Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый стандарт общего образования - гарантирует ли он бесплатное обучение, материально-техническую базу школам и зарплату учителям


На уроке китайского языка в читинской языковой гимназии

На уроке китайского языка в читинской языковой гимназии

Тамара Ляленкова: Тема сегодняшней программы – федеральный стандарт общего образования. Этот стандарт, что называется, основной, 5-9-е классы школы ждали давно. И вот оказалось, что буквально со следующего года он может быть введен. Выяснилось также, что новый стандарт имеет ряд недостатков. Например, он не учитывает возрастные особенности, не содержит методик и критериев результатов. Их на этой неделе в Общественной палате Российской Федерации обсуждали ректор ГУ ВШЭ, председатель Комиссии Общественной палаты РФ по развитию образования Ярослав Кузьминов, ректор Московского института открытого образования Алексей Семенов, ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Павел Каспржак, профессор Российского государственного педагогического университете имени Герцена Елена Пискунова, директор Красноярской университетской гимназии «Универс» № 1 Елена Чиганова, учитель сельской школы из Вологодской области Александр Цинман, директора московских школ Любовь Духанина и Ефим Рачевский, руководитель Центра социологии образования, науки и культуры Института социологии РАН Давид Константиновский. С их мнениями можно будет познакомиться сразу после региональных новостей.

Диктор: Острая нехватка мест в детских садах спровоцировала 17 родителей из разных регионов России начать голодовку с требованием решить возникшую проблему. Родители требуют от властей до 2012 года выплачивать компенсации, равные бюджетным расходам на содержание ребенка в саду. О желании принять участие в акции заявили еще 75 человек.

Мэр Томска Николай Николайчук подписал указ о награждении выпускников школ города, сдавших ЕГЭ на 100 баллов. Отличники получат именную стипендию от администрации Томска в размере 20 тысяч рублей.

Студенты МГУ считают преждевременным переход на двухуровневую систему образования. Таковы данные опроса, проведенного на юрфаке МГУ. Более 70% студентов и 60% абитуриентов сообщили, что предпочли бы возможность получить диплом специалиста. Эксперты разделяют мнения студентов, считая, что выпускникам юрфака со степенью бакалавра будет значительно сложнее найти работу, чем выпускнику-специалисту. Тем же, кто решит продолжить обучение, необходимо будет самостоятельно искать источники финансирования, так как число бюджетных мест в магистратуре крайне ограничено.

Президент призвал российские регионы активнее оказывать поддержку профтехучилищам. Российская система среднего и специального образования была разрушена в 90-е годы, и сейчас требуются средства для ее восстановления в новых условиях. Президент признался, что когда он курировал нацпроект «Образование», он ездил по стране и агитировал губернаторов и местный бизнес вкладывать средства в развитие ПТУ, так как из Москвы решить этот вопрос невозможно.

Тамара Ляленкова: Это были региональные новости образования. В сегодняшней программе мы обсуждаем плюсы и главным образом минусы проекта федерального стандарта основного общего образования. Прежде чем обратиться к общественной экспертизе, наверное, стоит уточнить, что такое стандарт вообще, и в чем принципиальное отличие нового проекта? Рассказывает представитель Департамента общего образования Министерства образования и науки Лариса Шмелькова.

Лариса Шмелькова: Федеральный государственный образовательный стандарт представляет собой систему трех требований: требования к результатам освоения основной образовательной программы, требования к структуре основной образовательной программы и требования к условиям реализации основной образовательной программы. То есть вот эта система требований и представляет современный стандарт. Если говорить о федеральном государственном образовательном стандарте, то, согласно приказа Министерства образования и науки Российской Федерации номер 373 от 7 октября, стандарт вступает в силу с 1 января 2010 года. Но согласно 309 федеральному закону, образовательные учреждения имеют право принимать по действующим государственным образовательным стандартам до 31 декабря 2010 года. Таким образом во всех образовательных учреждениях стандарт вступит в силу с 1 сентября 2011 года. Но ремарка: по мере готовности тот же самый 309-й закон позволяет образовательным учреждениям начать его реализацию уже с 1 сентября 2010 года. Обязательно во всех образовательных учреждениях через год. Поскольку утвержден стандарт начального общего образования, то сейчас действительно разработана примерная основная образовательная программа начального общего образования. Она была разработана ко 2 февраля 2010 года, когда состоялось совещание руководителей субъектов Российской Федерации, где эта программа обсуждалась, затем во все регионы была эта программа направлена с тем, чтобы они могли поучаствовать в соответственно завершенном варианте. Были получены из всех субъектов замечания и предложения, разработчиками они учтены. И сейчас действительно корректировка завершена, и сегодня данный документ передан в Департамент общего образования. То есть в ближайшие дни он будет размещен на сайте.

Тамара Ляленкова: Итак, по словам представителя Министерства образования и науки, процедура пройдена, скоро будет опубликована примерная программа, которая дополнит и отчасти объяснит содержание нового стандарта общей школы. Почему-то апробации этой программы проведено не было. Председатель комиссии Общественной палаты Российской Федерации по развитию образования Ярослав Кузьминов.

Ярослав Кузьминов: Вводится буквально с колес. Если мы вспомним Единый госэкзамен, вокруг которого столько копий сломано, апробировался семь лет в масштабах эксперимента, постоянно в него вносились некие исправления. Единый госэкзамен касается формы аттестации, ее можно очень легко изменить и на систему образования он оказывает несравненно меньшее воздействие, чем обсуждаемые нами сейчас документы. Мне кажется, что это просто авантюристическая политика. Да, мы сильно отстали от других стран в обновлении своей школы. Но если мы стандарт, практически не обсужденный, собираемся сейчас в том же темпе в 2012 году отправить в общеобразовательную школу, а ведь здесь речь идет о достаточно существенных модификациях, то будет одно из двух: или возникнет просто профанация тех инноваций, которые туда заложены, или мы де-факто сделаем второе издание той школы, которая есть сейчас, слегка перекрашенная, украшенная новыми словами. Мне кажется, что это очень опасная ситуация, очень опасная практика. Мне кажется, что у нас получилось не очень удачное скрещивание ежа с ужом, то есть компетентентского подхода, содержательного подхода. Я вот сейчас еще раз посмотрел на ряд предметов, которые там описаны, предметных областей. Знаете, понять, о чем идет речь, я сумел в случае математики. Математики все-таки не дались, и что-то свое там прописали. Ни физика, ни биология, ни химия, я сознательно беру не обществоведение, не знамо что должно там быть в пятом классе, а абсолютно устоявшиеся в школе предметы. Что такое компетенция? Это называется умение производить вычисления с помощью аппарата тригонометрической функции. Что такое содержание? Понятие этой тригонометрической функции. Я огрубляю, но понятно, о чем идет речь. Или с шашечками, или доехать, но что-то одно получается. Но в конечном счете что-то выходит. Я взял биологию. Там целая страница про биологию. Из них какие-то намеки или на компетенцию, или на содержание есть в пункте номер 2, который звучит так: формирование первоначальных систематизированных представлений о биологических процессах, явлениях, закономерностях, их роли в жизни организмов и человека, овладение понятийным аппаратом биологии. Остальные пять пунктов, могу зачитать на выбор один из остальных пунктов: освоение приемов оказания первой помощи, рациональная организация труда и отдыха, выращивание и размножение культурных растений и домашних животных, ухода за ними, проведение наблюдений за состоянием собственного организма. Комментарии нужны?

Теперь давайте встанем на позицию разработчиков примерных программ, которые есть прерогатива субъектов Федерации. Вот эти несчастные люди встанут перед вопросом: а в чем предметное содержание по пункту 2? То ли его на примере зоологии одной? Можно же все это сделать на примере одной зоологии? Да легко. То ли про генетику детям рассказывать. Тоже вполне можно с этого дела выиграть. То ли просто все сведем к физической антропологии человека, благо нам предлагают на примере собственного организма это изучать. Друзья, мы верим в то, что в нашей стране так будет? Да никогда. А что это значит? Это значит, к сожалению большому, на этой основе все воспроизведется сообразно существующим учебникам. Вот таким стандартом мы фактически отказываемся даже от направления развития школы в рамках крупных предметных блоков. Мы даже не говорим, а куда надо сдвигать тематическое содержание этих предметов? Мне кажется, это очень неудачная методика – стандарт. Ведь на это деньги затрачены довольно большие. И мне кажется, что по целому ряду направлений просто надо садиться и делать заново.

Тамара Ляленкова: Это было мнение Ярослава Кузьминова. Ряд недоумений по поводу проекта стандарта общего образования продолжит учитель сельской школы из Вологодской области Александр Цинман.

Александр Цинман: Я работаю в небольшой сельской школе в Вологодской области. Поэтому рассматриваю вот этот документ именно с точки зрения практики. Что сразу бросается в глаза? Для меня стандарт должен быть как дважды два четыре, что-то четкое, однозначное. Я открываю документ, и сразу первое впечатление – моральный кодекс строителя коммунизма, какие требования здесь к ученику предъявляются. Все замечательно. Поэтому вопрос: а как мы на практике сможем проверить реализацию большинства изложенных здесь очень красивых положений. Здесь сказано: не подлежащие итоговой оценке, дальше перечисляются пункты, и здесь по результатам мониторинга. Ну, не знаю, какой мониторинг будет определять чувство патриотизма у учеников, как это все мы будем делать.

Следующий вопрос: очень много внимания уделяется не столько чисто образовательным, сколько воспитательным моментам. Оно, конечно, неплохо. Но у нас, особенно в сельских школах, начали сокращать должности. Кого в первую очередь? Заместителей директора по воспитательной работе, социальных педагогов, организаторов детского движения, то есть тех, кто вот этим всем как раз в первую очередь и должен заниматься. Сколько программ должно быть, перечислено, сколько программ. А кто эти программы на практике будет разрабатывать? Если в сельской школе небольшой сейчас ведут, что останется один директор, кроме учителей. Теперь следующий момент. Положение учителя здесь почти никак не затрагивается. А ведь если делать все, что здесь предусмотрено, если делать это хорошо, требования к учителю очень возрастают.

Тамара Ляленкова: Это был Александр Цинман. Перечень замечаний после главных новостей образования продолжит директор Красноярской университетской гимназии Елена Чиганова.

Диктор: С 8 по 19 июня около 60 тысяч выпускников школ будут сдавать единый госэкзамен в дополнительные сроки. Воспользоваться своим правом смогут те, кто по уважительной причине не сдал ЕГЭ в первый период. Участники госэкзамена смогут узнать свои результаты через шесть-восемь дней после проведения экзамена.

С 2012 года во всех российских школах будет введена система электронных дневников и журналов оценок, заявил глава Минобрнауки. По словам Фурсенко, программное обеспечение в настоящее время тестируют около 30% школ.

Ключевыми факторами переаттестации учителей должны стать компьютерная грамотность и владение новыми компьютерными технологиями, - заявил президент Дмитрий Медведев. Однако право предъявлять новые требования к учителям государство сможет только в том случае, если даст им возможность овладеть новыми технологиями.

С 2011 года школьники некоторых российских регионов смогут сдавать ЕГЭ через интернет, - заявил министр образования Андрей Фурсенко. Главной проблемой нововведения будет сохранение конфиденциальности экзаменационных заданий. Работа над реализацией проекта идет совместно с Министерством связи и массовых коммуникаций. Отметим, проведение ЕГЭ сопровождается чередой скандалов, связанных с попаданием экзаменационных вариантов в сеть интернет как непосредственно во время сдачи экзамена, так и накануне испытаний.

Тамара Ляленкова: Это были главные новости образования. Мы продолжаем изучать новый стандарт общего образования. Официальный эксперт директор Красноярской университетской гимназии «Универс» номер 1 Елена Чиганова.

Елена Чиганова: Одной из отличительных особенностей данного документа является его возрастная пристанность. Участвуя в качестве одного из экспертов, мы отметили некоторые дефициты. Например, неоднородность не учитывается, 5-й, 7-й, 9-е классы. В основном говорится о предметных результатах и практически не учитываются возрастные результаты. Непонятно, как следующая ступень, подростковая ступень опирается на результаты предыдущей начальной школы. Известные две дилеммы. С одной стороны, школа образовывает, и тогда организация школы является вторичной по отношению к ее содержанию и внешней по отношению к ребенку. И содержание, и организация школы – это то, что приходит из культуры. И возраст определенным образом сопротивляется. И образование это сопротивление преодолевает.

Есть вторая дилемма, когда школа – это место взросления, это условия взросления. И тогда все пространство школы центрируется на вот этом понятии взросления, центрируется на взрослении. На наш взгляд, по первому пути мы уже шли, и тогда очень интересно посмотреть возможности второго пути. И если попытаться посмотреть последствия каковы, если мы идем по первому пути, то это означает, что между взрослым и ребенком разноязыкость устанавливается или противопоставления. По второму пути, часто очень употребляется метафора, как в театре, пьеса написана, но пока она не представлена зрителю, мало что становится понятным. В ситуации, если взаимодействие выстраивается, то происходит встреча взрослого и ребенка. И там уже основная ведущая деятельность имеет возможность построиться. Я, переходя от призывов к конкретным предложениям, они заключаются в следующем. На наш взгляд, необходимо учитывать специфику ступени возрастной, которая задается другим типом отношений взрослый – ребенок. В стандарте названо, что он деятельностного подхода. Поэтому нужно обозначать виды деятельности. И тогда будет видна специфика отношений другая по отношению к начальному, динамика форм учебных занятий, на наш взгляд, тоже должна быть показана. И это возможно сделать, по-моему, при возможностях учебного плана. Ну, и, конечно, инфраструктурные особенности.

Тамара Ляленкова: Другой официальный эксперт, на чей суд был предложен проект стандарта, Московский институт открытого образования. Рассказывает его ректор Алексей Семенов.

Алексей Семенов: В качестве представителя организации я хочу сказать, что стандарт уже рекомендован к доработке, то есть он принят за основу, как это было со стандартом начальной школы, во многом аналогичном. В нашем заключении имеется более 20 пунктов, перечислю некоторые. Основное, вокруг чего концентрируется, структурируется стандарт, это так называемое понятие основной образовательной программы образовательного учреждения. Но надо сказать, что речь идет о программе образовательного учреждения и еще о примерной основной образовательной программе. На самом деле, в документе происходит некоторая путаница. И это может вызвать довольно серьезные конфликты в образовательных учреждениях, в органах управления образования и так далее. Дело в том, что многие требования, которые в стандарте предъявляются, на самом деле требования к примерной программе. А должны они быть требования к программе, которую разрабатывают образовательные учреждения. Кроме того, там не упоминаются другие документы, которые должны разбираться на разных уровнях. И, наконец, мы считаем, и это обсуждалось, и вчера я получил от Министерства подтверждение этой точки зрения, которая не выражена явно в стандарте, но Министерство ее придерживается, что возможно несколько программ. Задача Министерства – представить директору школы хотя бы одну примерную образовательную программу. Но примерных образовательных программ может быть несколько. Рекомендуется, в частности, по этому документу, который я цитирую, соответствующую методику расчета финансирования образовательных учреждений и так далее тоже представить. Еще одно положение, что во многом текст стандарта буквально совпадает с текстом стандарта для начальной школы. Я думаю, что эту ситуацию надо прояснить. То есть там, где имеется в виду ровно одно и то же, нужно писать ровно одними и теми же словами. Там, где имеются в виду разные вещи, нужно эту разницу явно выделить и подчеркнуть. Скажем, если мы и там требуем патриотизма, и там патриотизма, так и написать. Если в одном месте требуем патриотизма, в другом месте развития патриотизма, давайте напишем, там будет развитие. С другой стороны, имеется некоторое отличие началки от основной школы. Скажем, там выпал некоторый блок деятельной характеризации условий, один из конструктивных блоков, занимающих всего одну страницу, вряд ли это из-за соображения объема, а на самом деле он реально полезен школам и органам управления образованием. С другой стороны, остался вот этот абзац: образовательные учреждения, самостоятельные за счет выделенных бюджетных средств и привлеченных в установленном порядке, должны обеспечить оснащение. А абзац этот или не означает ничего, или отличается от других абзацев. Например, не говорится, что образовательное учреждение должно платить зарплату учителям и должно обеспечить ремонт здания. А здесь вдруг говорится, что учреждение должно само оснащать себя. Это вызывает некоторые опасения, чем бы это могло кончиться.

Тамара Ляленкова: Это было мнение ректора Московского института открытого образования Алексея Семенова. Любовь Духанина, президент образовательного холдинга «Наследник», считает, что текст государственного стандарта должен быть понятен не только профессионалам, но также родителям и ученикам.

Любовь Духанина: Конечно, документ должен быть написан языком, который одинаково понятен ребенку, учителю, родителю. А я бы добавила, и суду. Почему суду? Не надо забывать, что все-таки бюджет образования фактически формируется из денег налогоплательщиков. И наши налогоплательщики, осваивая свои права, достаточно быстро придут в суды и начнут требовать вообще компенсации за некачественную образовательную услугу. А мы это уже видим по результатам мониторинга ЕГЭ, когда родители задают такие вопросы: каким образом и с кого я должен потребовать вообще все компенсационные выплаты для себя? И этот вопрос очень важен. Поэтому все, что написано в стандарте, должно быть не просто декларативным, а должно быть понимаемым и с точными критериями.

Тамара Ляленкова: Это важно еще и потому, что стандартом регламентируется набор бесплатных уроков и дополнительных занятий. Учитывая переход на государственное субсидирование школ, этот документ становится единственной гарантией определенного уровня образования.

Во второй части программы мы продолжим знакомство с проектом федерального стандарта основного общего образования. Напомню, что этот стандарт разрабатывался Институтом стратегических исследований в образовании Российской академии образования под руководством Любови Кезиной, в прошлом председателя Комитета образования правительства Москвы, и Александра Кондакова, генерального директора открытого акционерного общества издательства «Просвещение». Перед авторами стояла сложная задача – сместить традиционную для России ориентацию на накопление знаний в сторону приобретения школьниками компетенции, то есть умения использовать эти знания. Удалось ли им это – рассказал ректор Московской Высшей школы социальных экономических наук Павел Каспржак.

Павел Каспржак: Я хочу начать с анекдота. «Автоваз» обанкротился, а купил его «Мерседес-Бенц». Приехал генеральный менеджер «Мерседес-Бенц» к генеральному менеджеру «Автоваза», тот говорит: «Ничего у вас не получится». «Ха-ха!» Снесли весь «Автоваз» под ноль, завезли кирпичи, с рабочими из Германии поставили германское оборудование, открывают, приглашают менеджера «Автоваза», открываются ворота, выезжает ВАЗ-2106. И генеральный менеджер «Автоваза» говорит генеральному менеджеру «Мерседеса»: «Вот видишь, я же тебе говорил, - место гиблое!» Вот, строго говоря, стандарт – это гиблое место российского образования. Ровно столько лет, сколько я себя знаю и ощущаю как более-менее сложившегося педагога, идет дискуссия о стандарте.

Стандарты бывают двух видов: стандарт централизованных систем управления, стандарт децентрализованных систем управления. Стандарты централизованных систем управления задаются через учебные планы и программы, децентрализованных – через результаты и условия его движения. Объектом стандартизации в централизованных системах является содержание учебных программ, объектом стандартизации в децентрализованных – нормированное ожидание. То есть возможные результаты при этих условиях. Италия, Франция, Япония - слева, США, Великобритания, Австралия – справа. Мы где – возникает у меня вопрос. А мы посередине. Мы в этом стандарте попытались сделать и то, и другое. Как следствие, прогнозируется результат, что по логике не получится ни первого, ни второго.

Второй миф или второе лукавство, которое сделали авторы, представив этот стандарт. Они все написали, кроме часов. А ведь возникает вопрос, сколько предметов и за сколько часов будет пройдено. Стандарт не решил проблемы недоперегрузки. Это я вчера придумал и очень ей горжусь. И если посмотреть годовую нагрузку наших школьников, то она составляет 75,1% относительно развитых стран. Откуда? У нас 45 минут – урок, везде – час или 50 минут. Дальше, у нас самые длинные в мире каникулы, самое большое количество праздников. Что из этого следует? Из этого следует, что если посмотреть погоду, то мы недогружены. Эта проблема не решена. Если смотреть по неделе, то мы самые перегруженные. Нормально для вас, выбрал семиклассника. У нас 34 часа в неделю, а вот, например, во Франции – 27. Ничего себе, значит, здесь все в обратную сторону. Поэтому наши дети ходят зеленые, а в сентябре приходят ничего не понимающие. Этот стандарт даже не обсуждает этого вопроса, просто не обсуждает. Что из этого следует? Из этого следует: сила предмета осталась непоколебимой. В России в седьмом классе от 12 до 15 предметов предполагается, что будет, не говоря о том, что вариативного компонента никакого не предполагается, он стыдливо вынесен на субботу, тогда как в США – 7-9. и все решается только в предметной логике. Смотрите, какие были инициативы. Сталинская Логика, горбачевская Этика и психология семейной жизни, ельцинская Экономика и право, путинское ОБЖ и НВП, теперь медведевская Религия. За счет чего? За счет других предметов. Перегрузка – только лекционная система, потому что материала осталось ровно столько же. Средняя недельная нагрузка при этом у нас – 2,52 на предмет, а в США – 3,63. А что вы тогда говорите про Вторую мировую войну? Я посмотрел примерную программу на том же сайте. Там в девятом классе рекомендуется на Вторую мировую войну от пакта Молотова-Риббентропа до разгрома Японии 6 часов. И чего вы хотите после этого? Вы скажете: давайте больше часов на историю. А за счет чего? Количество предметов сокращать надо.

И распределение учебной нагрузки по областям. Мы же бедные, мы же говорим: физкультуру нам давай, технологию, искусство, стандарты по ним пишем. Хочу вам заметить, что практически во всех странах стандартов по этим предметам нет. И они вынесены за сетку. И технология идет как кружки, искусство идет как кружки, а спорт идет как секции. И только так можно решить эту проблему. Мы открываем стандарт основной школы и видим ВАЗ-2106. Плюс имитация предметов по выбору, потому что только при шестидневной нагрузке они появляются. А семиклассника не заставишь идти. И отсутствие национального регионального компонента, я прошу прощения, но это ход к развалу страны, потому что представьте себе Татарстан, Якутию, Кавказ без национально-регионального компонента.

Тамара Ляленкова: Так считает ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Павел Каспржак. В Российском государственном университете имени Герцена также внимательно изучали стандарт. Я беседую с профессором педагогики Еленой Пискуновой.

Елена Пискунова: Поменялось очень многое. Вопрос в другом – корректно ли то, что сейчас написано в стандарте, то есть понятно ли оно вообще педагогам, учителям, директорам. И совершенно, конечно, непонятно ни родителям, ни учащимся. То есть там есть некая попытка отойти от прежнего знаниевого подхода, когда четко написано, какие произведения нужно прочесть, какие законы по физике нужно знать. Но сейчас написано очень неконкретно и некорректно, я бы сказала. Потому что предметное содержание, которое утратить невозможно, оно куда-то исчезло практически по всем предметам.

Тамара Ляленкова: Собственно, вот этот был ажиотаж по поводу того, что образование станет платным хотя бы частично среднее образование, и единственная гарантия при новом государственном субсидировании – это, собственно говоря, вот эти стандарты – это гарантия того, на что может рассчитывать юный россиянин, это то, что ему должны дать. Можно понять из этих стандартов, на что он имеет право?

Елена Пискунова: На самом деле, этот текст, который мы читаем и обсуждаем сегодня, не выражает ни ту позицию, ни эту. То есть я имею в виду, что когда журналисты, они были, пожалуй, самыми активными участниками дискуссии, говорили о трех предметах, и остальные – бесплатные, такого нигде не написано, как, впрочем, не написано и другого, что именно должно гарантироваться. Потому что ни бюджетирования времени, каких-то временных ресурсов, ни по образовательным областям, ни по предметам в этом тексте нет, к сожалению. Более того, если говорить об индивидуальном образовательном маршруте, безусловно, это просто требование дня. И без этого, мне кажется, и учителя, и ученики задыхаются в рамках этих обязательных программ. Тоже очень слабо, сомнительно прописано, потому что очень невнятно. И если это остается на субботний день, на шестой день недели, то весьма проблематично мне представляется, что современный семиклассник в современных условиях пойдет этим заниматься. Нужно ведь еще и учитывать готовность школы предложить те курсы, которые будут явно, с одной стороны, необходимы, с точки зрения государственных интересов, воспитания личности школьника, всех замечательных вещей, а с другой стороны, были бы интересны тем самым семиклассникам, на которых рассчитаны.

Тамара Ляленкова: Насколько я поняла, когда обсуждали стандарты начальной школы, которые уже приняли, говорили о том, что там есть внутреннее пространство для движения, для свободы педагогов, для понимания. Другое дело, как какой педагог эту свободу использует. Здесь привычка слушаться и следовать той инструкции, которая, собственно говоря, является стандартом. В этих стандартах та же самая история.

Елена Пискунова: Ну, вы знаете, нельзя сказать, что здесь дана очень большая свобода, потому что, с одной стороны, в части, допустим, содержания действительно написаны очень общие вещи, но тем не менее есть содержание учебной программы, программы по учебному предмету, где все достаточно хорошо регламентировано. И мне кажется, что педагог остался в прежних условиях, ему свободы особой не дают, в отличие, например, от английского педагога, когда национальный учебный план тоже дает только рамки. Но в учебной программе, например, написано слово Диккенс, а изучается он в течение полугода. Это вот свобода. И тем не менее, мы очень хорошо знаем, что в Великобритании тоже идет национальное тестирование, как у нас Единый государственный экзамен, но, в отличие от нас, уже в течение нескольких десятилетий. То есть здесь о свободе педагога говорить достаточно проблематично пока на сегодняшний день. Но нужно ведь учитывать еще и другое – готов ли педагог к этой свободе. Ведь нельзя просто открыть двери, нужно хотя бы дать направление, хотя бы показать, куда идти. И в связи с этим мне, например, очень тревожно читать эти требования к повышению квалификации педагогов – 72 часа каждые пять лет. Предположим, сегодняшний какой-то учитель, а их будет, как минимум, пятая часть из работающих сегодня в школе, он придет на повышение квалификации через пять лет. А стандарты когда будут введены? К следующему сентябрю. Что это будет в системе образования? Очень тревожно на самом деле.

Тамара Ляленкова: Какие претензии, замечания были высказаны институтом к этим стандартам основным?

Елена Пискунова: Основные замечания, конечно, касались части содержания, как оно обозначено. Вот эти очень общие характеристики, где, с одной стороны, в истории, мне кажется, например, вообще пропало предметное содержание. Тот текст, который дан в общей части, ты можешь его применить, мне представляется, я, конечно, прошу прощения, я не историк, я закончила факультет иностранных языков, но ты можешь их применить и к праву, например, то есть в области социальных наук к любому школьному предмету. И особо ничего не поменяется. Мне кажется, я здесь уже буду ближе к своему образованию, в области филологии. Почему-то вдруг всплывает, что он должен обязательно производить анализ слова. А анализ предложения? Например, текст. Тексты у нас есть в русском языке и в литературе. Но опять-таки, то, что проверяет «Пиза», и в чем мы показали очень плохие результаты – наши не умеют читать тексты разного жанра, потому что график – это по большому счету тоже текст, он тоже несет информацию. Я уже не про графики, но хотя бы текст публицистический, научный, научно-популярный, литературно-художественный и так далее. То есть дети их не различают, они их не встречают. Таких вещей очень много, на самом деле. Многие кафедры наши говорили о том, что четко не определены, например, условия преподавания именно этого предмета – музыки, например, или биологи. Обязательно должно быть оборудование для эксперимента биологии или необязательно? Обязательно должна быть в школе лаборатория химическая или физическая или необязательно? Вот такие вещи не прописаны. Это, конечно, очень важно.

Тамара Ляленкова: С выводами, к которым пришли преподаватели педагогического университета имени Герцена, познакомила Елена Пискунова. К экспертам Общественной палаты мы вернемся после зарубежным новостей образования.

Диктор: Верховная Рада Украины приняла закон, согласно которому, вводится обязательное образование для детей старшего дошкольного возраста. Таким образом, обучение детей будет начинаться с 5 лет. Аналогичный законопроект был принят на этой неделе парламентом Грузии. Согласно принятым поправкам, обязательное дошкольное обучение детей с 2011 года будет начинаться не с 6, а с 5 лет.

В Грузии издано пособие для учителей истории под названием «200 лет российской оккупации». Издание подготовлено Грузинским фондом гуманитарных и общественных исследований. Период российской оккупации Грузии, по версии пособия, начинается с 1801 года, когда император Павел Первый подписал указ о присоединении Картли Кахети к Российской империи. В российской историографии отправной точкой отношений принято считать 1783 год, когда по просьбе Грузии был заключен трактат о покровительстве и верховной власти России с объединенным грузинским царством Картли Кахети. Протекторат России на тот момент спасал Грузию от внешних врагов – турок и персов.

В Молдавии активисты группы за преподавание основ православия в школе начали сбор подписей в поддержку инициативы. Решение было принято, несмотря на запрет Высшей судебной палаты проведения республиканского референдума по этому вопросу. Председатель инициативной группы, экс-министр обороны Молдавии Валерий Пасат заявил, что, несмотря на смену правящей партии, политика государства в отношении религии не изменилась.

Тамара Ляленкова: Это были зарубежные новости образования. Рассказ об особенностях нового федерального стандарта для основной школы продолжают члены комиссии Общественной палаты по развитию образования, ректор Высшей школы экономики Ярослав Кузьминов, директора московских школ Любовь Духанина и Ефим Рачевский.

Ефим Рачевский: Он включает в себя три момента: это требования к условиям образования в школах, требование к результату и требование к процессу. Требования к процессу абсолютно не явственно звучат в этом стандарте. В следующий момент стандарт предполагает возможность измерения. Здесь, к сожалению, не заложена подобного рода возможность. А как все это будет мериться? А возможность измерения реалистична в том случае, если заданы какие-то критерии.

Ярослав Кузьминов: Сейчас в принципе в мире идет сдвиг в сторону компетентостных стандартов. Он далеко не закончен. И наша страна, конечно, традиционно относится к содержательным стандартам, традиция у нас такая. А здесь произошло вымывание содержания стандарта при том, что в компетентостном ключе тоже ничего не описано. Если вы откроете любой предметный раздел, вы сами это увидите. Поскольку этого нет, возникает феномен. Стандарт должен сопровождаться так называемой примерной программой. Но программа то примерна. Она не обязательна для субъекта Федерации. Это значит, что субъект Федерации, у них общее будет название – биология или физика. Вот математики немножко отбились, там что-то прописали. Во всех остальных разделах у нас будут несопоставимые между собой региональные системы образования. Региональные системы будут ориентироваться на существующие учебники. Это значит, что стандарт не играет своей ключевой роли, он не направляет развитие образования. Вот так оставив вне стандарта все содержание образования, мы фактически отдали на откуп издательствам и нынешним учебникам все будущее содержание образования. И это ключевая претензия к стандарту, который есть.

Любовь Духанина: Переход на новые стандарты требует колоссальных дополнительных вливаний, вложений. И поэтому цифра, конечно, большая.

Ефим Рачевский: Есть стандарт, и есть норматив финансирования подушевого, в каждом регионе, к сожалению, разный. Тем не менее, это есть.

Какие гарантии гражданин должен иметь? Не только количество часов, но и в каких условиях эти часы будут проведены, какой туалет, какой воздух. Здесь ограничиваться санитарно-гигиеническими нормами нельзя.

Ярослав Кузьминов: Как вы понимаете, коллеги, этот минимум – защита прав учащегося, с одной стороны, защита прав школы перед городской администрацией, она как раз регулируется стандартом. И в этом отношении этот документ совсем никуда не годится, потому что при отсутствующем предметном содержании можно объявить половину из нынешнего предметного содержания дополнительным образованием, которое будет предоставляться за плату. Примерная программа не является таким документом. Разумеется, создатели этого совершенно об этом не думали. Я не думаю, что они там думали о переводе на платное образование или на что-то еще. Но объективно этим закладывается такая возможность. Это очень опасная тенденция. И, конечно, на мой взгляд, стандарт должен включать в себя 2-3 примерных программы. Бессмысленно вообще без примерных программ стандарты рассматривать.

Ефим Рачевский: Есть варианты, учебный план, просто они не вошли в тело этого документа, и они еще не стали предметом обсуждения. Но они уже есть.

Ярослав Кузьминов: Сейчас общественность побузит по поводу вот этих слов, потом тихо выберет учебный план. То есть то главное, на что идет финансирование на самом деле.

Тамара Ляленкова: О финансово-экономических условиях рассказала Ирина Абанкина, директор Института развития образования Высшей школы экономики.

Ирина Абанкина: Какие плюсы? Конечно, сама идеология встроена в ту идеологию, которая сопровождает и другое законодательство. В этом смысле это некая децентрализация в управлении, передача значительной части полномочий самому образовательному учреждению, формирование, как например, идеологии Трудового кодекса, когда заменили в Трудовом кодексе позицию о том. что правительство устанавливает базовые оклады на то, что они могут устанавливать. Вот могут, да не установили. И вряд ли в ближайшем перспективе установят. Поэтому вслед за этим ни регионы, ни муниципалитеты тоже ни базовые оклады, ни разряды, вообще говоря, не установили, а полномочия по установлению закрепили для школы за муниципальным уровнем, для региона за региональным, для федерации за федеральным уровнем. То есть вот эта идеология децентрализации каждый за свое с предоставлением полномочий зашита и в этом документе. Стандарт тоже сделан на этой же идеологии. Есть полномочия, в соответствии с этими полномочиями разделяются те обязательства, которые есть. Поэтому если многим хотелось видеть некоторые требования к гарантиям, которые бы сопровождали финансово-экономические условия, так их там нету. И их невозможно искать, потому что это сделано в той логике, которая сегодня разворачивается во всех идеологиях. Точно так же связано это и с самими нормативами финансирования и методиками их расчета, поскольку сегодня это региональные и муниципальные полномочия, но не федеральные. Поэтому здесь никаких претензий к самой идеологии, которая предпринята, как бы предъявить вроде бы нельзя.

С другой стороны, это имеет тот риск, что это противоречит ожиданиям. Конечно, все ожидали там увидеть тот или иной перечень гарантий или требования к этим гарантиям, которые обязательно должны быть выполнены. Еще бы я отметила очень важный аспект, связанный с тем, что я считаю это очень большим позитивом – включение в основную образовательную программу, которая, безусловно, подлежит финансированию за счет именно бюджетов всей нашей бюджетной системы внеурочной деятельности. Вообще, расширение образовательной программы до той трактовки, которая там есть, - это действительно шаг вперед, там прописаны объемы этой внеурочной деятельности. Но тут опять-таки зарыта следующая собака, которая является риском. Каков механизм финансирования вот той самой внеурочной деятельности, если урочной считаем, коль урок – он в классе, и есть соответствующий механизм у программ и расчеты стоимости. А если внеурочная деятельность потому и внеурочная, что она не класс комплект, грубо говоря, то, конечно, таких простых прозрачных механизмов нет. Я думаю, это до сих пор остается нерешенным вопросом. Каким образом в той трактовке, которая есть в новом стандарте, возможно уже на методическом, несомненно, уровне продумать те методики и те принципы финансирования, которые бы обеспечили такое понимание основной образовательной программы, которая дана в этом стандарте? То есть опять таки сделан шаг вперед, но так как закон не раскрывает механизма, то дальше на следующий уровень, скажем так, разработок, а именно методики и по этим методикам расчета ложится дополнительная нагрузка, но еще и некоторого принципиального характера, потому что расшифровка, что такое из себя представляет эта внеурочная деятельность, кем она осуществляется, как осуществляется, как там дети организовываются. И главное, что очень важно, каковы результаты этой внеурочной деятельности, которые так или иначе зафиксированы. И еще я хотела бы отметить все-таки, что в стандарте есть плюс, связанный с тем, что требование есть и к инвестиционным расходам. Все-таки то, что стандарт не замораживается в такой текущей деятельности, а подразумевает развитие внутри себя самого, что очень важно, и в том числе инвестиционные расходы, сопровождающие развитие, оснащение и так далее, мне кажется тоже это плюсом. Но опять таки здесь есть этот момент, связанный с тем, что механизмов обеспечения именно инвестиционной составляющей тоже в стандарте, к сожалению, как бы нет.

Тамара Ляленкова: Так считает Ирина Абанкина. Справедливости ради надо заметить, что авторы стандарта имели возможность узнать пожелания рядовых граждан. Об этом рассказал руководитель Центра социологии образования, науки и культуры Института социологии Российской академии наук Давид Константиновский.

Давид Константиновский: На нас лежала обязанность собрать, изучить мнения, запросы, соображения всех участников образовательного процесса относительно того, что сейчас происходит в школе и относительно того, как они представляли себе вообще идеальную школу, нормальную школу, и что в ней надо было бы сделать. Эти результаты наши были в какой-то степени использованы. Я хочу сказать, что очень плохой стандарт не испортит нашу школу, а очень хороший стандарт ее не сильно во всяком случае улучшит. Дело в том, что, с моей точки зрения, с точки зрения социолога, школа – это саморегулирующаяся система. Она, как говорится в песне у Галича, не на облаке, она связана с обществом, она действует и по своим законам, и по тем законам, по которым действует общество. И в ней то, что происходит, это не определяется никакими постановлениями. Я однажды провел даже такой эксперимент, я построил такой график: на оси абсцисс я расположил разные постановления министерские и разные законы относительно образования, а на оси ординат – разные количественные показатели работы школы и вузов. И никакой связи между тем и другим я не обнаружил.

Тамара Ляленкова: Результатом своего исследования поделился Давил Константиновский. Безусловно, система среднего образования – и это не раз звучало в «Классном часе» Свободы, - одна из самых инерционных. И для того, чтобы изменить ее, требуются немалые усилия. Рекомендации по улучшению проекта федерального государственного образовательного стандарта общего образования давали: председатель комиссии Общественной палаты по развитию образования Ярослав Кузьминов, ректор Московского института открытого образования Алексей Семенов, директор Красноярской университетской гимназии «Универс» № 1 Елена Чиганова, учитель сельской школы из Вологодской области Александр Цинман, ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Павел Каспржак, Ирина Абанкина, директор Института развития образования Высшей школы экономики, профессор Российского государственного педагогического университете имени Герцена Елена Пискунова, директора московских школ Любовь Духанина и Ефим Рачевский, руководитель Центра социологии образования, науки и культуры Института социологии РАН Давид Константиновский.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG