Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Оптимизм: прививка от рецессии



Александр Генис: Америка заговорила о том, что возвращается рецессия. Прошло уже 30 месяцев, как она началась, и теперь многие считают, что понадобится еще столько же, чтобы рецессия, наконец, кончилась. Эти мрачные прогнозы создают особое негативное мышление, которое не только отражается на экономике, но и определяет ее. Покупатели откладывают дорогие обновки, предприятия простаивают, безработица не уменьшается. Нельзя сказать, что пессимизм не имеет оснований, но не стоит и преувеличивать беды Америки. Как написала колумнистка “Нью-Йорк Таймс” Росс Доутат, на памяти последнего поколения Америка уже дважды зря впадала в панику: первый раз при Картере, второй раз – по окончании Холодной войны. И каждый раз предсказания краха не сбывались. Напротив, эра Клинтона, например, обернулась экономическим расцветом. Да и сегодня, пишет Доутат, несмотря на все тяготы длинной Рецессии любая держава поменялась бы с Америкой местами. Конечно, это – слабое утешение для тех, кто потерял работу, но держать в уме историческую перспективу важно для всех: будущее – золотой запас Америки.
Об этом недавно написал яркую и важную книгу Джоэл Коткин, эксперт в области демографии, признанный авторитет, изучающий и предсказывающий тенденции экономического развития – городов, стран и народов.
Сегодня Джоэл Коткин - гость “Американского часа”. С ним беседует наш корреспондент Ирина Савинова.

Ирина Савинова: 60 процентов американцев считают, что страна свернула с правильного пути и сегодня находится в кризисе по многим показателям. У них есть основания для мрачного настроения? Они правы?

Джоэл Коткин:
Хотелось бы думать, что – нет. История обращается с Америкой довольно осторожно, и есть много причин рассматривать сложившуюся ситуацию оптимистически. Но мы знаем наши способности – мы можем развалить любую благоприятную ситуацию, это я заявляю со всей уверенностью. У нас огромные природные запасы, демография, являющаяся хорошим подспорьем экономике, мы очень большая страна, конституционный порядок на удивление стабильный. Сравните эти показатели с теми, которые демонстрируют другие страны, и вы заметите, что мы, американцы, выглядим замечательно хорошо.

Ирина Савинова: Вы – оптимист, не так ли?

Джоэл Коткин: Я бы сказал, что я, скорее, оптимист, чем пессимист. У меня двое маленьких детей, так что мне лучше быть оптимистом.

Ирина Савинова:
Население Америки, и не только Америки, но и всего земного шара в большей степени становится седым. Каким будет население нашей планеты, скажем, через 20 лет?

Джоэл Коткин: Население Америки останется пожилым, я имею в виду процент пожилых людей. Посмотрите на страны Европы и Восточной Азии, Китай, Японию, Корею, Сингапур, Тайвань, Гонконг. Население этих стран постареет гораздо быстрее. Мы в Америке, - я имею в виду наше население, - будем стареть намного медленнее, и в этом потенциальное преимущество нашей страны над другими.

Ирина Савинова: Демографы подсчитали, что за следующие 40 лет население Америки будет состоять только из 25 процентов пожилых людей, в то время, как этот процент в Китае достигнет 31-го, а в Японии – 41-го процента. Америка будет населена молодыми людьми?

Джоэл Коткин:
Моложе, чем сегодня, но не молодыми: процент тех, кому за 65, будет превосходить процент тех, кому до 15 лет. Причем, во многих странах – в значительной степени. Такое положение - беспрецедентное, история с таким еще не встречались.
Когда уменьшается прирост населения, в процентном отношении исчезают и пожилые, и молодые. Но, благодаря успехам медицинской науки, пожилые продолжают жить, а молодых все равно становится меньше. В странах Азии, например, как это было в Японии, создался кризис рабочей силы. Нехватка в 20, 30, 40 процентов. Непонятно, как такие страны перестроят свою экономику в ответ на это демографическое явление. У нас – обратный процесс.

Ирина Савинова: Демографы предсказывают прирост населения в Америке через 40 лет в 100 миллионов человек. За счет не только рождаемости, но и притока иммигрантов, так ведь?

Джоэл Коткин: Да, это так. Иммиграция имеет крайне важное значение. Остановите приток иммигрантов – и мы будем стареть гораздо более быстрыми темпами. Именно иммигранты и их дети будут ответственны за социальное обеспечение “бэби-бумеров”.

Ирина Савинова: Один из самых острых демографически кризисов сегодня в России. Как вы прокомментируете этот феномен?

Джоэл Коткин: Да, в России самый тяжелый случай. Но и в других развитых странах с высоким процентом грамотности создался демографический кризис. Для того, чтобы исправить положение, потребуется длительное время.
Численность населения мира перевалит через 6 миллиардов и достигнет девяти в течение 40 лет. Потом ожидается замедление деторождаемости, и численность населения застынет на месте или даже начнет уменьшаться.

Ирина Савинова: Как далеко вперед можно предсказать демографическое развитие?

Джоэл Коткин: Демографы могут более или менее точно предсказывать вперед на 40 лет. Все зависит от иммиграционного процесса и от того, какую политику мы проводим в обеспечении жильем. Если мы принимаем законодательство, при котором жилищные условия будут представлены исключительно многоквартирными домами, а не односемейными, – рождаемость тут же упадет.
Или если разгорается эпидемия заразного заболевания, или наступает длительная рецессия: если сегодняшняя рецессия продлится 10-15 лет, деторождаемость сократится. Но все это не точная наука – здесь много догадок.

Ирина Савинова: Связь демографии с экономикой проглядывается как нельзя ясно. А какова связь демографии с политикой?

Джоэл Коткин: Политика оказывает прямое воздействие на экономику. Сегодня ни та, ни другая партия не могут предложить эффективный набор экономических стимулов. Это повлечет за собой снижение деторождаемости. Или если федеральное правительство выступит, пусть даже с самыми ненавязчивыми предписаниями о стиле жизни, это тоже повлияет на демографию.

Ирина Савинова: Нарисуйте нам картину Америки в 2050-м году.

Джоэл Коткин: Меня уже не будет, но мои дочки застанут это время. И города, и пригороды разрастутся, большое число людей будет жить на среднем западе – там легче будет найти доступное жилье. Густонаселенные районы начнут редеть, малонаселенные – заселяться. Америка станет самой этнически разнообразной страной в мировой истории. В ней будут жить не просто многочисленные этнические группы – возникнут новые этнические смешения: люди не будут говорить “я - наполовину филиппинец и наполовину – латиноамериканец”, как сегодня говорят “я - частично итальянец, частично - поляк, частично – ирландец”. В середине 21-го века американцы будут говорить “я частично азиат, частично чернокожий, частично латиноамериканец и частично белый”. И это будет в порядке вещей. У нас создастся наиболее оригинальное по культуре общество, из всех когда-либо известных истории.


XS
SM
MD
LG