров и искусствовед Андрей Ерофеев должны будут выплатить 200 и 150 тысяч рублей соответственно. Прокуроры просили для обвиняемых реальных сроков – три года колонии-поселения каждому. На минувшей неделе руководитель пресс-службы патриарха Московского и Всея Руси протоирей Владимир Егелянский призвал суд проявить мягкость и ограничиться штрафом или условным сроком. Сами организаторы выставки своей вины не признали, они намерены обжаловать приговор. Итоги судебного процесса по делу организаторов выставки "Запретное искусство" мы сегодня обсуждаем с одним из подсудимых Юрием Самодуровым и руководителем православного общества "Радонеж" Евгением Никифоровым. Восприняли вы приговор Таганского районного суда как свою победу?

Юрий Самодуров: Нет, конечно. Конечно, ни я, ни мой напарник по скамье подсудимых, мы не приняли это как победу. Потому что победа или поражение зависит от той проблемы, которая, грубо говоря, привела и к суду, и к приговору, и к тем задачам, которые
Принять этот приговор как справедливый я не мог и не принимаю
каждый ставил перед собой, организуя и принимая участие в этой выставке. Задачи у нас с Андреем были довольно разные просто потому, что мы профессионально занимались разным делом. Я был директором музея Центра имени Сахарова. Это музей, который ставит острые политические вопросы, острые политические проблемы, говорит о них всеми естественными для музея, для музейных работников доступными средствами. Прежде всего это средства культуры - язык выставок, художественный язык, это может быть и литература, поэзия, кино, какие-то гражданские акции и так далее.
Так вот, выставка "Запретное искусство", хочу напомнить, прошла в музее, где в 2003 году была выставка "Осторожно, религия!", суд тогда признал меня и одну из наших сотрудниц Людмилу Усиловскую, заведующую выставочной группой, виновными в разжигании межрелигиозной, межнациональной розни. Принять этот приговор как справедливый я не мог и не принимаю. Кроме того, за те два года, что прошло после выставки "Осторожно, религия!", для меня стало, скажем так, я перестал бояться говорить о том, что, собственно говоря, внутри, с чем я не могу согласиться по отношению к претензиям Русской православной церкви, я прошу прощения у моего визави в этой передачи, я так это ощущаю, претензии на некоторое идеологическое господство в нашем обществе, стремление совместно с государством навязать, скажем так, православие в качестве национальной самоидентификации русской нации, русских не как культурную составляющую, как ведущую черту национальной самоидентификации и как стремление прежде всего административных структур РПЦ обозначить свое присутствие везде, где это возможно. Начиная от того, что космическим стратегическим войскам РПЦ "дарит" святого, кончая недавно подписанного патриархом договора со Счетной палатой о противодействии коррупции. Для меня это была проблема разделения светского и религиозного сознания в нашем обществе, и я защищал территорию светского сознания, территорию культуры от вмешательства в нее любых внешних наблюдателей, в том числе православных, представителей православной общественности, скажем так.

Владимир Кара-Мурза: Считаете ли вы приговор адекватным самому деянию?
Кстати, вы говорили, что церковь куда-то суется. Куда она суется? Где эти административные щупальца, куда бы она их совала

Евгений Никифоров: Нет, конечно. Потому что Юрий Вадимович, вы рецидивист, один раз уже заплатили штраф, теперь примерно такой же штраф назначили. Это, конечно, несправедливо. Потому что приговор предполагает какое-то исправление, какое-то покаяние, осознание того, что вы делаете. Вам сказали раз - не суйте пальцы в розетку, два - не суйте пальцы в розетку. Вы же не мальчик, вы должны нести ответственность за то, что вы делаете. То, что вы считаете, что вы кого-то не оскорбляете – это, простите, уже суд выносит постановление, что да, это действительно оскорбительно. И вы не хотите слушать никого, кроме себя самого любимого. Так же нельзя. Кстати, вы говорили, что церковь куда-то суется. Куда она суется? Где эти административные щупальца, куда бы она их совала. Назовите хоть одно для начала.

Юрий Самодуров: Во-первых, я все-таки хотел с вами согласиться в первой части, что вы сказали. Я согласен, что для религиозного сознания многие из работ, представленные на выставке "Запретное искусство", оскорбительны и неприемлемы. Это мнение совета по культуре и многих священников, и отца Всеволода Чаплина, и отца Дмитрия Чернова. Я с ними не спорю, им виднее. Но это мнение и точка зрения религиозного сознания. А как известно, в нашем обществе помимо религиозного сознания, как и в любом обществе, есть масса людей, которые являются носителями нерелигиозного сознания и, соответственно, культура делится на эти сферы - религиозную и нерелигиозную. Теперь насчет щупальцев. Когда вы говорите щупальцы – это такое метафорическое выражение, и у меня нет, все-таки церковь это не осьминог Пауль, не осьминог Поль. Я просто перечислю то, что на слуху. Недавно, я уже упоминал договор между патриархом и Счетной палатой о противодействии коррупции. Договор с Министерством обороны, договор с Министерством внутренних дел, договор с Министерством образования. Все это называется договора о сотрудничестве.

Евгений Никифоров: А вы читали эти договора? О чем они?

Юрий Самодуров: Договор с Министерством обороны, он понятен, потому что создан отдел синодальный по работе с вооруженными силами.

Евгений Никифоров: А почему он создан, этот отдел, вы догадываетесь? Понимаете, люди некомпетентные, которые берутся заниматься религиозной аналитикой, все переворачивают с ног на голову. Дело не в том, что церковь хочет куда-то войти. Просто общество в гигантских ожиданиях от церкви, церковь востребована. У нас всего лишь 14 тысяч приходов, у нас 20 тысяч священников на всю Россию. Куда? Для того, чтобы заниматься этой деятельностью, которую вы боитесь, считаете, что церковь пытается куда-то влезть, сил у церкви нет и возможностей никаких, ожидания большие. Почему? Потому что 85% нашего населения себя идентифицирует как русские православные люди.

Юрий Самодуров: Я думал, что вы серьезный собеседник, потому что вы сказали, что были музейный работник. Должна быть присуща точность. Когда вы говорите об этих 85%, вы прекрасное знаете, что это мифология. Прекрасно знаете, что 3-5% регулярно ходят и причащаются. Верующий человек для меня тот, кто ходит в церковь, исповедуется и причащается.

Владимир Кара-Мурза: Леонид Бажанов, художественный руководитель государственного Центра современного искусства, считает сегодняшний приговор политическим.

Леонид Бажанов: То, что читала судья в обвинительном заключении, просто свидетельство лживости, непрофессионализма, заказного суда, политического суда. Но и окончательное решение, приговор, думаю, тоже, хотя мне приятно, что мои коллеги не сидят с сегодняшнего дня, а отделались штрафом. Но цинично после стольких обвинений ни с правомочной, ни с юридической точки зрения, ни с гуманитарной, ни с конституционной, после стольких обвинений объявить только штраф – это чепуха. Или они должны быть расстреляны, или должны быть оправданы. Здесь ни то, ни другое. То есть этот суд - явный фарс, спущенный по указанию сверху, мне так кажется, у меня нет доказательств, но я так думаю. Сажать нельзя, но оправдать тоже нельзя. И вот отсюда решение.




Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG