Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Футбол на телеэкране: о том, как болели и как смотрели чемпионат мира, говорят в программе Анны Качкаевой фотожурналист Юрий Рост и телевизионные обозреватели Юрий Богомолов и Александр Мельман


Болельщики в Амстердаме наблюдали за проигрышем своей команды на большом экране

Болельщики в Амстердаме наблюдали за проигрышем своей команды на большом экране

Анна Качкаева: Страсти по футболу закончились, «красная фурия» победила, испанцы торжествуют, голландцы грустят, осьминог Пауль ушел на пенсию, мир выдохнул, марафон футбольного чемпионата под звуки вувузел завершился. Подведен сегодня его телевизионные итоги. О том, как болели, как показывали, и что не показывали, может быть, мы будем сегодня говорить с болельщиками и телевизионными обозревателями. В студии со мной фотожурналист Юрий Рост, телевизионный обозреватель «Российской газеты» Юрий Богомолов и Александр Мельман, мой коллега, обозреватель «Московского комсомольца».

И вам мы задаем вопрос: с каким из каналов телевизионных вы болели за футбол, и комментарии и трансляции на каком канале вы считаете наиболее удачными? Поделитесь своим мнением от телевизионного зрелища футбольного чемпионата.

Мы выяснили только что, что Юрий поработал в начале чемпионата осьминогом, то есть вы предсказали, кто будет в финале.

Юрий Рост

Юрий Рост: Да, предсказал. Я могу многое предсказать.

Анна Качкаева: Это вы в редакции что ли играли?

Юрий Рост: Да. Дима Муратов сослался, я ему сказал, то есть свидетели есть.

Анна Качкаева: А счет то вы хотя бы…

Юрий Рост: Нет, счет я не играю, потому что это случай.

Анна Качкаева: Но две команды было понятно.

Юрий Рост: И я предсказал, что будут показывать по двум программам телевидения, на Первом и Втором.

Анна Качкаева: Можно в следующий раз обращаться к Росту, какой из каналов в результате нам что покажет. Хорошо, за кого вы болели, Юрий в финале?

Юрий Рост: За тех, кто играл в финале.

Анна Качкаева: За две команды. А вы, Юрий Александрович?

Юрий Богомолов

Юрий Богомолов: У меня была очень переменчивая позиция. Я то за одних болел, то за других. Вообще-то, я хотел болеть за футбол в данном случае, поскольку наших там не было, и как бы ставил над собой эксперимент, как я воспринимаю, если нет элемента патриотического.

Анна Качкаева: Да, да, вот это очень любопытно.

Юрий Богомолов: И я даже почему-то был рад, что наших там не было.

Юрий Рост: И я был рад.

Юрий Богомолов: И можно было…

Анна Качкаева: Это почему? Потому что можно было болеть чисто, как в театре?

Александр Мельман: Как в театре на первом ряду. Эстетическое удовольствие.

Юрий Рост: Какую роль мы бы там играли, я понял, что хорошо, что нас там нет.

Александр Мельман: Кто знает.

Юрий Богомолов: И поэтому у меня было все время такое переменное. Мне хотелось, чтобы Аргентина, поскольку она казалась мне более эстетичной командой. Затем были какие-то особые пристрастия во время матча с Кореей, с одной, с другой.

Александр Мельман: Даже Северной?

Юрий Богомолов: Даже Северной. Все-таки было довольно удивительно, и с какой-то симпатией, неожиданной для себя. И я тогда понял, почему в советское время к советским игрокам за границей в общем люди тепло относились.

Анна Качкаева: Александр, какие у вас чувства вызывало смотрение чемпионата? Вы за кого болели? Я так понимаю, что, судя по тому, как вы вошли, за испанцев.

Александр Мельман

Александр Мельман: Нет, просто я рад. Есть такое понятие – высшая справедливость, среди болельщиков оно присутствует в каком-то очень большом накале. Вообще, футбол – это такой слепок жизни во всех своих проявлениях. И все, что мы увидели, мы увидели вот эти чистые проявления жизни, не замутненные вот этим самым постановочным телевидением, о котором мы еще поговорим. Все это в сравнении выглядит, каждый раз ты ждешь какого-то события. Событие происходит на твоих глазах. И это событие бывает совершенно чудесное, неожиданное, сказочное. Нет сборной России, но Юрий Александрович сказал, что он поставил на себе эксперимент, сборная России довольно часто не выходит на какие-то большие финальные турниры. Поэтому таких экспериментов мы ставили довольно много раз. И поэтому я болел просто за футбол и тоже по-разному менялись мои пристрастия. В той же Аргентине был очень симпатичен просто Диего Марадона, его было очень жалко. Вот это проявление вот этого детского отношения, чистого к футболу – это все было видно на экране по этим глазам, по этим реакциям короля футбола Диего Марадоны. И там можно про каждого говорить, что лучшим игроком признали Диего Форлана. Это игрок уругвайский. Почему в том числе? Потому что опять же крупный план, вот эти глаза, было видно, с какой страстью играет этот человек. И все болельщики это видели. Я слышал обсуждения на разных радиостанциях, из какой-то глубинки: «А вот Форлан…»

Анна Качкаева: Ну, стал медийным лицом.

Александр Мельман: Российская глубинка, и какой-то Уругвай, Форлан…

Анна Качкаева: И вот этот немецкий парень молодой, который стал открытием.

Юрий Рост: Мюллер его фамилия.

Анна Качкаева: Типичная немецкая фамилия.

Александр Мельман: Но там столько было личностного, столько эмоционального, столько непредсказуемого. Поэтому это был такой спектакль.

Анна Качкаева: Юрий, раз вы говорите, что многое можете про это рассказать, у вас что, не было никаких открытий?

Юрий Рост: Нет, почему? Открытия у меня были. Во-первых, я выяснил, что, как говорят спортсмены, Бог – не фраер, он свою руку отменил. Марадона, который, может быть, как механизм очень хорош, а по-человечески отвратителен, он получил свое за руку божью, получив 4:1. Свое за руку божью получили и французы, Анри, и бразильцы получили тоже за две руки божьи, с помощью которых они… То есть некоторая справедливость есть.

Юрий Богомолов: Извини, Юр, даже англичане как бы получили свое за тот случай, когда Тофик Бахрамов…

Юрий Рост: Да, у него такая память у Господа! Но они получили по полной, тогда он не пересек, а здесь пересек.

Александр Мельман: Итальянцы получили за Матерацци. Вот это высшая справедливость.

Анна Качкаева: За то, что было два года назад.

Юрий Рост: Нет, но там руки, в основном руки. Роль Матерацци тут многие выполняли.

Юрий Богомолов: Были еще и ноги.

Юрий Рост: Я скажу, что мне понравился чемпионат, потому что там были моменты сострадания. Например, я сострадал Гане, которая драматическим образом…

Анна Качкаева: Да, да, африканцам как-то было так…

Юрий Рост: Форлан, не забивший на последней секунде, попавший в штангу, тоже был бы красивый поворот дальше, развитие. Мне было очень жаль Кот-д’Ивуар, потому что это команда очень перспективная. Вообще, оказалось, никакой гегемонии ничьей нет. Когда бразильцы стали играть, как плохие немцы, они проиграли. Когда они играли, как хорошие бразильцы, они, правда, не выиграли, но они показали хотя бы игру.

Анна Качкаева: Да, и выяснилось, что теперь в России за «оранжевых» болеть не опасно. Вчера несколько сюжетов было на тему по поводу «оранжевых», и кто-то из владельцев клуба «Жемчужина», мне тоже очень любопытно было смотреть, как Сочи проецируют…

Юрий Рост: А что такое «Жемчужина»?

Анна Качкаева: Вы не видите…

Юрий Рост: Может, вы мне объясните, почему я должен видеть вот этих футболистов несчастных на всех улицах Москвы?

Анна Качкаева: Так вот телевизор многое объясняет.

Юрий Рост: Я еще хочу сказать одну вещь, называют разных лучших игроков. Я думаю, что их много, было много хороших. Но для меня самым интересным, отважным Форлан, безусловно, но я думаю, что Робин – номер один.

Александр Мельман: Ну, если бы он забил в финале еще.

Юрий Рост: И даже то, что он не забил, и то, что он не упал, и как он играл. Он единственный играл против «Интера» в «Баварии», не победил, и здесь он не победил, но это фантастический совершенно игрок, азартный, точный.

Анна Качкаева: Вот можно ли сказать, судя по количеству команд, которые были нетрадиционными, как я понимаю, хотя я не специалист и подробно за этим не следила, но по комментариям понимала, что это так, которые прошли в чемпионат, что игра настолько объединила уже теперь мир, что границы совсем размылись, и радость от удовольствия сражений на футбольном поле под телекамерами и глобально болеющее человечество в общем мы наблюдали.

Юрий Богомолов: Надо сказать, что давно уже мировые чемпионаты свидетельствуют зримо, наглядно, может быть, сейчас более наглядно, о глобализации мира, и это модель глобализации, а также об антиглобализации, а именно: когда проходят эти стычки, драки жуткие, столкновения и прочее. Это все так. Но что я обнаружил? Всегда есть такой патриотизм – национальный, государственный, политический, идеологический, он уже ушел почти практически, но все-таки как-то так более-менее проявлялся. Но на этот раз какой-то континентальный обнаружился – Африка, Южная Америка, Европа, Азия…

Анна Качкаева: То есть европейцы за европейцев, африканцы за африканцев…

Юрий Богомолов: Да, и начинается, даже на высшем уровне, я так слышал, Медведев болеет за Европу, а не за какую-то команду.

Анна Качкаева: Да, да, он об этом сказал.

Юрий Богомолов: И так далее. И вот это в некотором смысле какое-то новое явление. Хотя ведь мы знаем, как интернационализировалась вся футбольная жизнь, каждый клуб – интернационал практически. Просто раз в четыре года они рассыпаются по своим национальным квартирам.

Анна Качкаева: Да, когда вчера объявляли, кто из игроков на поле откуда, на самом деле, за какую команду играет, то абсолютный мир.

Александр Мельман: Со всего мира.

Юрий Богомолов: Из Европы.

Юрий Рост: Больше всего испанцев играет в Испании.

Юрий Богомолов: Испанцы и немцы.

Александр Мельман: А в лучшей футбольной команде Европы «Интере» только один итальянец, да и тот афроитальянец Балателли. Все остальные – из-за рубежа.

Юрий Богомолов: Кроме того, если мы посмотрим саму Германию, то ведь такой межэтнический котел, где мы таких… Адольф Гитлер был бы крайне шокирован.

Анна Качкаева: Шокирован обстоятельствами.

Юрий Богомолов: А команда хорошая.

Александр Мельман: Они добавляют, наоборот, этого перца немецкой команде, они, наоборот, ее уводят от стандарта. Озил, турок, турецкого происхождения, или Буатенг, нигериец – это все такие алмазики на этом фоне, это обогащает команду.

Анна Качкаева: Давайте я вам дам возможность сказать про судей в этом контексте, они телевизионно тоже драматургически либо делали ситуацию более выпуклой, либо, наоборот, снижали ее драматичность. Скажите, как эта часть телевизионного зрелища выглядела? А потом мы поговорим о частностях.

Юрий Рост: Что судьи? Это как наш суд – законы то есть, а применяют их люди по-разному.

Анна Качкаева: Понятно. В игре то и вовсе понятно.

Юрий Рост: Тут Басманный суд, там какой-нибудь районный. И здесь так. Вроде правила все одинаковые, а судьи разные. Бывали слабые судьи совсем, бывали судьи с пристрастием, а в основном это люди, которые не вполне могут уследить за тем, что происходит на поле. Они, может быть, и хотели бы. И я считаю, что это глупость, не знаю чем она продиктована, что нет дополнительных судей, контроля какого-то.

Анна Качкаева: Говорят же о том, что как раз телевизионную технологию надо использовать и что надо записывать, как это бывает в хоккее.

Юрий Рост: Да, хотя бы за взятием ворот. И судьи были бы тогда, они как-то понимали, что за ними глаз да глаз. А так каждая команда может найти ошибки у судьи по отношению к своим действиям.

Анна Качкаева: Это все-таки люди и все-таки игра.

Юрий Рост: И они есть, но есть основополагающие. Например, не засчитанный гол Англии очевидный, который весь мир видел.

Александр Мельман: Весь мир видел в повторе.

Юрий Рост: Это сразу было видно. Он коренным образом изменил ход игры, а, может быть, и ход чемпионата. Мы не знаем, чем закончилась бы эта игра. Это вольное допущение о том, что забили – не забили. Ситуации не повторяются. Если гол был не забит, другая была бы ситуация, другая игра. Голы, забитые из офсайда, точно так же повлияли на ход. Поэтому это все относительные результаты.

Анна Качкаева: Значит, телевидение записали, показали, только как это опять же повлияет на игру.

Юрий Рост: Если бы оно молчало телевидение…

Анна Качкаева: Об этом мы сейчас поговорим.

Александр Мельман: Я хочу сказать, что басманное правосудие судейство на чемпионате мира напоминало бы тогда, когда было бы действительно предвзятое судейство. Я ни разу не видел и не чувствовал и не понимал, чтобы был какой-то факт предвзятого судейства на чемпионате мира. Были человеческие ошибки, о которых мы говорили, футбол – игра человеческая. Да, ее нужно технически, безусловно, дополнять, как в других видах спорта. Но вот это человеческое, которое, может быть, было с перебором – это очень важная составляющая эмоциональная. Опять же это как слепок жизни. Поэтому к судьям претензий нет. Насчет Англии согласен, правда, они играли плохо в этом матче в принципе. И если уж не засчитали гол, что со всеми бывает, и вы – опытная команда, вы уходите на второй тайм, проигрываете 1:2, а не 2:2, ну так постарайтесь. Ничего этого не было, немцы прекрасно их переиграли во втором тайме. Мы уже как болельщики начинаем говорить.

Анна Качкаева: В частности не уходите.

Юрий Рост: Ну, дали восемь лет, отсидел, ну, в конце концов, можешь выйти на свободу заняться производственной деятельностью.

Александр Мельман: Это вы о Сутягине уже.

Юрий Рост: О ком угодно.

Анна Качкаева: Это про то, что все-таки футбол – это жизнь.

Юрий Богомолов: Я должен сказать, что судей было достаточно жалко частенько, именно потому что они терялись в ситуации. И одна ошибка в одну сторону влекла ошибку в другую сторону. Это психологически очень даже понятно.

Александр Мельман: Это было всегда.

Юрий Богомолов: Но дело в том, что действительно телевидение стало, большая часть публики сидит не на стадионе, а сидит перед телевизором и все видит. И даже не только голы. Особенно поражают вот эти столкновения, которые по ходу приблизительно видишь, что там что-то такое произошло. Но когда крупным планом…

Анна Качкаева: Да еще в замедленной истории, когда они подпрыгивают.

Александр Мельман: Да, да, особенность этого чемпионата.

Юрий Богомолов: И тогда видишь: господи, какой был ужас! Там секундное дело – столкнулись и разлетелись. А тут же видишь, как он этими шипами.

Анна Качкаева: Ногу занес, рукой шарахнул, головой…

Юрий Богомолов: Обнимает и так далее… И судьи явно, конечно, уже не успевают.

Анна Качкаева: А у меня вопрос к вам. Меня этот вопрос действительно беспокоит. А может, действительно уже судей надо посадить перед мониторами, как режиссеры сидят.

Юрий Рост: Судей сажать надо почаще.

Анна Качкаева: Нет, хорошо, чтобы они присели перед мониторами, так же, как мы сидим перед экранами. И может быть, это будет как-то…

Юрий Рост: Нет, нет, об этом разговор был, но не надо их все время сажать перед мониторами.

Юрий Богомолов: Да, надо несколько главных моментов.

Юрий Рост: Но ключевые моменты – взятие ворот…

Юрий Богомолов: И офсайд, из которого забивают…

Юрий Рост: Конечно, нужно.

Александр Мельман: Как в теннисе, можно по два раза обращаться к судье, чтобы он смотрел. Это можно.

Юрий Богомолов: Нет, здесь другое ограничение.

Александр Мельман: Просто боятся убрать эту человеческую составляющую.

Юрий Рост: Ограничение по времени.

Юрий Богомолов: Это другая история.

Александр Мельман: Просто боятся сделать техногенный футбол, и я это понимаю.

Юрий Богомолов: Да никакого техногенного не получится.

Александр Мельман: Просто футбол – очень консервативная игра, и там правила очень редко меняются.

Юрий Богомолов: Не более консервативный, чем теннис.

Александр Мельман: Я согласен, я говорю, что частично это нужно делать.

Анна Качкаева: Значит, этого лучше все-таки не делать или делать умеренно, с учетом чего-то.

Юрий Рост: Разумеется.

Юрий Богомолов: Если уж в хоккее ввели.

Анна Качкаева: Совершенно понятно, что и ФИФА, как я понимаю, все больше и больше идет за телевидением, потому что я так поняла, что впервые вчера вынесли Кубок как некое божество на поле перед тем, как начался матч. И это тоже целая спланированная история. Но они сказали, что это теперь будет каждый чемпионат.

Александр Мельман: Да, это новая традиция, начатая вот здесь.

Анна Качкаева: И вот этот вынос человеком…

Александр Мельман: Это Каннаваро, капитан сборной Италии.

Юрий Богомолов: Это уже мифология, это вот элементы мифологии, которые внедряются, инкорпорируются в зрелище.

Александр Мельман: Это телевизионная история, она идет через какую-то новую веру, футбол как вера, миллионы адептов, и все это делается через миллионы телевизионной аудитории, все очень правильно.

Юрий Рост: Регби никто не смотрел, вот этот Кубок трех наций? Посмотрите. Там судья связан с телевидением по наушникам и имеет право посмотреть. От этого игра не проигрывает нисколько, а скандалов бывает гораздо меньше.

Анна Качкаева: Наверное, да, и наверное, теперь предстоит все больше и больше учитывать эту телевизионную составляющую именно потому, что, как я понимаю, зрители оказываются все больше и больше в выигрышной ситуации, чем человек, который не может на любом поле обозреть то, что они делают.

Юрий Рост: Анечка, правила меняли, в волейболе поменяли правила для того, чтобы было удобно смотреть по телевизору, именно для телевизора. Потому что раньше волейбол был бесконечный.

Анна Качкаева: Значит, тогда вы себе противоречите. Значит, уже игра подстраивается под телевизор.

Юрий Рост: Ну, это для зрителя, конечно.

Александр Мельман: Вся жизнь подстраивается под телевидение.

Анна Качкаева: Ну, тогда и вопрос стадионов все больше и больше будет ставиться под сомнение, потому что все, что вы говорите…

Юрий Рост: Ну, а как? Ты придешь домой, в вувузелу подуешь, это же выгонят из дому. А там на стадионе – пожалуйста.

Анна Качкаева: Вообще, конечно, звук этого чемпионата останется надолго.

Александр Мельман: Нет, насчет телевидения, когда играла Аргентина – Мексика, и Аргентина, Тэвис забил из неигры, и аргентинцы побежали радостно, а на большом стадионе показали табло, что это вне игры, и все зрители на стадионе это увидели, а судья итальянский все равно не засчитал, чтобы сохранить свое реноме, потом его за это наказали, это, конечно, проблема. Табло – это как большой телевизор, и там этот повтор был, а судья не видел.

Юрий Богомолов: Блаттер решил запретить повторы.

Анна Качкаева: Тем не менее, все-таки если говорить о том, насколько телевидение теперь уже влияет на такую одну из самых старых игр? Она больше всего ведь, как я понимаю, сохраняла свою нетронутость…

Юрий Рост: Нет, почему? Теннис.

Александр Мельман: Все равно это очень консервативная игра, может быть, самая консервативная – футбол все-таки.

Юрий Богомолов: Дело не в том, что она самая консервативная, дело в том, что она самая массовая.

Анна Качкаева: Ну? Так это означает, что ее меньше будут подделывать под ящик, или все-таки неизбежно…

Юрий Рост: А там не надо ничего подделывать.

Юрий Богомолов: Особо ничего, это как бы создана для телевидения эта игра.

Александр Мельман: А вы знаете, американцы говорят, что соккер – это европейский футбол, а есть американский футбол, в американском футболе, как в хоккее, есть чистое время и есть время специально для рекламы. А в соккере, в футболе – такого нет. И поэтому он не очень телевизионен для американцев был. Но теперь это меняется, безусловно. Там популярность футбола очень большая в США самих. Но просто совсем уж подделаться под телевидение футбол, конечно же, не должен, вдруг останавливать игру и делать рекламную паузу, как в хоккее, как в американском футболе, этого, конечно, не должно быть.

Юрий Рост: Не, мы про перхоть можем, которой нету у Рональдо, в перерыве можем посмотреть раз по пять.

Анна Качкаева: Вы сейчас, дорогие коллеги, расскажете о том, как вам комментарии и комментаторы, а я сначала удовлетворю ваше любопытство по поводу «Жемчужины», потому что никто не понимает, что это такое, потому что по городу едут, по Рублевке едут, в Сочи наблюдают, и никак не могут понять, почему оранжевый щит, потому что лица какие-то непонятные. Так вот, в нескольких сюжетах на канале «Россия-2» нам рассказали, что это сочинская команда, которая тоже взяла за цвета свои оранжевый, и очень много вложили в ее раскрутку, так это называете, когда такое количество биллбордов, рекламы. И более того, ролики вот эти потрясающие, которые крутятся по поводу этой команды на телеэкранах, снимал француз, довольно известный, поэтому красиво это все смонтировано. И как я поняла одного из людей, которые то ли спонсируют команду, то ли являются такими наблюдателями за ней, что это перспектива будущего в расчете на некие новые чемпионаты, что команда войдет сначала в Первую лигу, потом, видимо, будет думать…

Юрий Рост: Это решение будет какое-то? Или они будут играть?

Анна Качкаева: Нет, они будут играть, как они говорят. И более того, вчера было довольно любопытно наблюдать, как к этому подверстывали мнения самих сочинцев, потому что спрашивали, а за кого сочинцы будут болеть, и, как минимум, три или четыре мнения, это был репортаж на «России-2», сообщали о том, что они будут болеть за голландцев, поскольку тут были в данном случае жены и сочувствующие, то спрашивали, видимо, почему, они говорят, что вроде тоже потому что оранжевый цвет, у нашей «Жемчужины» тоже оранжевый, поэтому мы будем болеть за оранжевых. Почему я сказала, что в России теперь тоже можно болеть за оранжевых. Вот по пути, это в глобальной картинке, возникает еще и внутренние интересы и внутренние картинки, хотя из этих сюжетов у меня все время ощущение было, что торчат некие уши продвижения некой команды и некой компании. Может быть, узнаем со временем, как это связано с самим городом Сочи.

Юрий Богомолов: Это ориентация на подсознание, я думаю.

Юрий Рост: Но играть то надо, забивать то надо.

Анна Качкаева: Юрий, вы поняли, что такое «Жемчужина»? И почему она в пространстве телевидения существует?

Юрий Рост: Я думаю, если есть решение партии и правительства нашего, то «Жемчужина», конечно, на один сезон появится в классе А. Деньги будут отмыты, и «Жемчужина» будет опять забыта. К тому же оранжевая «Жемчужина», знаете, - это брак.

Анна Качкаева: Ну, в общем, да!

Юрий Рост: Может быть только белая или черная.

Анна Качкаева: Хотя, конечно, то, что играли синие и оранжевые, это тоже в контексте политических аллюзий, ассоциаций…

Юрий Рост: Они об этом не знают, что у нас такие проблемы.

Анна Качкаева: Да. Давайте теперь о том, как матчи комментировали, и что вы думаете о качестве комментария, трансляции на собственно основных каналах, которые и боролись за возможность показать стране главные матчи?

Юрий Богомолов: Во-первых, конечно же, совершенно очевидно, что трансляции на «России-1» под аккомпанемент «России-2», где был гарнир, само мясо было на «России-1», а гарнир был на «России-2», они были, конечно, намного интереснее, и они ставили определенные задачи для того, чтобы как бы не просто болельщика привлечь, а и такого зрителя, которому любопытна какая-то кухня, что-то околофутбольное.

Анна Качкаева: Как люди там встречаются, как полицейские кого пускают. Я выяснила, между прочим, что юаровские полицейские гораздо более, это даже корреспонденты канала «Россия-2» подчеркивали, что хорошо бы нашей милиции взять пример, потому что то, как их пропускали, и то, как входили в положение, чтобы они писали правильные стендапы и находились на нужном месте, это было очень важно.

Юрий Богомолов: И важно, что «Россия-2» привлекала экспертов-дилетантов – артистов, писателей и так далее, которые вносили свою какую-то изюминку во все это. А что касается Первого канала, то они давали один кусок мяса, причем вгоняли его так, что мы не могли увидеть ни гимна страны…

Юрий Рост: Без увертюры давали. «Севильский цирюльник» есть, а увертюры нет.

Юрий Богомолов: Вот без увертюры и без подготовки эмоциональной. Был такой эпизод, когда играли, не помню, какие команды, они выстроились в середине газона и развернули такой плакат «Скажи расизму нет!», переключил на секундочку на Первый канал, а там идет «Розыгрыш», где разыгрывают Екатерину Шаврину. Там розыгрыш состоит в том, что какую-то девочку увлек какой-то негр, обманул ее, подставил, она плачет, рыдает. А Шаврина, которая приняла это все всерьез, говорит: «Ну, зачем ты связалась с этим негром? Ну, что ты нашла в нем? Ну, ведь русских же много». Переключаю обратно…

Анна Качкаева: А там по-прежнему плакат.

Юрий Рост: Между прочим, я нашего президента тоже заметил в том, что он связался с этим негром американским.

Анна Качкаева: Александр, ваши впечатления?

Юрий Богомолов: Я недосказал еще про комментаторов. А вот что касается комментаторов, знаете, кто меня раздражает, так это Виктор Гусев.

Александр Мельман: Как всегда, вас раздражает.

Юрий Богомолов: Это вувузелка такая, беспрерывный идет разговор о том, кто сколько с кем вошел и так далее.

Юрий Рост: Он не понимает в футболе ничего.

Юрий Богомолов: Нить игры теряет человек совершенно, не понимает, пропускает какие-то моменты, которые возникают острые. И кто меня, конечно, абсолютно удовлетворял, это на «России» Стагниенко, который тоже много говорит, но почему-то это не раздражает.

Анна Качкаева: Это ведь он вчера комментировал?

Юрий Богомолов: Да.

Анна Качкаева: Да, очень корректно. Я так понимаю, что Рост тоже выступает против Гусева.

Александр Мельман: А потом я буду адвокатом.

Юрий Рост: Я не выступаю, потому что я нашел метод.

Анна Качкаева: Какой?

Юрий Рост: Я выключаю Гусева, включаю радио «Спорт», и там порой бывает какая-нибудь пара, в которой, скажем, Олег Винокуров, сын замечательного корреспондента. Я же помню хороших комментаторов, я помню Набутова Виктора Сергеевича, я помню Галинского.

Анна Качкаева: Хорошее – это что?

Юрий Рост: Это которые понимают в футболе все-таки. Он следит за игрой, а не за полем, и не дает бесконечных оценок, абсолютно дилетантских оценок, кто как, хорошо, он даже не понимает, отобрал мяч защитник или потерял нападающий, даже такие вещи, а это ведь существенно.

Анна Качкаева: И который эмоционально не мешает, а идет за игрой.

Юрий Рост: Да, не жужжит.

Анна Качкаева: Да, вчера мне было во всяком случае очень приятно слышать, потому что эмоционально он так же чувствовал, как и зритель.

Юрий Рост: Юра, ты помнишь, был такой сказочный период, когда показывали теннисный турнир Уимблдон, открыли только канал…

Александр Мельман: Анна Дмитриева вела.

Юрий Рост: Да, она великая. И показывали технически, просто включали, и шел вживую. И там был интершум, и судья объявлял, и это было замечательно.

Александр Мельман: Да, это было хорошо.

Юрий Рост: Мне так повезло.

Александр Мельман: И футбол так показывали на Олимпиаде-1988 в Сеуле.

Юрий Рост: Да, чудесно. Называй имена, если ты не понимаешь, что происходит, называй имена спокойно, кто кого ударил.

Анна Качкаева: Вообще, документальная история, наконец, создает абсолютно иную атмосферу, и эта дудка, которая гудела…

Юрий Рост: Когда образ какой-то у людей, я помню, Виктор Сергеевич Набутов: Базилевич прошел по краю, ударил с угла, с острого, Яшину, Яшин взял, и Базилевич схватился за голову, и тот комментирует: вот человек, который первый раз видит футбол, он ведь может подумать, что Базилевич Яшину с этого угла забивает всегда. Ну, все, нормально, полный комментарий! Я это запомнил, я могу много еще вспомнить.

Юрий Богомолов: А Гусев, напомню тебе, он – внук, знаешь, кого?

Юрий Рост: Гусева.

Юрий Богомолов: Гусева, совершенно верно, драматурга такого помнишь?

Юрий Рост: Да.

Александр Мельман: Который «Славу» написал.

Юрий Богомолов: И вот его оптимизм он, по-моему, оттуда растет.

Юрий Рост: Я задаю вам вопрос: а если бы наши играли, тоже бы выходили без гимна?

Анна Качкаева: Да, это трудно себе представить.

Александр Мельман: Действительно, не хватало начала вот этого. И всегда интересно, как люди ведут себя перед матчем, это всегда вот тот самый живой эфир.

Юрий Богомолов: Я уж не говорю, Первый канал в двух играх украл прямой эфир.

Юрий Рост: Да. Даже больше, они с опозданием.

Юрий Богомолов: Поскольку им нельзя было прекратить «Розыгрыш» или что-то еще…

Александр Мельман: Но в следующий раз они немножко исправились.

Юрий Богомолов: Естественно, исправились, когда что ж такое?

Александр Мельман: Просто в телевизионных передачах, скажем, есть такая передача «Время на досуге», мне тоже всегда интересно, как заканчивается эфир, потом люди начинают что-то обсуждать, они как-то там проявляются. Так же и в футболе, всегда вот это очень интересно. И действительно, когда мы не слышим, как люди поют, всегда можно узнать характер по тому, как люди ведут себя во время этих ситуаций предматчевых, как после матча, как они плачут. Все это мы частично видели, но, к сожалению, не до конца. Что касается комментаторов, я действительно не очень понимаю вот такое массовое раздражение в отношении Виктора Гусева, массовую такую идеосинкразию. Что он вам сделал, господа?

Юрий Рост: В том то и дело, что абсолютно ничего не сделал.

Александр Мельман: Мы здесь сидим, достаточно дилетанты футбольные, и думаем, что мы все понимаем в этом футболе, и считаем, что комментаторы не понимают. По-моему, Виктор Гусев очень даже хорошо разбирается в футболе. Он – не мой герой, но тем то и хорошо, что было достаточно много комментаторов, и каждый мог выбрать себе для себя. Меня он, например, совершенно не раздражал.

Анна Качкаева: Я боюсь, что не мог, особенно там, где нет радио «Спорт», где нет спутниковых тарелок и так далее.

Александр Мельман: Нет, Первый канал и «Россия», я говорю только о них. Да, лучшая команда – это «НТВ плюс», безусловно, осталась без футбола. И они должны были оставаться в Москве и ничем не заниматься, когда они действительно лучшие. Я согласен, и мы, как телекритики, вручали им и неслучайно. Но дальше, среди тех, кто был, вот эти два канала, которые Юрий угадал, угадать было нетрудно, по-моему, кто будет разыгрывать, ВГТРК и Первый канал, мне кажется, что и Виктор Гусев, и Геннадий Орлов, и Андрей Голованов – это достаточно хорошие, крепкие комментаторы. Насчет Стагниенко, он очень перспективный, но здесь мне больше нравится Роман Трушечкин, который есть на канале «Россия». То есть каждый мог выбрать для себя. Единственное, только Василий Конов на Первом канале, он не комментатор, но вынужден был комментировать, там не было полного состава комментаторов на Первом канале, и, конечно, он еще не готов.

Юрий Богомолов: А как я бы мог выбрать, если бы одновременно шла…

Юрий Рост: Да, по радио был канал, и ты выбираешь себе комментатора.

Юрий Богомолов: Идет по одному каналу телевизионному этот матч, и есть еще другой канал, который показывает тот же матч, но с другим комментатором.

Александр Мельман: Юрий Александрович, вы, наверное, очень чувствительный, вас раздражают вувузелы, Виктор Гусев.

Анна Качкаева: На самом деле, почему я говорю про спутники? Потому что западные то каналы показывали. И те, у кого есть «Евроспорт» и прочий набор спортивных каналов, конечно, могли видеть это в комментарии на английском. Ясно, что каналы показывали. И такие зрители есть. Но понятное дело, что для страны это довольно сложно.

Юрий Рост: Я хочу сказать, сама телевизионная картинка была замечательная. Эти крупные планы…

Юрий Богомолов: Кстати, интересно, какая команда.

Юрий Рост: Международная.

Александр Мельман: Конечно, международная команда.

Юрий Рост: Международная команда, они же работали и на чемпионате Европы, часть. Я хочу сказать, я посмотрел BBC, то, что показывали, это показывали, картинка у всех одинаковая, что он говорил – он мне не мешал совершенно. Я прекрасно понимал, потому что он называл фамилии, несмотря на то, что не все понимал, что он говорит. Но в перерывах у них там было интересно. Они моментально, вместо того, чтобы, когда они рекламу давали, я не знаю, там сидел профессиональный ведущий и сидели хорошие игроки, один раз и Клинсман сидел, немец, я видел голландцев, англичан, и они разбирали с остановками вот эти ситуации. То есть не просто рисовали…

Анна Качкаева: Но когда это делал Савик Шустер, и он делал это на Украине, насколько я знаю…

Юрий Рост: Это было очень толково сделано, 15 минут они подготовили. Ну, отдайте, потом вы уже покажете всю эту рекламу.

Александр Мельман: Я согласен, это ровно так разбираются на специализированных спортивных каналах. И если бы это было на «НТВ плюс», как был чемпионат Европы два года назад, когда можно было действительно выбрать.

Анна Качкаева: На «России-2», кстати, это было. Только в дневниках и постфактум.

Александр Мельман: Постфактум. А вот в перерывах, действительно в режиме реального времени это очень здорово.

Анна Качкаева: Давайте дадим возможность слушателям тоже высказаться, там тоже болельщики есть. Яков, мы вас слушаем из Москвы.

Слушатель: Сразу же поправлю, «Евроспорт» футбол не показывал, чемпионат мира, там было типа дневников. Я смотрел только финал полностью, остальное – нет, всегда болею за европейцев, для меня это не новость, я всегда болею за европейцев, по континентальному признаку. Второе, в основном я пишу о теннисе, я журналист, поэтому футбол меня не очень интересует, хотя иногда смотрю. По поводу повторов, в теннисе есть хоу-кай, и там есть возможность каждый раз посмотреть три раза одному игроку в течение сета, а тайбрек добавляется четвертый. Здесь можно было бы то же самое сделать: один просмотр на тайм, если попытка удачная, то попытка сохраняется. И еще что хочется сказать по поводу повторов, вот тут хоу-кай не было, и было несколько спорных моментов, и я специально аргентинцев спросил, вы хотели бы? Они говорят, что хотели бы, но теперь это не принципиально. Если есть сильный игрок, как Налбандян, который решает практически весь матч. Так же и здесь, если команда сильнее, ну да, конечно, неприятно, что не засчитали англичанам гол, и непонятно как бы закончилось. Я этот матч краем глаза видел, мне показалось, что немцы были настолько сильнее, что засчитай этот гол – немцы бы все равно победили, у меня такая точка зрения. Потому что хоу-кай иногда бывает, иногда нет.

Юрий Рост: Это виртуальный подход такой: что было бы, если бы… Бывает так, вот вчера забил бы, допустим, Робин гол, и потом что, отыгрались, и был бы 1:1? Неизвестно. Никто ничего не знает.

Юрий Богомолов: Психология людей, которые играют, она так хрупка.

Юрий Рост: Я согласен с тобой.

Юрий Богомолов: После пропущенного гола это другая команда.

Юрий Рост: Вратарь думает, я играл в водное поло, правда, но если по ушам тебе пробили, ты ни о чем не думаешь, ты только думаешь о пропущенном мяче, и обожаешь пенальти. Вратарь обожает пенальти.

Анна Качкаева: Потому что может его…

Александр Мельман: Бывают совершенно обратные случаи, когда Голландия пропустила от Бразилии, она пропустила гол, но не то что не надломилась, наоборот, собралась и выиграла. То есть вот это сила духа, которая была продемонстрирована.

Юрий Богомолов: Мало ли что бывает.

Анна Качкаева: Но в любом случае, даже человек, который освещает другие виды спорта, в общем, говорит о том, что можно было бы помочь судьям посмотреть.

Александр Мельман: Это примут в октябре.

Анна Качкаева: Валерий, Москва, вы в эфире.

Слушатель: Вот чем отличается умный человек. Вот Рост – умный человек, он понимает.

Юрий Рост: Спасибо.

Слушатель: Он понимает, что когда гол забит, не просто гол забит, как говорит господин Мельман, который в футболе, конечно, ничего не понимает, а гол несправедливо не засчитан.

Александр Мельман: Ну, извините, я занимался футболом много лет.

Слушатель: Вот в чем проблема то! Бразильцы просто забили, и эти отыгрались. А эти забили, и им не засчитали, нагло не засчитали, на глазах у всего мира – вот это подлость. И еще, Рост – конечно, очень умный человек. Все говорят о Форлане. Да, Форлан – это, конечно, гений, Мюллер – это так…

Анна Качкаева: Ну, молодой же еще! Что ж вы его так?

Слушатель: Да ну, пацан, это не то! Форлан – это античная личность, и Рост молодец, Робин – это совершенно гениальный игрок.

Юрий Богомолов: Рост – тоже античная личность.

Слушатель: Гениальный игрок, это боец действительно античного типа. Господин Рост, я вас просто за это дело должен буду отметить, просто особо отметить.

Юрий Рост: Спасибо.

Слушатель: И далее, еще одна проблема – жадность, жадность телевизионщиков. Они не показали вручение за третье место.

Анна Качкаева: Это правда.

Юрий Рост: Это правда.

Анна Качкаева: Вообще, этих праздников не хватало.

Слушатель: Они взяли включили Кубок Дэвиса одновременно с показом финала чемпионата мира по футболу! Это неслыханная наглость! Мало того, перед началом показа в повторе они сообщили результат, ну, это просто подонки! Я просто поражаюсь! Путинская банда, захватившая телевидение, настолько жадна, старое НТВ показывало все турниры Большого шлема, все виднейшие футбольные турниры. А эта жадная банда каждую копейку норовит тянуть себе в карман!

Анна Качкаева: Благодарю вас за то, что вы так настойчиво отстаиваете мнение зрителей. Банда ни при чем…

Александр Мельман: Все связалось.

Анна Качкаева: Хотя, конечно, действительно, просто теряют удовольствие от зрелища, а телевизионщики наши должны понимать, как это работает. Мне просто интересно, как рейтинги выстроились. Вчера же «Песни Аллы» Первый показал. Алла, которая была запрещена на Первом канале, а теперь ее пустили, боюсь, что подставили.

Александр Мельман: Когда раньше было Рождество, в советское время, когда было Рождество, всегда Аллу давали, концерты Аллы Пугачевой, чтобы люди не ходили. И вот теперь то же самое, новая религия – футбол, но конкуренции никто не отменял. На Первом дали Аллу Борисовну.

Анна Качкаева: Но все же любопытно, что будет с рейтингами, особенно по стране. Владимир, Калининград, вы в эфире.

Слушатель: Я разочарую, наверное, всех присутствующих, но мне все понравилось. У меня спутники стоят. И если по каналу какому-то идет Алла какая-то, меня это не смущает.

Юрий Рост: Вы нас не разочаровали, мы за вас рады.

Слушатель: Ну, это во-первых. Во-вторых, что было неприятно единственное, что я жаворонок, и показы были до ноля часов, вот здесь у меня глаза уже в руках.

Анна Качкаева: Ну, ЮАР – что поделаешь?!

Слушатель: Вот единственный недостаток.

Юрий Рост: А что будет с Бразилией?

Юрий Богомолов: А зато вам повезет, когда будет в Бразилии.

Юрий Рост: Вы будете в пять утра смотреть.

Александр Мельман: Из Японии утром транслировали.

Слушатель: Повторы на «России-2» уже на второй день неинтересно.

Анна Качкаева: Конечно.

Слушатель: И те, кто в спорте хоть чуть-чуть понимают, я думаю, что вряд ли смотрел. Вот у меня жена, например, не смотрела футбол, она безразлична к нему. А я смотрел, выключил комментатора вообще, вижу, кто что делает, кто как играет, кто чего достигает и кто хочет чего достигнуть.

Анна Качкаева: Вы – правильный зритель, Владимир.

Юрий Богомолов: Совсем без комментаторов, я должен сказать, очень сложно смотреть.

Анна Качкаева: Иногда – да, мне, как человеку, ничего в этом не понимающему, мне важно, чтобы кто-то все-таки сопровождал.

Юрий Богомолов: Даже дело не в этом. Когда совершенная тишина, то это неправильно.

Анна Качкаева: Нет ощущения включенности.

Юрий Богомолов: Даже кино немое, неслучайно же таперы сидели и работали.

Юрий Рост: Но на стадионе то у тебя шум есть.

Юрий Богомолов: А на стадионе шум есть.

Александр Мельман: Бывают надоедливые действительно комментаторы, выключаешь.

Юрий Рост: Вот эта вувузела чем мне не нравится, кроме того, что она сейчас проникнет у нас на нашу территорию, и уже даже в повторе нельзя будет смотреть.

Юрий Богомолов: И в теннисе уже даже появляется.

Юрий Рост: В теннисе они будут молчать долго, они не будут начинать играть, если кто-то, там традиция.

Юрий Богомолов: Я смотрел Дэвис, там уже были.

Юрий Рост: Насчет повторов, безусловно, это так же интересно, как смотреть в записи выборы президента у нас.

Александр Мельман: Их вообще никто не смотрит.

Анна Качкаева: «Легкостью, глубокомыслием и добротой ведущих блистала лучшая телевизионная программа на канале «Евроспорт» «Соккер-сити», - Александр из Сызрани нам говорит. Но это вроде как не имеет прямого отношения.

Александр Мельман: Аналитическая.

Анна Качкаева: «Уважаемые эксперты, объясните, пожалуйста, почему немецкий осьминог правильно предсказал результаты всех матчей?»

Юрий Рост: Потому что он живой. Мы то видим осьминогов только уже в разделанном виде.

Анна Качкаева: Слушайте, я так понимаю, что он уходит на пенсию реально, потому что осьминоги много не живут.

Александр Мельман: Да, ему три с половиной года.

Юрий Богомолов: Вчера я себя поймал на мысли, что я болел за осьминога, а не за одну из команд.

Юрий Рост: Жалко его.

Юрий Богомолов: Не, не потому что жалко, было за что болеть.

Юрий Рост: А ты видел, как он достает эти коробки?

Юрий Богомолов: Да, да, конечно.

Юрий Рост: Вот обучили. Там есть специальный человек, который подсказывает.

Александр Мельман: Невзоров тоже лошадей научил читать, так что можно все.

Анна Качкаева: «Украины не было, России не было. А на федеральных каналах можно смотреть, в основном мне понравился канал «Россия-2». Первый уважения к телезрителям практически не имеет», - пишет нам Александр из Львова, хотя, я думаю, что украинские каналы тоже, наверное показывали, судя по всему.

Юрий Рост: Конечно.

Анна Качкаева: Почему он смотрел Первый – не очень понятно.

Александр Мельман: Я знаю, там очень многие Савика смотрели именно с его аналитикой.

Анна Качкаева: А вот один наш слушатель очень огорчается за вас и пишет мне: «Неприятно слышать, что ваши гости так радуются, что сборная России была чужая на этом празднике жизни».

Александр Мельман: Никто не радуется.

Юрий Рост: Ее не было, она не была чужой. Ее не было вообще.

Юрий Богомолов: И кроме того, там были те игроки, которые играют в России. Я болел за Дани.

Александр Мельман: А за Японию?

Юрий Рост: Вот какая любопытная штука. Вот эти чемпионаты Европы клубные, принцип там совершенно другой. Там принцип мастерства, а не национальной принадлежности. Из-за этого тренеры иначе работают. Мне иногда казалось, что если бы я увидел «Барселону» вместо сборной Бразилии, то она бы сыграла нисколько не хуже.

Александр Мельман: Она и лучше. Там уровень футбола выше.

Анна Качкаева: Владимир вот пишет, что если бы чемпионом мира стал Гондурас, а не Испания, тогда нужно было что-то менять. Не очень понятно, что он имеет в виду.

Юрий Рост: Гондурас надо было бы менять.

Александр Мельман: Не ту страну назвали Гондурасом.

Анна Качкаева: А, вот именно это, вы думаете?

Юрий Рост: Существует объективное. Одну игру Гондурас мог выиграть, а чемпионат – нет.

Анна Качкаева: А можно ли говорить о том, потому что мне понравилась мысль Юрия о том, что континенты теперь в футболе выступают.

Юрий Рост: По-моему, это ерунда.

Анна Качкаева: Нет?

Юрий Рост: По-моему, полная ерунда.

Александр Мельман: Слушатель так же говорил.

Юрий Богомолов: Когда были чемпионаты, где наши играли, это было несколько сглажено. А сейчас, когда мы были в стороне, то именно континентальный патриотизм начался.

Юрий Рост: Я болел за Гану, за Кот-д’Ивуар, мне Уругвай очень симпатичен.

Юрий Богомолов: На групповом этапе все правильно было, а потом, когда начались на плей-офф, то…

Юрий Рост: Все равно Гану жалко было.

Александр Мельман: Но такая территориализация существует.

Анна Качкаева: Существует. Я благодарю вас за то, что смотрели и болели.

XS
SM
MD
LG