Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

VI «Ходорковские чтения»: руководствуются ли власти Россию общественным благом? Меняется ли Компартия России? Беседа с секретарем ЦК КПРФ Дмитрием Новиковым. Смена фаворита на выборах мэра Самары. Репортаж Сергея Хазова


Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев и президент Института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан (слева направо) в гостинице "Холлидей-Инн Москва Лесная" на шестой конференции "Российские альтернативы" (Ходорковские ч

Ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев и президент Института национального проекта "Общественный договор" Александр Аузан (слева направо) в гостинице "Холлидей-Инн Москва Лесная" на шестой конференции "Российские альтернативы" (Ходорковские ч


Михаил Соколов: Конференция "Ходорковские чтения" проводится уже в шестой раз и собирает экспертов высокого уровня. Тема нынешних чтений - можно ли преодолеть отсталость России экономическую и социальную – звучит очень актуально.
Но, естественно, участники говорили и о процессе в Хамовническом суде. О судьбах раскулаченных путинским режимом в процессе дела ЮКОСА. Обсуждавшие судьбу дела и личную перспективу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева были настроены достаточно пессимистично.
Власть находится в отношении Михаила Ходорковского и Платона Лебедева на развилке. Продолжать фарсовый процесс – значит рисковать репутацией на Западе, найти возможность освобождения – рисковать тем, что бывший глава ЮКОСа уже на свободе проявит свою политическую активность, которую он не снижает и в заключении, стимулируя своими выступлениями дискуссии в обществе.
Собственно "Ходрковские чтения" и являются такой дискуссией. Профессор Евгений Ясин считает дело ЮКОСа ключевым событием путинской эпохи:

Евгений Ясин
Евгений Ясин:
В правление Владимира Владимировича Путина арест Ходорковского и Лебедева и последующий развал ЮКОСа останется главным событием. Повышение цен на нефть не относится к заслугам, свертывание демократических институтов, которое произошло в 2003-2004 году, также вряд ли можно отнести к большим достижениям. Практически откат от того, чтобы делать какие бы то ни было институциональные реформы – это тоже не заслуга.
ЮКОС, Ходорковский – это как раз самое главное событие этого времени.
Для того, чтобы что-то поменялось, должен появиться какой-то новый драйв, какие-то вещи, которые были бы порождены определенными изменениями в существующих экономических, особенно политических структурах. Если этого не будет, никакого подъема не будет, и мы будем ползать по дну, я не знаю, сколько времени. Потому что тех факторов, которые могли бы способствовать подъему, не считая нефтяной конъюнктуры и так далее, у нас сегодня нет.
Проблемы, порожденные в нашей стране делом ЮКОСа, судом над Ходорковским и Лебедевым, они не только не уменьшаются, они возрастают. И какие-то серьезные решения обязательно должны быть.

Михаил Соколов: Профессор Российской экономической школы Сергей Гуриев, отметил, что вполне возможен сценарий 70-80, когда на этом уровне застынут долларовые цены на нефть, процентные рейтинги первых лиц власти России, и продолжится застой. Экономист предложил свою позитивную программу дел, возможных и в рамках нынешнего режима и оценил возможность реализации таких планов улучшения системы.

Сергей Гуриев
Сергей Гуриев:
Я написал шесть вещей – приватизация, приватизация больших компаний с тем, чтобы создать критичную массу российского бизнеса, политическую поддержку реформ, дерегулирование для того, чтобы освободить малый бизнес, создать возможность критической массы малого бизнеса превратить его в политическую силу, с которой будут считаться региональные и федеральные власти. Вступление в ВТО и организация экономического сотрудничества и развития с тем, чтобы создать хоть какие-то внешние якоря, внешние ограничители, внешние стимулы реформ. И три других реформы, которые смогли бы сделать все это движение более популярным, более социально значимым – это отмена призыва, борьба за здоровый образ жизни, повышение цен на водку и на сигареты и победа над инфляцией.
Мне бы очень хотелось быть критическим по отношению к властям, потому что действительно пока мы несемся очень быстро в сторону застоя. С другой стороны почти по всем этим пунктам мы можем отметить, что власти делают на самом деле шаги вперед.
Приватизация ГУПов происходит, кроме того, президент Медведев издал указ о сокращении списка стратегических предприятий, то есть будут приватизированы несколько сот средних предприятий.
Дерегулирование. На самом деле есть большой прогресс. Пакет президента Медведева, который вступил в силу в мае 2010 года, действительно привел к сокращению проверок малого бизнеса в 1.7 раза. У нас есть процесс вступления в ВТО, есть победа над инфляцией, начался разговор о повышении тарифов на сигареты и водку.
Есть обратный процесс с точки зрения призыва, к сожалению. Но я думаю, возмущение, которое поднимется в обществе, когда выйдут с предложением распространить призыв до 30 лет и начать призывать женщин, сыграет на руку гражданскому обществу и в конце концов приведет к тому, что призыв будет отменен так или иначе.
Пока наиболее вероятным сценарием по-прежнему является сценарий 70-80. Но нельзя сказать, что совсем ничего не делается. Я бы отметил: по всем направлениям есть ограниченный прогресс, есть вероятность того, что этот сценарий не реализуется.

Михаил Соколов: Доктор экономических наук Михаил Делягин считает, что в своем анализе эксперты исходят из неверной посылки, что власть стремится к общественному благу, отсюда и ошибки в прогнозах:

Михаил Делягин
Михаил Делягин:
Меня радует, что здесь говорилось про угрозу застоя, мы в нем живем уже с 2002 года точно и все говорим про угрозу. Это совершенно не противоречит ограниченному прогрессу. Ограниченный прогресс был в период застоя, о чем очень правильно рассказывала коммунистическая пропаганда, которая врала далеко не на 100%.
Нынешний застой кончится примерно тем же самым. Благо - фундаментальная вещь, которая существует, это суть российского государства. Российское государство существует и сложилось для обеспечения личного обогащения образующих его чиновников. Это довольно редкая модель, потому что она в истории живет недолго. У нас общественное благо в сознании российской бюрократии – это враждебная пропаганда Голливуда. Как это лечится? Вы знаете, к сожалению, я думаю, что нужно стараться лечить терапевтическими методами, рассказывать, что это неправильно, писать статьи, к чему это приведет. Но я боюсь, что эта трансформация государства, его оздоровление и возврат к нормальной модели, которая стремится к общественному благу, пусть даже неправильно его понимает, но хочет не лично обогатиться, а сначала сделать общество нормальным, а уже потом украсть. Вот вопрос порядка очень существенен.
Я боюсь, что это можно сделать только через систему кризиса. Президентство Медведева со всей его замечательной риторикой, которая мне тоже очень нравилась, пока я не почувствовал, что она пошла по 10-му кругу – это попытка, причем пока неудачная попытка изменить дизайн, но не модель нашей государственности и не модель нашей экономики. Вопрос об изменении модели не стоит, вопрос об изменении дизайна.

Михаил Соколов: Специальная сессия Ходорковских чтений была посвящена социальным проблемам. Выступали Татьяна Малеева, Евгений Гонтмахер, Наталья Зубаревич – и опять возникала картина системного кризиса. Эксперт фонда Карнеги Николай Петеров отметил, что на сегодня не стоит принимать мелкие улучшения за позитивный процесс

Николай Петров
Николай Петров:
И у Гуриева, кстати, можно видеть, что есть маленькие позитивные изменения в важных направлениях. Важно сравнить скорость этих позитивных изменений, и я бы сказал, обвальной деградации, чтобы понять, что это не позитивное движение, а это стремительно уходящий вниз эскалатор, по которому едва-едва передвигает ноги больной человек.
Изменения к лучшему, если и возможны, то очень постепенно. Нам не показывают другую половинку картины, а именно невозможность избежать изменений к худшему.
Мне кажется, та политическая система, которую мы сегодня продолжаем обсуждать, перед ней есть три важнейших ключевых риска. Один – это Кавказ, второй – это инфраструктуры, и социальная, и техническая инфраструктура, ее стремительная деградация. И третье – это управление, крайне низкая эффективность и снижающаяся эффективность управления.
Вместе два последних не географических фактора – это гоголевская беда. Это дураки, которые занимаются инфраструктурой.
Если в экономике мы говорим о том, что мы сейчас, условно говоря, на дне и мы можем долго по этому дну ползать, неизвестно, когда пойдем вверх, то в социальной сфере, мне кажется, ситуация гораздо более тяжелая. Мне кажется, мы стоим перед ситуацией, когда количество очень быстро перейдет в качество. И та недоинвестированность во всех смыслах, а не только в финансовом, сферы образования, сферы здравоохранения, она будет означать, что эти сферы просто посыпятся.
То есть мы продолжаем проедать советское наследство, каким бы оно хорошим или плохим ни было, но мы ничего не вкладывали все эти годы в то, чтобы дальше, когда это советское наследство закончится, что-то получилось иначе. И мне кажется, это бомба с часовым механизмом, которое уже кончает тикать, она – это самая главная опасность, которая нас подстерегает в социальной сфере.
Выхода нет, если только не считать выходом стремительное и неизбежное, к сожалению, движение назад и деградацию.

Михаил Соколов: Встревожена атмосферой в стране и руководитель школы публичной политики Елена Немировская.

Елена Немировская: Часть общества от власти до общества живет в климате, мне кажется, полной развращенности. И возникает на самом деле тревога не столько за экономику, тревога за человека как такового. Я хотела бы, чтобы начали понимать, мы можем что-то сделать или мы должны уже сразу признать, что мы распавшееся пространство. Трудно это признать.
Мы не можем передать никак новому поколению, что на самом деле происходит. Нам надо серьезно, по крайней мере, в этих аудиториях обсуждать проблему не столько уже образования, сколько воспитания.

Михаил Соколов: Сопредседатель партии "Правое дело" Леонид Гозман изложил позицию компромиссного сотрудничества с режимом.

Леонид Гозман
Леонид Гозман:
А что от нас зависит? От нас зависит картина мира. Прежде всего это картина мира не радикальная. Есть радикальная точка зрения, к которой приходит нынешняя власть, что сейчас мы дадим правильные команды, правильные приказы дадим и наступит всеобщее счастье.
Есть другая радикальная точка зрения: пока у нас басманный суд, нельзя сделать вообще ничего.
Мне кажется, что очень важно, чтобы мы давали точку зрения, которая состоит вот в чем, если говорить о преодолении отсталости. Начать ее преодолевать можно даже с басманным судом, даже со всем безобразием, которое происходит. Завершить преодоление отсталости, решить эту задачу в той политической ситуации, в которой мы находимся, нельзя.

Михаил Соколов: Леонид Гозман получил, как говорится, отлуп от профессора Юрия Афанасьева, который, впрочем, истолковал тезисы Гозмана как разделяемые всеми участниками Ходорковских чтений.

Юрий Афанасьев
Юрий Афанасьев:
Я хотел бы сказать несколько слов о необходимости выработки той общей картины мира, за которую ратовал Гозман. За последние 20 лет, как мне кажется, сформировалась Россия, социум которой можно определить как власть и собственность советской бюрократии. Эта Россия сформировалась как окончательный итог тех преобразований, которые обосновывались Гайдаром, Чубайсом, а политически, социально, экономически обеспечивались Ельциным и Путиным.
Эта сформированная Россия как социум, она в принципе изменению и развитию не подлежит. Она подлежит, естественно, только деградации, поскольку она сформирована на основе принципов традиционалистских в своей основе, а эти принципы как раз и предполагают воспроизводство на основе неизменности.
Я уже на нескольких чтениях Ходорковских присутствую, я буду говорить о нас самих именно. И мне кажется, что поскольку основные идеологи, теоретики этих Ходорковских чтений – это и есть верные продолжатели идейные Гайдара и Чубайса, они, естественно, в идейном смысле не могут выйти за пределы тех рамок, в которых сформировалась эта Россия.
А поскольку опять же участники, организаторы, вдохновители этих чтений в социально-политическом плане сориентированы на сотрудничество с этим режимом и на участие, собственно говоря, в делах этого режима, то и социально-политически они остаются всецело в пределах тех рамок, в которых сформирована эта Россия, не способная ни развиваться, ни модернизироваться. Потому что сформировалась она на ценностях и принципах, которые были свойственны эпохе до модерна.
Конечно, Ходорковский – не олицетворение жертв и последствий результатов режима, о котором я говорю, потому что главной жертвой этого режима является умирающая Россия. Но получается так, что от имени Ходорковского, тогда, когда то, о чем я пытаюсь сказать, не говорится, а скрывается, замалчивается, фактически получается апологетика этого самого режима, который создан по теории Гайдара – Чубайса политической и социальной практикой Ельцина и Путина.

Михаил Соколов: В целом возникло впечатление, что главным в дискуссии является именно пункты, на которые указал Юрий Афанасьев: реформируем ли режим, подлежит ли он полному демонтажу, и где и как может разрешиться ключевой политических вопрос об элитах и о власти.
Об этом я спросил профессора Сергея Гуриева.
Ваши оппоненты говорили сегодня, что все упирается в политический режим, с другой стороны, в обществе нет сил, которые могут изменить режим. Есть какой-то ответ на это?

Сергей Гуриева: Безусловно, политический режим так построил общественные процессы, чтобы у общества не было возможности организоваться и выстроить разумную даже критику политического режима, не говоря уже о деятельной оппозиции. Поэтому это две стороны одной и той же медали.
Впрочем, я думаю, часть надежды, что не реализуется застойный и катастрофический затем сценарий, заключается в том, что сегодняшние власти жили при Советском Союзе и помнят, чем это кончилось.
Конечно, никому не хочется пройти через крах страны еще раз. И признак этого, например, уже то, что кризис 98 года достаточно напугал политические власти для того, чтобы они изменили макроэкономическую политику. Они уже начинают забывать кризис 98 года и, тем не менее, макроэкономическая политика, то, что министром финансов по-прежнему работает Кудрин, говорит о том, что высшее политическое руководство боится проблем и 98 года, и конца 80-х, когда просто кончились деньги для того, чтобы умиротворять разные протестные настроения.
Поэтому, я думаю, что все достаточно четко понимают, что без изменений, в том числе и политических институтов, России придется так или иначе проходить через очень болезненные потрясения. Я надеюсь, что осознание этого приведет к тому, что власти начнут менять страну сверху, пока это не кончится революцией снизу.

Михаил Соколов: Вы хотите сказать, что элита небезнадежна?

Сергей Гуриева: Я считаю, что вероятность того, что она безнадежна, очень велика, но надежда на то, что это все в большей и большей степени осознается элитой, остается.
Поэтому, я считаю, вероятность того, что катастрофы не произойдет, существенно больше нуля.

Михаил Соколов: А негативный сценарий, если она безнадежна?

Сергей Гуриева: Мы жили в Советском Союзе, мы знаем хорошо, чем это кончилось. 8 февраля 2008 года тогдашний президент Путин сказал очень ясно: инерционный сценарий ставит под угрозу само существование страны. Лучше не скажешь.

Михаил Соколов: Из бесед с другими участниками конференции Ходорковские чтения у меня возникло впечатление: столь раздражающее Юрия Афанасьева представители либеральной интеллигенции все еще верят в возможность если не диалога с властью, то того, что Кремль их услышит хотя бы из собственных шкурных интересов – из инстинкта самосохранения. Рассчитывают на действенное прозрение кого-то власть предержащих, которые осознают, что ближайшее будущее, грозит и им, и стране катастрофическими последствиям. Такое прозрение было бы подобно чуду. Впрочем, несколько раз такие чудеса случались, правда, элита России середины 19 и начала 20 века, странным для современности образом, стремилась не только к самосохранению, но в большей или меньшей степени - еще и к общественному благу.

Михаил Соколов: Перейдем к региональным темам.
Стала известна кандидатура, которую партия "Единая Россия" выдвинет в октябре на выборах мэра Самары.
Репортаж корреспондента Радио Свобода Сергея Хазова.

Сергей Хазов: На 8 июля в Самаре было запланировано оглашение официальных итогов праймериз "Единой России". Предполагалось, что кандидатом на пост мэра Самары станет лидер партийных предварительных выборов в большинстве районов города, спикер Губернской Думы, Виктор Сазонов. Второе место занял министр экологии Самарской области Дмитрий Азаров.
Однако, в полдень 8 июля Виктор Сазонов заявил о своем отказе от участия в кампании. Очевидно, такое решение Сазонов принял после прошедшей накануне встречи с губернатором Владимиром Артяковым, на которой присутствовал и министр экологии Дмитрий Азаров.
Самарский губернатор заявил, что без Виктора Сазонова невозможно представить взаимодействие между Губернской Думой и областным Правительством. Затем Владимир Артяков добавил, что Дмитрий Азаров: молодой, энергичный, понимающий проблемы простых людей руководитель с большим будущим. Владимир Артяков особо подчеркнул, что Азаров входит в кадровый резерв президента Дмитрия Медведева.
"Так губернатор дал понять, что Кремль утвердил Азарова кандидатом от "Единой России" на выборах мэра Самары", - уверена председатель самарского отделения ассоциации в защиту прав избирателей "Голос" Людмила Кузьмина.

Людмила Кузьмина: Держатели контрольного пакета "Единой России" регионального отделения, они не являются хозяевами этого акционерного общества под названием "Единая Россия". У них есть хозяин в Москве. И мы видим, что и там тоже несколько групп влияния. Пока победила одна группа влияния широко разрекламированного Дмитрия Азарова. Ее можно каким-то образом очертить, скажем, влияние членов "Единой России", депутатов Государственной думы.

Сергей Хазов: О подкупе рядовых "единороссов" на праймериз говорит представитель ассоциации "Голос" Людмила Кузьмина…

Людмила Кузьмина: Раздавались определенные суммы денег, 400 рублей платил один из кандидатов. Учет членов партии происходит в угоду какому-либо кандидату. Как только итоги кому-то не подходят, находятся некие "затерявшиеся" члены партии, и мы видим потом изменения итогов праймериз.

Сергей Хазов: Вдохновленный победой на праймериз, министр экологии Дмитрий Азаров обещает простым людям решение многочисленных проблем, якобы возникших в Самаре при нынешнем мэре Викторе Тархове…

Дмитрий Азаров: Граждане будут иметь надежного и принципиального защитника их прав в лице главы города.

Сергей Хазов: Вечером 9 июля из предвыборной гонки выбыл еще один кандидат в мэры Самары – бывший градоначальник Георгий Лиманский, против которого Следственный комитет по расследованию особо важных дел при прокуратуре Самарской области возобновил расследование уголовного дела. Господин Лиманский подозревается в превышении должностных полномочий и в незаконной выдаче разрешений на жилищное строительство. По сообщению пресс-службы Следственного комитета расследование дел против экс-мэра было возобновлено, так как Георгий Лиманский, последние три года скрывавшийся от следствия, вот уже несколько месяцев постоянно находится в Самаре и вернулся в политическую жизнь региона.
В борьбу за голоса избирателей включился действующий мэр Самары Виктор Тархов, рассказавший в интервью сайту партии "Справедливая Россия" о своих многочисленных достижениях на посту главы города.
"Я не считаю необходимым заниматься политическими склоками, - заявил в своем интервью Виктор Тархов, - Они - политики, я – хозяйственник. На сегодняшний день можно с уверенностью заявить, что за три с половиной года Самара не только сумела противостоять экономическому кризису и трудностям, связанным с финансированием муниципалитета, но и продолжает активно развиваться. Город увеличивает бюджет, реализуются социальные программы. Самара растет и становится лучше, сильнее, красивее", - сказал мэр Самары.

Виктор Тархов: Но нет оппонента.

Сергей Хазов: Подключился к рекламе действующего мэра Самары и лидер "Справедливой России" Сергей Миронов, который в начале июля заявил, что "верит в порядочность и профессионализм Тархова, который пришел во власть, чтобы работать".
Автоинформаторы "Единой России" продолжают названивать на домашние и сотовые телефоны самарцев, агитируя голосовать за Дмитрия Азарова. А на фасадах многоэтажных зданий уже появились билборды с рекламой Азарова. Расклеенную по городу предвыборную рекламу Азарова горожане стали украшать своими, нередко нелицеприятными, и даже нецензурными комментариями. По мнению кандидата в мэры Самары, депутата Губернской Думы Михаила Матвеева, даже массовая реклама не поможет Дмитрию Азарову победить на выборах…

Михаил Матвеев: Самара не единороссовский город, за единоросса-мэра голосовать не будут и не должны. И то же самое касается кандидатов в городскую думу. Но, естественно, я считаю, что с учетом тех гигантских вложений в раскрутку Азарова, вот эти все щиты, реклама везде, я думаю, эта борьба подковерная "Единой России" еще будет продолжаться.

Сергей Хазов: 5 июля руководство ЛДПР и руководитель высшего совета партии Игорь Лебедев заявили о выдвижении кандидатом на пост мэра Самары куратора регионального отделения партии, депутата Государственной Думы России Юрия Когана. Кандидатура Когана будет предложена делегатам региональной конференции ЛДПР, которая запланирована на 24 июля.

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии секретарь ЦК Коммунистической партии России по агитации и пропаганде, депутат Государственной думы России Дмитрий Новиков, докладчик на недавно прошедшем 6 объединенном пленуме ЦК КПРФ.
Дмитрий Георгиевич, для чего нужно было посвящать пленум вашей компартии вопросам, собственно, идеологии? Разве для партии, которой почти сто лет, которая считает себя наследником РСДРП, КПСС, не все ясно в теории?

Дмитрий Новиков: Во-первых, добрый вечер всем, кто нас сегодня слушает. Вопрос имеет право на жизнь. Ответ на этот вопрос лежит в плоскости понимания всей организации партийной деятельности, партийной работы. В 2008 году, то есть осенью позапрошлого года, партия провела свой съезд, этот съезд не только избирал новый состав Центрального комитета, не только подводил итоги за четыре года работы, не только намечал планы на будущее, но и принял новую редакцию программы Коммунистической партии Российской Федерации.
Проходил целый ряд пленумов, где мы анализировали текущую ситуацию, тот самый мировой экономический кризис, кризисные процессы в Российской Федерации и в марте прошлого года на своем пленуме Центрального комитета выдвинули свою антикризисную программу.
Президиум Центрального комитета вынес на пленум ЦК вопрос о состоянии идеологической, агитационно-пропагандистской работы, потому что мы считаем, что в программном отношении партия вооружена сегодня хорошо, вопрос состоит в том, как партия эти программные документы доводит до населения. На наш взгляд, здесь есть как успехи, так и неудачи. И в части неудач нужно было решать, как нам развиваться дальше.
За последний год в ходе единого дня голосования осенью прошлого года в октябре, в ходе единого дня голосования весной этого года в марте мы увидели рост рейтинга нашей партии и снижение рейтинга нашего основного конкурента, каким является, разумеет, партия власти "Единая Россия". Это первый аргумент, который показывает, что наши программные документы работают, отвечают интересам граждан страны.
Второй аргумент. Если мы посмотрим на наши традиционные акции протеста, которые обязательно проводятся 1 мая и 9 мая, то за последний год мы также наблюдаем медленный, но уверенный рост количества участников такого рода мероприятий, проводимых КПРФ по стране. Из этой тенденции могут выпадать отдельные какие-то регионы, но в общем по стране тенденция именно такая.
Дальше: впервые в этом году за первые шесть месяцев текущего года партия переломила негативную тенденцию снижения численности и начался рост рядов КПРФ, то есть число выбывающих перекрывается числом тех, кто приходит в партию.

Михаил Соколов: Сколько в партии?

Дмитрий Новиков: За этот год мы приняли 9 тысяч человек. Мы проводим ленинский призыв, посвященный 140-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина и 65-летию победы советского народа в Великой отечественной войне. Этот ленинский призыв будет продолжаться весь календарный год 2010, а общая численность партии порядка 150 тысяч человек. Есть ряд показателей, которые, на наш взгляд, говорят о том, что наши программные документы отвечают интересам жителей страны.
Но возникает вопрос, почему партия не решила до сих пор для себя вопрос о власти, почему она не является правящей партией. И есть некие проблемы, связанные с доведением нашей позиции до населения, и только решив эти проблемы, мы можем выполнить задачу - задачу любой политической партии прихода к власти.
Пока проведенные нами же исследования подчеркивают, что с нашими программными документами, такими как антикризисная программа, как обращение к гражданам страны под названием "Путь России - вперед к социализму", вот по разным регионам от 5 до 20% опрошенных демонстрируют, что они в общих чертах знакомы с этими документами.
Первое условие востребованности любого программного документа – его известность. Мы хотели, в частности, на этом пленуме посмотреть, где мы не дорабатываем, почему мы не можем более широкий круг населения охватить и как нам дальше строить агитационную, пропагандистскую работу, идеологическую работу. Эти вопросы навсегда, сколько бы партия ни существовала, какой бы история ни была, у нас действительно большая, столетняя, мы ею гордимся, но наступает новое время, появляются новые технологии, информационные технологии, возможности где-то сужаются в силу действий власти, где-то расширяются в силу новых технологий, и нам нужно было посмотреть, как мы эти вопросы будем двигать дальше.

Михаил Соколов: Как вы будете действовать? На телевидение коммунистов, как, впрочем, и другие оппозиционные силы, которые вы, правда, называете мелкобуржуазные, нынешний правящий режим не допускает. Какие возможности у вашей партии есть для действия в легальном информационном пространстве сегодняшнем России?

Дмитрий Новиков:
Вы правильно ставите проблему, она существует. Цензура достаточно жесткая, она ужесточается, и она по нашим прогнозам будет ужесточаться в силу того, что исчерпываются возможности правящего режима осуществлять подкуп тех или иных групп избирателей, что все-таки поток нефтедолларов истекает и есть проблемы со стабилизационным фондом и так далее. Поэтому этому тоже нужно найти противоядие. Есть несколько элементов.
Во-первых, если говорить о парламентской борьбе, то мы, например, ставим задачу в ходе тех избирательных кампаний, когда есть не только партийные списки, но и одномандатные, двухмандатные избирательные округа, в обязательном порядке выдвигать наших кандидатов по округам. Это некое изменение тактики, потому что если мы возьмем период трех-пятилетней давности, то многие наши региональные организации, местные организации шли таким путем. Они если понимали, что сил для победы по всем округам недостаточно, то выбирали наиболее сильные кандидатуры, расставляли их по наиболее перспективным округам и сосредотачивали свои силы для того, чтобы победить на этих округах.
Сегодня тактика другая, мы идем на то, чтобы наши кандидаты были по всем округам, задачи, в том числе пропагандистские, в ходе этого решаются. Есть минимальные возможности для доступа кандидатов в телевизионный эфир в ходе выборов, и мы эти возможности должны использовать. Поэтому редкая возможность для коммунистов прорваться в телеэфир существует, надо ей максимально эффективно пользоваться, и такой задачу мы перед своими товарищами поставили в том числе во время проведения этого пленума.
Различные исследования свидетельствуют о том, что в течение пяти примерно лет наблюдается отток телезрителей от телеканалов, цифры называются разные, некоторые исследовательские группы называют до 25% отток телезрителей, как правило, это достаточно молодая аудитория, отчасти среднее поколение и, естественно, что они должны были найти для себя альтернативу - альтернативу получения информации, альтернативу проведения свободного времени и так далее. И безусловно, такой альтернативой становится интернет.
Поэтому этой части работы - развитию интернет-сети партии мы тоже уделяем сегодня большое внимание вообще и, в частности, уделили внимание на прошедшем пленуме Центрального комитета третьего июля. У нас есть определенные результаты с развитием и центрального сайта, и у нас теперь уже 67 региональных интернет-порталов существует, не все они одинаково успешно работают, но тем важнее нам показывать успехи тех региональных организаций, которые хорошо продвинулись в этом направлении, чтобы другие отделения партии использовали этот опыт, который есть конкретно у нас, у нашей партии, у наших региональных организаций.
Поэтому интернет, распространение информации там, расширение количества интернет-порталов разной направленности по тематике, по контенту, по формам организации работы сайта – это тоже одно из направлений работы, которое мы ставим.
Самое главное, известное положение сталинское о том, что "кадры решают все". Это выражение стало крылатым, никто его не оспаривает, вне зависимости от того, как относится к самому Сталину. Так вот для успеха, для результативности любой работы, в том числе идеологической, мы считаем очень важным не только ту политическую борьбу, которую партия осуществляет на уровне общественного мнения, на уровне проведения избирательных кампаний, при проведении внепарламентских действий, при проведении акций протеста, но и внутреннюю работу, связанную с подготовкой кадров, которые способны грамотно, квалифицировано, красиво, если хотите, вести агитацию, пропаганду, идеологическую работу.
И здесь же одновременно несколько другой ракурс мы обсуждали этой проблемы, он связан с качеством тех, кто приходит в партию. Сегодня в значительной степени иссяк поток приходящих, кто был хорошо подготовлен, хорошо или хотя в общих чертах знаком с марксистско-ленинской теорией, которая сегодня составляет фундамент идеологии партии. Многие молодые ребята приходят под воздействием эмоций, и мы считаем, что, конечно, они должны найти свое место в рядах партии, но одновременно задача самой партии помочь с формированием их мировоззрения. Это тоже такая внутренняя работа, но она для нас очень важна и эту грань мы тоже обсуждали.

Михаил Соколов: Дмитрий Георгиевич, вы уже упомянули вождя всех времен и народов, являются ли идейной основой для нынешней КПРФ труды и практика Сталина? Ваша партия отмечала 130-летие со дня рождения Сталина, значит ли это, что КПРФ не признает решений КПСС, осудившей культ личности Сталина на 20, 22 съездах и осуждение преступлений сталинщины на пленумах и съездах КПСС времен перестройки? Люди с портретами Сталина, которые приходят на ваши мероприятия, они многих людей, не принимающих нынешний режим, отталкивают от вашей партии.

Дмитрий Новиков: Мы вообще в течение последнего года, строя свою агитационно-пропагандистскую деятельность в такую единую политическую кампанию, кампанию защиты правды советской истории, выстроили три даты. А если в хронологическом порядке, то это первое по времени 130-летие со дня рождения Сталина, вторая - 140-летие со дня рождения Владимира Ильича Ленина и третья дата - 65 лет победы советского народа в Великой отечественной войне. Мы рассматривали как единый комплекс исторических событий, которые должны быть отмечены и которым должна быть дана верная точная и достойная оценка.
Мы считаем, что многое в этом направлении удалось сделать. Нам крайне не нравится тенденция, которая сегодня имеет место в мире, тенденция, например, на пересмотр итогов Второй мировой войны, тенденция, которая позволяет активизироваться профашистским элементам в Европе, в Прибалтике, в других государствах. Европейский союз, ПАСЕ, самые разные европейские структуры не уделяют должного внимания противодействию такого рода явлениям. За этим просматривается классовый подход этих структур, когда интересы профашистски настроенных организаций оказываются ближе современным вроде бы цивилизованным политикам Европы, нежели представители коммунистических, социалистических тенденций, принимавших самое активное участие в борьбе с фашизмом.
Очень тревожная, печальная тенденция, она не просто имеет идеологический характер, она может привести к очень тяжелым последствиям для современной Российской Федерации. Потому что если согласиться с тем, что предлагают некоторые депутаты Европарламента, некоторые силы, представленные в ПАСЕ и других европейских структурах и поставить на одну доску фашизм и коммунизм, тоталитарные режимы, как они называются, сопоставляя фашистскую Германию и Советский Союз, то тогда, извините, надо говорить о равной ответственности за развязывание Второй мировой войны. Если равная ответственность за развязывание Второй мировой войны, то причем здесь победа, надо пересматривать вообще всю сложившуюся систему после войны, тогда Россия как правопреемник Советского Союза не имеет никаких прав и оснований для того, чтобы находиться в ООН, в Совете безопасности ООН, иметь право вето. Тогда возникает проблема территориальных претензий, и на полном основании Япония может претендовать на Курилы и Сахалин, кто-то может претендовать на Калининградскую область.

Михаил Соколов: Дмитрий Георгиевич, сталинский режим не уничтожил миллионы граждан Советского Союза во время периода репрессий?

Дмитрий Новиков: Проблема в том, что историю нужно оценивать объективно. Проблемы, которые имели место в нашей стране в 30 годы и которые партия признала, вы называли 20 съезд и другие события, не отменяют ни подвига советского народа, ни победы в Великой отечественной войне. Сегодня, к сожалению, многие силы ведут дело к этому.

Михаил Соколов: Но я вас спрашиваю о том, признает ли ваша партия решения ваших предшественников?

Дмитрий Новиков: Мы считаем, что перегибы были. В партии есть разные точки зрения по вопросу об этом периоде. Есть целые организации, которые предлагают центральным органам партии, ЦК КПСС, настаивают на том, чтобы были приняты специальные решения, как бы дезавуирующие решение 20 съезда. Но мы считаем, что это решение, во-первых, было принято в рамках Коммунистической партии Советского Союза, и Коммунистическая партия Российской Федерации, которая действует на части бывшей территории Советского Союза, просто не может принимать такие решения - это было бы нелогично просто.
Поэтому с этой точки зрения в партии есть определенная борьба мнений и есть разные оценки. Но точно так же можно сказать о том, что вокруг сталинского времени, вокруг сталинской эпохи создается много мифов. Те цифры жертв, которые называются, очень сильно преувеличены. И наличие этих проблем в истории советского периода нужно смотреть в комплексе, почему сложилась такая ситуация, почему Советский Союз оказался в изоляции не по собственной инициативе и отвечать на эти вопросы нужно целиком, а не вырывая из контекста того тяжелого драматического времени, который мир переживал в первой половине 20 века.

Михаил Соколов: В решении вашего пленума подчеркиваются две опасности для партии - социал-демократизация и левачество. Что это такое, собственно, почему вас пугает социал-демократизация? Многие партии Восточной Европы коммунистические, как вы выражаетесь, социал-демократизировались и успешно уже побывали у власти, выполнили часть своих программ. И наоборот, что такое левачество? Что это значит: никаких контактов с другими несистемными левыми, вроде Авангарда красной молодежи или Эдуарда Лимонова, поддержание вашей партии в режиме сектантском?

Дмитрий Новиков: Что касается первой части вопроса, что касается социал-демократизации. Социал-демократия, например, в Европе в разные периоды, на разных отрезках времени, в ходе разных исторических периодов выполняла разную роль, иногда позитивную, иногда не очень. Если мы оценим практику и программные документы многих европейских партий социал-демократических, документов, с которыми они выходят на выборы, поведение фракций этих партий в парламентах европейских стран, то мы увидим, что очень часто, называясь социал-демократическими, эти партии давно уже сместились в сторону буржуазных организаций, и происходит некое смешение формы и сути этих структур.
Что касается Российской Федерации, если мы посмотрим на новейшую историю Российской Федерации, то мы увидим, что те организации и те политики, которые пытались построить крупные социал-демократические партии, стартовать с какими-то большими социал-демократическими проектами, они все потерпели неудачу, мы можем здесь вспомнить и Михаила Горбачева, и Ивана Рыбкина, и Геннадия Селезнева. И пока не очень получается и у Сергея Миронова, который заявляет то, что мы социалисты, а не социал-демократы, то говорит о том, что мы социал-демократы, а не социалисты, то пытается изобрести какую-то третью формулу. Но неуспех этих организаций, на наш взгляд, свидетельствует о том, что в России на сегодняшний день нет массовой социальной опоры для крупной социал-демократической организации, и мы этим путем не пойдем.

Михаил Соколов: А что с другими левыми?

Дмитрий Новиков: Теперь, что с другими левыми и с так называемым левацким уклоном. Понимаете, есть вопрос о том, какую позицию должна занимать сама партия по недопущению фракционности, как связанной с социал-демократизацией, так и с леваческим уклоном, но это не означает, что вовне партия не может сотрудничать с какими-то организациями как с одной стороны, так и с другой стороны. Мы к такому сотрудничеству открыты. Есть определенные механизмы для взаимодействия. Есть, например, всероссийский штаб протестных действий, который создан по инициативе КПРФ, куда входит 30 различных организаций - это и профсоюзные объединения, и молодежные организации, вы упоминали Авангард красной молодежи Удальцова, который периодически участвует в работе этого штаба, и дальше, естественно, никто закрывать дорогу для участия не собирается. Но организации определяются сами.
Теперь, что касается более широкого объединения, в котором КПРФ могла бы принимать участие, то по этому поводу партия тоже определилась. Я упоминал сегодня обращение, с которым мы полгода назад выступили, обращение к гражданам России Центрального комитета "Путь России – вперед к социализму". В этом обращении предлагается определенная формула народно-патриотического фронта, создание которого мы считаем очень актуальной задачей. Но мы подходим к этому вопросу не как к вопросу создания структуры лиц, работающих в пределах Садового кольца. То есть дело не в том, чтобы собрать людей, за которыми есть какие-то этикетки, названия тех или иных организаций, но нет фактически людей.
Сегодня проблему формирования народного фронта, патриотического фронта, то есть широкого объединения граждан в борьбе за свои права, права гражданские, права социальные, права политические, права экономические, мы видим как объединение вокруг наших организаций на местах тех сил, тех структур, которые готовы взаимодействовать с партией, с одной стороны, и которым нужна политическая поддержка, нужна поддержка организации, у которой есть вся вертикаль фракции, которая представлена на всех уровнях законодательной власти. И в связи с этим, кстати, ваш термин про сектантство неуместен, потому что организация действует достаточно широко от Москвы до самых до окраин, что называется. Поэтому в этом отношении у многих нарабатывается практика взаимодействия с различными инициативными группами граждан в связи с точечной застройкой в городах, в связи с массой других проблем, которые появляются у граждан в связи с нарушением их прав, интересов. И вот объединение низовое для нас сегодня гораздо важнее, чем собрать в Москве тех, за кем якобы есть организации с громкими названиями, но нет конкретных людей, нет тех, кто готов организовывать борьбу на местах.

Михаил Соколов: Вот ваш пленум предложил бороться с либерально-оранжевой угрозой. Вы не видите разницы между "Единой Россией", которую вы называете партией олигархов, и оппозиционными ей либералами, которые представляют с точки зрения вашего марксизма интересы малого бизнеса, интеллигенции и так далее?

Дмитрий Новиков: Дело в том, что в своем большинстве российские либеральный спектр сегодня, либеральная оппозиция интересы не мелкого бизнеса представляет, а крупного олигархического бизнеса, который хотел бы освободиться от какого-то давления со стороны чиновников. Но простому гражданину не очень важно, кто его обирает – чиновник, представляющий государство, или представитель крупного капитала путем каких-то механизмов.
Поэтому, если говорить о политике правящего режима сегодня, то в плане экономической политики этот режим действует либеральными методами. Сегодня объявлено опять о приватизации крупного пакета предприятий государственных, там и порты, и новороссийский порт, и многие другие крупные организации, которые перейдут из собственности государственной в собственность частных лиц, в собственность той самой олигархии. Поэтому, произнося сегодня много слов о патриотизме, государственных интересах и так далее, Владимир Владимирович Путин или Дмитрий Анатольевич Медведев проводят не либерально-экономический курс, нельзя просто.

Михаил Соколов: Но в политической сфере авторитаризм.

Дмитрий Новиков: В политической сфере жесткий авторитаризм, мы об этом сегодня чуть-чуть говорили, и он усиливается. И это понятно. Потому что для того, чтобы удержать ситуацию, они выбрали такой путь. Они не готовы к открытому диалогу, они не готовы к открытой политической борьбе. Но, правда, в июне месяце был генеральный совет "Единой России", где они, в частности, обсуждали конкретные методы противодействия КПРФ, ее растущему рейтингу и заявили, в частности, у себя внутри, что они будут выходить на дебаты с КПРФ, от которых долго прятались. Но здесь нет никакого героизма, никакого рыцарства. Дело в том, что законодательные нормы сегодня обязывают "Единую Россию" выходить на дебаты, поэтому здесь никакой доброй воли с их стороны нет.
У нас есть конкретный опыт – опыт Украины, когда, на наш взгляд, тактика временного союза между компартией Украины и либеральными оранжевыми силами в лице Ющенко, в лице Тимошенко не оправдал себя.

Михаил Соколов: За что распущены обкомы КПРФ в Петербурге, Москве, да и Челябинске?

Дмитрий Новиков: Основными причинами являются не какие-то идейные разногласия, а необходимость добиться от региональных организаций твердого выполнения уставных норм и требований.

Михаил Соколов: Какие-то совестные действия со "Справедливой Россией", ЛДПР будут? Все-таки демарш был достаточно успешный, немножко смягчилось избирательное законодательство.

Дмитрий Новиков: Демарш в думе был минимально успешным, потому что смягчение незначительное, с одной стороны, с другой стороны, регламентные нормы, которые потом появились внутри Государственной думы, ограничивают как раз возможности депутатов. Там все не так просто. Мы бы были готовы к сотрудничеству с любыми организациями в защите прав и интересов граждан, беда в том, что они сами к этому не готовы, говорят одно, а другое делают.

Михаил Соколов: Вы называете КПРФ партией рабочего класса, но в руководстве партии не видно никаких рабочих.

Дмитрий Новиков: Вопрос не в том, кто какую должность занимает, а в том, чьи интересы партия отстаивает и согласно своим программных документам, и согласно своей политической практике.

Михаил Соколов: Педалирование русского вопроса, борьба за права русского народа равна борьбе за социализм – это не переход на националистические позиции?

Дмитрий Новиков: Я почувствовал, что вы неплохо знакомы с материалами пленума, судя по характеру вопросов, которые задавали, и вы видели, что партия одновременно поставила две проблемы и, соответственно, сделала выводы для себя по поводу борьбы в общественном мнении как против космополитизма, так и против национализма.
Мы считаем, что власть сегодня начинает активно навязывать националистические идеи в молодежной среде во всех народах Российской Федерации, в том числе и в российском народе. Цели совершенно очевидные - внести раскол по национальному принципу и лишить людей возможности солидарно, консолидировано отстаивать свои общегражданские, общеполитические, общесоциальные, экономические интересы. Мы будем бороться против как космополитизма, так и против национализма.

Михаил Соколов: Что такое народный референдум, который предлагает КПРФ?

Дмитрий Новиков: Беда в том, что ужесточение политического режима, о чем мы сегодня говорили, привела, в частности, к тому, что целый ряд конституционных гарантий изъят из практической политической, общественной жизни. И норма проведения референдума не действует. Если посмотреть, сколько рогаток вокруг этой конституционной нормы выставлено, то становится ясно, что провести референдум невозможно. Но в борьбе за референдум мы собираемся использовать различные формы народных опросов, опросов общественного мнения как очень широких политических кампаний. Вот об этом идет речь.

Михаил Соколов: Выступает ли КПРФ за отставку правительства Путина или будет и дальше критиковать лишь отдельных министров?

Дмитрий Новиков: Я хочу напомнить, что в ходе отчета Путина как председателя правительства весной этого года прозвучали выступления руководителей всех фракций, в том числе и выступление Геннадия Андреевича Зюганова, где в лицо премьер-министру было сказано о том, что нынешний курс ведет прямиком к постановке вопроса об отставке правительства. Вопроса не в думе, а вопроса в обществе.

Михаил Соколов: Что говорилось на пленуме о президентских выборах? Будет ли у компартии свой кандидат на этих выборах?

Дмитрий Новиков: Если вы обратили внимание, то в постановлении пленума нет пункта, который бы уже сейчас заранее определял нашу позицию, нашу кандидатуру по этому вопросу. В конце концов, президентские выборы еще не назначены, у нас немножко чудная избирательная система сегодня. Мы не можем сказать уверенно, что выборы что в Госдуму, что президента состоятся в те сроки, которые конституцией определены. Но тем не менее, наш общий подход состоит в том сегодня, что партия везде, где только можно, должна доносить и с помощью любых механизмов доносить положения своей программы, свои идеи, свои требования. Президентская избирательная кампания - хорошая возможность для этого.

Михаил Соколов: Для вас все равно, кто будет кандидатом партии власти - Путин или Медведев? Вы одинаково к ним обоим в оппозиции?

Дмитрий Новиков: По принципиальным вопросам мы считаем, что между ними нет различий.

Михаил Соколов: Моим собеседником был секретарь ЦК КПРФ Дмитрий Новиков.
Из других событий на левом политическом фланге стоит упоминания создание Эдуардом Лимоновым партии "Другая Россия". Власти вряд ли допустят ее госрегистрацию, зато лимоновцы теперь расстанутся с клеймом представителей запрещенной партии национал-большевиков.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG